16+
Среда, 27 марта 2019
  • BRENT $ 68.04 / ₽ 4382
  • RTS1229.96
11 марта 2019, 22:05 Право

«Мы не инквизиторы, не экспроприаторы». Как прокуроры изымали у полковника Сенина 380 млн рублей

Лента новостей

Суд обратил в доход государства имущество полковника ФСБ, который является сообщником полковника МВД Дмитрия Захарченко. Заседание растянулось на весь день

Дмитрий Сенин.
Дмитрий Сенин. Фото: УМВД России по Омской области.

Гагаринский суд Москвы обратил в доход государства имущество полковника ФСБ Дмитрия Сенина, имущество 13 его родных и знакомых, а также ООО «Апартс». Генпрокуратуре удалось доказать, что собственность на сумму более 380 млн рублей была нажита незаконным путем. Сам Сенин, который проходит по одному делу со знаменитым полковником Дмитрием Захарченко, на процессе не присутствовал: он объявлен в розыск.

В отличие от иска к полковнику Захарченко, лишившегося имущества на 9 млрд рублей за пять заседаний, слушания по иску к Сенину уложились в три дня. Назначенное на 11 марта заседание началось в 10 утра и продлилось 12 часов. Действия судьи, которая во что бы то ни стало хотела завершить процесс и не отпускала адвокатов на другие процессы, отказываясь отложить слушание, стало поводом для ходатайства защиты о ее отводе. Впрочем, его не приняли. В итоге прения сторон стартовали лишь в начале седьмого вечера.

Имущество на 380 миллионов

Представлявший интересы Генпрокуратуры генерал юстиции Сергей Бочкарев, как всегда, был эмоционален, а его речь изобиловала красочными выражениями и хлесткими эпитетами. Он просил удовлетворить иск Генпрокуратуры. Надзорное ведомство намеревалось изъять в доход государства более трех десятков объектов недвижимости, оформленных на 13 физических и одно юридическое лицо — ООО «Апартс» (владелицей фирмы является тетя бывшей жены полковника, гражданка Дании Галина Ван Дер Борг).

Речь шла о более чем трех десятках объектов недвижимости: 20 квартирах в Москве, Московской области и Сочи, трех земельных участках, нескольких машино-местах, а также пяти автомобилях: Ford Mondeo, Skoda Octavia, Lexus, Toyota Land Cruiser и Merсedes-Benz, зарегистрированных на Сенина и его близких. Кроме того, прокуратура просила возместить стоимость четырех проданных ранее авто. Общую стоимость всей собственности прокуроры оценили более чем в 380 млн рублей.

В числе ответчиков по делу проходили бывшая жена Дмитрия Сенина Ольга, его сестры Елена Сенина и Ирина Малолкина, теща Галина Сулеменко, моряк дальнего плавания Виктор Ягур (дядя жены Сенина), а также водитель Виктор Клуженков и бывший сотрудник Следственного управления СК на транспорте Иван Кожевников. По данным надзорного ведомства, имущество было обнаружено в ходе расследования уголовного дела Сенина, которого обвиняют в двух эпизодах взяточничества на общую сумму более 33 млн рублей и дезертирстве.

Прежде всего, Сергей Бочкарев попытался развеять миф о том, что государство собирается национализировать собственность простых граждан. По его словам, прежде чем обратиться в суд, прокуроры проверили, не являются ли ответчики добросовестным приобретателями. «Мы не инквизиторы, не экспроприаторы!» — сказал он, заметив, что к двум собственникам жилья, семьям Петуховых и Флеровых, претензии сняли. Остальные ответчики не смогли документально подтвердить доходы.

Иск прокуратуры был основан на статье 17 федерального закона № 230 «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих госдолжности, и иных лиц их доходам» (принят 3 декабря 2012 года), а также статье 8 закона «О противодействии коррупции». Первая регулирует порядок принудительного изъятия в доход государства имущества чиновников и членов их семей, законность происхождения которого не подтверждена. Вторая обязывает госслужащих предоставлять сведения о доходах. В соответствии со статьей 17 прокуроры имеют право обратиться в суд с просьбой обратить в доход РФ имущество госслужащих и их родных в случае, если те не смогут подтвердить их покупку на законные доходы.

«Концы в воду» и «битва интеллектов»

Бочкарев раскритиковал доводы процессуальных противников, которые утверждали, что Ольга Сенина была успешной бизнесвумен, занимаясь консалтингом и ремонтом квартир. «Позиция адвокатов в народе называется «концы в воду», — съязвил он. Бочкарев отметил, что Ольга Сенина не пришла в суд «рассказать о своей сверхприбыльной трудовой деятельности», хотя у нее была такая возможность. Прокурор был уверен: если бы женщина предстала перед судом, то «не смогла бы оправдаться и изобличила себя» в предпринимательской деятельности, которую вела лишь с «узким кругом лиц» и только на бумаге.

Бочкарев отмечал, что не явились в суд и подавляющее большинство других ответчиков, включая моряка Виктора Ягура. «Принцип «концы в воду» касается и его. История одна — иди, прокурор, ищи его где-то в Тихом океане», — заметил представитель прокуратуры. При этом он добавил, что Ягур приезжал в Россию, когда дело уже слушалось.

После этого Бочкарев обвинил адвокатов в «шулерстве» при представлении доказательств. «Это не оскорбление! В переводе с польского означает — «нечестный»! — пояснил он. — Однако мы не в игральном доме, а в доме правосудия. И колоды тут не тасуют, а представляют доказательства». Прокурор добавил, что выступает за «честный поединок — борьбу интеллектов», а не за «подтасовку документов и свидетелей». Показания последних он назвал не выдерживающими критики.

По словам прокурора, обращение надзорного ведомства в Росфинмониторинг, Бюро кредитных историй, Федеральную налоговую и Федеральную таможенные службы позволило установить, что у индивидуального предпринимателя Ольги Сениной не было материальных ресурсов для ведения трудовой деятельности, а ее муж, получавший зарплату в 165 тысяч рублей, жил на широкую ногу, «оплачивая водителя и гувернантку» и покупая один за другим автомобили. В ходе расследования его дела выяснилось: за полтора года семья Сениных потратила более 7 млн рублей только на облагораживание земельного участка в Новой Москве.

Ликвидация бизнеса

«Почему успешный бизнес Сениной прекратил существование?» — задал риторический вопрос прокурор и сам дал на него ответ: «Потому что, ни Иван Кожевников, ни работавший на него Виталий Бикбаев не занимались предпринимательской деятельностью. Они занимались обслуживанием денежных потоков Сениных. Был Сенин — были потоки. Не стало Сенина (убыл в неизвестном направлении), и потоки эти убыли в неизвестном направлении. Пришло время, и они как по команде самоликвидировались!» — не скрывал иронии прокурор.

Он вспомнил, что ранее и родные полковника Дмитрия Захарченко позиционировали себя как «суперуспешные сельскохозяйственные производители». «Но эту семью постигла та же участь: не стало Захарченко на свободе, не стало суперуспешного бизнеса и доходов», — напомнил Бочкарев.

По словам прокурора, все ответчики как по команде решили выставить имущество на продажу. Спешка эта возникла сразу после возбуждения в отношении Сенина уголовного дела, указал Бочкарев. По его данным, полковник Сенин «систематически» принимал меры по сокрытию доходов. Так, при обыске в одной из квартир были найдены порванные документы о лакокрасочной деятельности его жены Ольги Сениной и Ивана Кожевникова, а также ее дяди Виктора Ягура. Также сотрудник ФСБ скрывал свои банковские счета, на которых лежали «миллионы рублей», заявил Бочкарев.

Он отверг доводы представителей ответчиков о том, что их подзащитные не являются госслужащими, а потому не попадают под действие закона «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих госдолжности, и иных лиц их доходам». Прокурор подчеркнул, что данный закон позволяет применить его к любому лицу, совершившему коррупционное правонарушение, либо вовлеченное в его совершение.

«Люди живут в государстве, пользуются благами государства. Но закон уже для них не писан, а писаны понятийные вещи! Прошу исковые требования удовлетворить в полном объеме», — подвел черту под своим выступлением генерал.

Талантливая жена

В свою очередь, адвокаты ответчиков призывали суд иск отклонить. Наиболее красочной выдалась речь представлявшего интересы Дмитрия Сенина адвоката Николая Кулика. Он назвал доводы прокуратуры бездоказательными.

«Прокурор рассказал, какими все были хитрыми и коварными и на самом деле предпринимательской деятельностью не занимались», — начал он. Вместе с тем, уверял юрист, защита представила суду подтверждение того, что таковая имела место. Он отметил, что Сенин и его жена ежегодно декларировали имущество. И хотя полковник ФСБ зарабатывал не так много, как его жена, декларации гласили: Ольга Сенина располагала миллионами.

«В 2014 году доход его супруги составлял 5 млн 97 тысяч рублей, в 2015 году — 4 млн 189 тысяч рублей, а в 2016 году — 21,7 млн рублей. Это тот доход, который задекларирован и с которого уплачены налоги», — указал защитник. В том, что после возбуждения уголовного дела против Сенина его экс-супруга бросила «высокодоходный бизнес», он не видел ничего странного, ведь заниматься предпринимательством просто нереально после ареста счетов и имущества, указал адвокат.

Защитник счел несостоятельными аргументы о том, что бывший сотрудник СК Иван Кожевников и работавший на него Виталий Бикбаев (их фирмы были контрагентами индивидуального предпринимателя Сениной) не вели реальной деятельности. «Вы говорите, что Сенина не пришла. Но она предоставили документы, заплатила налоги. Почему она не пришла в суд? Может, не захотела с вами разговаривать, а может, ее просто никто не известил? — ответил прокурору защитник. — Вы говорите, что Сенин скрывал счета с сотнями миллионов рублей! Какими документами вы можете это доказать?»

Николай Кулик также подверг критике арифметику оппонентов: они взяли все машины Сенина, которыми тот когда-либо владел, сложили их стоимость и выставили ему счет. По словам Кулика, прежде, чем купить новое авто, его клиент продавал старое и покупал более дорогое, добавив кредитные средства. Покупка же всех машин Сенина проверялась кадровой службой ФСБ на предмет отсутствия коррупционной составляющей.

Николай Кулик настаивал, что многие ответчики просто не знакомы с его доверителем, а его оппонент «кривит душой». «Ведь на вопросы по конкретным доказательствам прокурор отказался отвечать», — заметил адвокат.

Представитель полковника признал, что Сенин действительно обвиняется в коррупции. Однако он заметил, что в деле нет данных о причастности кого-то из ответчиков к инкриминируемым ему эпизодам. «У меня нет уверенности, что будет установлена вина и самого Сенина», — заявил Кулик.

В завершение он почему-то сказал, что у полковника Захарченко была «другая ситуация»: «У него есть дети на стороне. У Сенина нет детей на стороне и задекларированный доход!» — привел неожиданный аргумент защитник. Он призвал суд иск Генпрокуратуры отклонить. Его позицию поддержали адвокаты остальных ответчиков.

Однако пробыв в совещательной комнате час, судья Анна Кочнева иск Генпрокуратуры полностью удовлетворила. Судья озвучила лишь вводную и резолютивную части судебного акта, не только изъяв имещество ответчика, но и обязав Сенина и его экс-супругу заплатить в бюджет стоимость четырех дорогих иномарок стоимоостью от 2,8 до 6,1 миллиона рублей. Представители ответчиков заявили, что считают данное решение неправовым и намерены подать на него апелляцию в Мосгорсуд. По закону они могут сделать это в течение месяца.

13 марта же в Никулинском суде начнется процесс по новому иску Генпрокуратуры к Дмитрию Захарченко. У бывшего сотрудника Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции и его экс-возлюбленных на этот раз хотят изъять имущество почти на полмиллиарда рублей.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию