16+
Вторник, 19 февраля 2019
  • BRENT $ 66.15 / ₽ 4359
  • RTS1173.64
18 января 2019, 16:44 Право

«Фантасмагорические» показания свидетеля в деле «Седьмой студии»

Лента новостей

Защита пыталась поймать на противоречиях юриста Валерия Педченко, ставшего первым свидетелем обвинения по громкому делу, но тот уходил от вопросов, как профессионал. У Серебренникова к нему вопросов не нашлось — разве что к «его совести»

Кирилл Серебренников.
Кирилл Серебренников. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

В Мещанском суде Москвы продолжился допрос первого свидетеля обвинения по уголовному делу «Седьмой студии» — о хищении 133 млн рублей бюджетных средств в ходе театрального проекта «Платформа». Защита пыталась подловить Валерия Педченко, рассказавшего, как обналичивали деньги, на противоречиях в показаниях — в суде и на следствии. Главный фигурант дела — режиссер Кирилл Серебренников — задавать вопросы ему не стал. «У меня есть вопросы к совести товарища Педченко, но к нему самому — нет», — сказал режиссер.

Накануне, 17 января, Педченко, юрист и бывший адвокат, поведал, что занимался обналичиваем денег по просьбе тогда еще главного бухгалтера «Седьмой студии» Нины Масляевой, признавшей вину и заключившей сделку со следствием. С ней он познакомился в 2011 году, когда та работала в театре «Модерн». Сам Педченко тогда был адвокатом и оказал юридическую помощь худруку Светлане Враговой, когда к ней пытались предъявить претензии по поводу нецелевого расходования бюджетных средств. В итоге все закончилось благополучно: полиция в возбуждении дела отказала. Когда через полгода Масляева перешла на работу в «Седьмую студию», то вспомнила про полезного знакомого.

По просьбе Масляевой Педченко нашел человека — некоего Дорошенко, через фирмы которого «прокачивались» средства, выделяемые на «Платформу». До этого Масляева использовала для обнала подставные фирмы своего любовника — индивидуального предпринимателя Синельникова, сказал свидетель. Однако через них прошло слишком много денег, и она боялась, что это будет выглядеть подозрительно, поэтому Масляева решила найти кого-то еще.

Сам Педченко уверял, что фактически работал курьером: за 30-40 тысяч рублей в месяц он забирал у Дорошенко деньги и за вычетом оговоренных процентов отвозил наличность в «Седьмую студию». При этом в суде свидетель заявил: Кирилл Серебренников якобы был в курсе разработанной схемы и ни одна копейка в «Седьмой студии» не тратилась без согласования с ним. Перед тем, как начать использовать подставные фирмы, состоялась встреча с режиссером. На ней автор «Платформы» поинтересовался о надежности компаний и дал добро.

Проблески в памяти и совместный бизнес

Первоначально, на следствии, свидетель об этой встрече не сообщил. Это позволило защите усомниться в правдивости его показаний. К тому же выяснилось, что с Масляевой у Педченко был общий бизнес: медицинская клиника «Намасте», созданная в период «Платформы» и, по всей видимости, на деньги с этого проекта.

Сам Серебренников настаивает, что отвечал лишь за художественную часть проекта, а финансами не занимался. Не признают вину и представшие с ним перед судом бывшая чиновница Минкультуры Софья Апфельбаум, экс-гендиректор «Седьмой студии» Юрий Итин и бывший генпродюсер Алексей Малобродский. Всем инкриминируется хищение путем мошенничества 133 млн рублей, выделенных в 2011-2014 годах на «Платформу».

Валерий Педченко сделал в суде еще одно скандальное заявление. Он сообщил, что большая часть денег шла на зарплаты руководству «Седьмой студии», а часть средств якобы была потрачена на покупку Серебренниковым квартиры в Берлине. Защита назвала это заявление ложью, ведь, согласно документам, недвижимость режиссер купил еще до начала выделения бюджетных денег под проект. К тому же про деньги на Берлин Педченко слышал с чужих слов: от продюсера Екатерины Вороновой и мог банально что-то не понять, считают адвокаты.

Ответы на неудобные вопросы

На заседании 18 января Валерий Педченко выступал без перерыва более двух с половиной часов. За трибуной он чувствовал себя уверенно. Наиболее каверзные вопросы защиты он либо просто опускал, либо советовал адресовать их экс-главбуху Нине Масляевой, а иногда прямо заявлял: свидетельствовать против себя он не намерен.

Защита не могла поверить, что Педченко довольствовался зарплатой курьера, ведь за несколько лет он вместе с Масляевой обналичил почти 90 млн рублей. «Выступая в суде, вы сказали, что не получали проценты. При этом Масляева говорила, что вы получали. Получается, Масляева вас оговаривает?» — спросил защитник Серебренникова Дмитрий Харитонов. Но свидетель посоветовал адресовать данный вопрос Масляевой. По словам Педченко, его не интересовало, доходили ли все обналиченные средства до кассы, но спектакли шли, люди работали, зрители приходили.

В ходе допроса всплыл еще один любопытный момент: со слов адвокатов, признавшая вину Масляева была очень щедра с Педченко. Так, она дала 100 тысяч рублей, чтобы его жена закрыла кредит на покупку автомобиля Renault, оплатила его отдых в Крыму, где проходил кинофестиваль.

«Известно ли вам, из каких средств Масляева дала вам эти деньги?» — спросил Дмитрий Харитонов. Педченко сказал, что не знает, а на вопрос, почему Масляева была так добра, предположил: «Может, в благодарность». По словам юриста, он повсюду возил главбуха после операции на коленях на протяжении полугода.

Впрочем, «не знаю» или «не помню» Педченко отвечал на многие вопросы защитников. От вопроса «в лоб» о том, обналичивал ли он бюджетные деньги, нарушая Уголовный кодекс, он ушел, как профессионал, взяв 51-ю статью конституции, которая позволяет не свидетельствовать против себя и своих родственников.

Кстати, если верить Педченко, адвокатского статуса он лишился в 2016 году за то, что не платил взносы в палату. Впрочем, многим присутствующим в зале это объяснение показалось сомнительным.

Сами подсудимые вопросы свидетелю почти не задавали. Так, Кирилл Серебренников заявил, что с ним не знаком. «У меня есть вопросы к совести товарища Педченко, а к нему самому — нет», — сказал режиссер.

«Десятки противоречий»

Бывший генпродюсер «Седьмой студии» Алексей Малобродский признался Business FM, что у него сложилось «фантасмагорическое» впечатление от показаний Педченко. «Ни одного слова правды, сплошная ложь. Я не был знаком с этим человеком, и слушать рассказы о наших «встречах», в которых нет ни одного слова правды, было бы забавно, если бы я не видел с какой серьезностью к этой необъяснимой лжи относится обвинение», — сказал подсудимый. Он считает, что в показаниях свидетеля, который, по его словам, лжет, десятки противоречий, и он «опровергает сам себя».

Защитница Софьи Апфельбаум Ирина Поверинова уверена, что объяснение тут простое: Педченко, преступивший закон, дал нужные следствию показания, чтобы самому не сесть на скамью подсудимых. «Будучи виноватым и совершая криминальные действия, он в угоду следствию постоянно что-то дополнял», — сказала адвокат.

Когда на процесс приедет сама Нина Масляева, пока не ясно. Это может произойти после того, как обвинение огласит все материалы дела, а может, и раньше: прокуратура держит все козыри в рукаве и не информирует о своих планах защиту. Всего по делу проходит 47 свидетелей обвинения.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию