16+
Понедельник, 22 апреля 2019
  • BRENT $ 72.01 / ₽ 4612
  • RTS1260.82
27 марта 2019, 13:22 Право

Песков: говорить о деле Абызова как о кампании против системных либералов — удел политологов и зевак

Лента новостей

Члены ОНК посетили экс-министра в ИВС. Задержание прошло максимально быстро, вежливо и корректно, рассказал им Абызов

Фото: Виталий Невар/ТАСС

Обновлено в 15:20

Версия о том, что дело Абызова — это кампания против системных либералов, — это удел политологов и зевак, заявил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, отвечая на вопросы Business FM.

Михаилу Абызову грозит до 20 лет тюрьмы. Экс-министр по вопросам Открытого правительства категорически отказался признать свою вину. 27 марта суд изберет ему меру пресечения.

Ранее сообщалось, что Абызова, который в последнее время якобы жил в Италии, задержали оперативники ФСБ в Москве, куда он якобы прилетел на день рождения бывшего коллеги. Имя не называется, но 26 марта был день рождения у Аркадия Дворковича. Как писал «Интерфакс», Абызова задержали прямо по дороге из «Внуково-3», куда он прилетел на частном самолете.

Адвокат Абызова Александр Аснис сообщил, что экс-министр Открытого правительства был задержан в своем доме в Подмосковье, добавив, что информация о задержании «на трапе самолета» не соответствует действительности.

Дворкович праздновал день рождения не в России, сообщил источник РИА Новости. В Международной шахматной федерации (ФИДЕ), которую возглавляет бывший вице-премьер, «Интерфаксу» сказали, что в настоящее время он находится за границей и в начале следующей недели планирует вернуться в Москву.

Журналисты спросили у Дмитрия Пескова, как в Кремле оценивают такие спецоперации силовиков в экономических делах.

— Что можно сказать относительно позиции Кремля по поводу задержания Абызова? Многих смущает сама форма задержания в виде спецоперации — кажется со стороны, что это такой тренд: Улюкаева заманивали в «Роснефть» и задержали, Абызов вывезен в Россию на день рождения друга.

— Почему он вывезен в Россию? Мне, честно говоря, неизвестно, что он был вывезен в Россию.

— Выманен, как пишут.

— Не читайте все, что пишут. У Кремля нет и не может быть никакой позиции по задержанию Абызова, здесь важна позиция следственных органов. Существуют определенные подозрения, определенные обвинения, они предъявлены официально. Только суд может признать Абызова виноватым в чем бы то ни было. Другой позиции здесь быть не может.

— Президент никак не выражал свое отношение?

— Нет, он не может выражать свое отношение, потому что любое отношение фактически было бы попыткой оказать влияние на работу следственных органов.

— Звучит довольно громкая версия, согласно которой идет кампания против так называемых системных либералов в органах власти: Гуриев, Улюкаев, теперь Абызов.

— Это удел политологов, околополитологов, наблюдателей и праздных зевак — высказывать все эти предположения. Тут я ничего не могу сказать.

— Президент регулярно на встречах с бизнесом говорит о том, что нужно снижать вовлечение силовых органов в экономические споры хозяйствующих субъектов. По обвинениям Абызова мы видим, что это тоже пока экономическое дело. Как это разнится с заявлением президента? Мы видим, что в очередной раз ФСБ вмешивается в эти самые экономические дела и споры хозяйствующих субъектов и ведет оперативное сопровождение.

— Вы говорите, что мы видим. Мы с вами ничего не видим. Разве вы видели материалы этого дела? Не видели. И мы тоже не видели. Это видели только правоохранительные органы. Поэтому так говорить абсолютно неправомерно, это скорее на грани каких-то эмоций и схоластики.

Представитель защиты опроверг информацию о том, что Абызова «выманивали в Россию» для привлечения к уголовному делу. «Абызов с момента отставки постоянно живет в России со своей семьей, только кратковременно уезжает в командировки за границу», — сказал Александр Аснис.

Антон Силуанов дал негативную оценку задержанию Михаила Абызова. «Суд разберется. Надеюсь, что все будет хорошо», — добавил первый вице-премьер.

Задержание Абызова прокомментировала Валентина Матвиенко. По мнению спикера Совета Федерации, это показывает, что неприкасаемых нет и в стране идет настоящая борьба с коррупцией.

«Корректно, уважительно, качественно» — так экс-министр Михаил Абызов прокомментировал работу оперативников ФСБ, 26 марта задержавших его в Москве. Сейчас бывший чиновник, которому официально предъявлено обвинение в хищении и выводе за рубеж 4 млрд рублей, находится в изоляторе временного содержания на Осташковском шоссе, сообщили побывавшие у него члены Общественной наблюдательной комиссии.

Всю ночь Абызова допрашивали и возили в автозаке по Москве. Конвой доставил его и еще четырех фигурантов дела в изолятор около четырех утра. Члены ОНК застали его лежащим на нарах с натянутым на голову капюшоном и укрывшегося курткой.

Сокамерники Абызова — задержанный за кражу рецидивист и обвиняемый в убийстве. Как пишет «Московский комсомолец», когда пришли члены ОНК, рецидивист ему сказал: «Мишань, ну что ты лежишь, встань, когда с людьми разговариваешь, неудобно ведь». В ответ Абызов только сильнее натянул куртку.

По словам членов ОНК, экс-министр всячески демонстрировал, что он в полном порядке, претензий ни к кому не имеет. Подробности Business FM рассказала обозреватель «МК», заместитель председателя Общественной наблюдательной комиссии Москвы Ева Меркачева:

— Встречались мы примерно в семь часов утра, доставили его около четырех в изолятор временного содержания, причем когда мы приходили, автозак еще стоял, никак не могли разгрузить весь этот ценный человеческий груз — обосновывали тем, что нет лишних сотрудников. Поэтому люди сидели в автозаке, в том числе Абызов, еще часа два с половиной, только потом их распределили по камерам. Когда мы зашли в камеру, Абызов сразу туда улегся, ему выдали матрас, одноразовое постельное белье, и быстренько клубочком сложился и стал пытаться заснуть. Он был одет в две куртки: одна очень легкая, он в ней и лег, а другую натянул на себя. Носочки у него веселые были, весь по-домашнему, капюшон он натянул на голову — человек, очень не похожий на чиновника, бывшего министра, показался нам одним из тех, кто очень часто попадает в ИВС.

— Утверждали, что его задержали, когда он ехал на день рождения.

— Про это он ничего сам не говорит, но видно, что одет он в спортивную одежду, ничего такого, что говорило бы о торжественности случая, нет. Ни галстука, ни смокинга.

— Он рассказывал про обстоятельства задержания?

— Он сказал, что все быстро, максимально быстро, эффективно, качественно, вежливо и корректно. Претензий никаких он не имел. Когда мы спрашивали, почему получилось так, что в четыре утра привезли в ИВС, допрашивали его до глубокой ночи, но это было с его собственного согласия, поэтому и тут тоже никаких замечаний к сотрудникам ни СК, ни ФСБ он не имеет.

— В каком он состоянии?

— Мне показалось, что ни о чем другом, кроме сна, он думать не может, поэтому он и с кровати даже не поднялся. Когда мы с ним разговаривали, он периодически выныривал из-под своей куртки, вставлял реплики, потом обратно заныривал. Очевидно, что контингент, который его сейчас окружает, ему непривычен. Один из соседей — мужчина в возрасте, он обвиняется в краже, как мы поняли из разговора, он уже не первый раз за решеткой, рецидивист. А второй обвиняется в убийстве, 105-я статья. Но, поскольку у самого Абызова помимо статьи 159 «Мошенничество» есть 210-я статья «Организация преступного сообщества», по закону содержаться вместе с людьми, которые обвиняются хоть в терроризме, хоть в убийстве, он может.

— Тут никаких нарушений нет?

— Нарушений как таковых мы не зафиксировали, не считая того, что их очень долго не выпускали из автозака, шла приемка. Некоторые фигуранты дела жаловались на то, что почувствовали себя плохо.

— Доступ адвоката к задержанному имеется?

— Никто из адвокатов на утро сегодняшнего дня к нему не приходил. Также никто еще передачи не передавал. Я не исключаю, что адвокаты не знали, пока мы не сообщили, в каком именно ИВС находится их подзащитный.

Защита считает, что уголовное дело в отношении Абызова — это результат «делового конфликта», и будет просить суд о мере пресечения, не связанной с заключением в СИЗО. Как пишет «Коммерсантъ», обвинение строится вокруг сделки по продаже четырех энергокомпаний. По версии СКР, структуры Абызова продали их за 4 млрд рублей при реальной стоимости около 180 млн. Адвокаты Абызова утверждают, что он и другие фигуранты дела считают сделку рыночной.

Как оцениваются такие сделки и почему разница в стоимости акций четырех компаний, проданных государству, двадцатикратная?

Константин СимоновКонстантин Симонов генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности «Я уверен, что в случае с Абызовым нанимались какие-то компании, которые формально делали аудит, дью-дилидженс, оценку стоимости, наверняка в эту сделку подложено какое-то заключение экспертов. Насколько они были честны, надо брать и пересчитывать. А как это делать и почему именно эти сделки? Давайте все сделки посмотрим и пересчитаем. Масса историй, продали, а потом говорят: ой, вы знаете, продали дешево. И только в истории с «Башнефтью» столько скелетов в шкафу до сих пор. Поэтому сегодня мы не можем сказать, что у государства есть какая-то внятная и прозрачная система отношения по поводу собственности. Это касается и ситуации, когда государство что-то продает. Хотя формально, да, есть эта процедура, но каждый раз, когда государство что-то продает, все равно государство не способно убедить нас в том, что оно делает это честно. Когда государство покупает, вообще еще больше вопросов, потому что вообще непонятно, зачем государство это делает. Или когда государственные компании что-то покупают, всегда есть подозрение, что они либо завышают эту стоимость и, соответственно, там есть какая-то коррупционная история с выводом денег, либо занижает, тогда есть история с политическим давлением, по сути дела, с рейдерским захватом. Поэтому давайте в целом поймем, что у нас происходит с государственным имуществом, как государство продает, покупает и как эта система выглядит, потому что она является непрозрачной. Потенциально, конечно, там есть элементы коррупции, и всегда можно обвинить в том, что что-то здесь не так, как в случае с Абызовым. Хотя я еще раз говорю, наверняка у него есть экспертное заключение компаний, которые делали оценку имущества, дью-дилидженс и все это насчитали. Но мы же тоже понимаем, на то и коррупция, чтобы такие заключения делались за банальные взятки».

Как считают в СК, с апреля 2011 года по ноябрь 2014-го Абызов, являясь бенефициаром ряда офшорных компаний, создал и возглавил организованное преступное сообщество, жертвами которого стали Сибирская энергетическая компания и «Региональные электрические сети».

Задержание Абызова спровоцировало спекуляции о его многолетнем судебном споре с Вексельбергом. Старое дело касается крупнейшей энергетической российской компании «КЭС-Холдинг» (в нынешнем деле против Абызова не фигурирует). Михаил Абызов в 2006 году ушел из РАО «ЕЭС», стал инвестором КЭС и получил опцион на 41% — это полмиллиарда долларов. Как пишет Forbes, в 2013-м Абызов попытался получить деньги, Вексельберг же платить категорически не хотел.

За два месяца до задержания Абызова Вексельберг подал в отношении него иск, пишет «Фонтанка». Прежние партнеры по энергобизнесу спорят за 500 млн долларов. Следствие нынешнее дело с этой историей не связывает.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию