16+
Воскресенье, 15 декабря 2019
  • BRENT $ 63.97 / ₽ 4024
  • RTS1501.42
15 мая 2019, 11:02 Политика
Актуальная тема: Антироссийские санкции

Зачем США очередной санкционный законопроект против России? Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Сергей Лавров и его американский коллега Майк Помпео 14 мая провели переговоры в Сочи, а после них глава Госдепа встретился с Владимиром Путиным. Российский президент выразил надежду, что отношения между странами теперь начнут меняться к лучшему

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Российский президент принял госсекретаря США в своей резиденции на берегу Черного моря. Переговоры продлились полтора часа, обсуждался контроль над вооружениями, возможная встреча Путина и Трампа на июльском саммите G20 в Японии и «очень коротко» санкции. В Кремле после встречи рассказали о «неплохом предметном разговоре» и «тактике малых шагов», в Госдепартаменте призывают «изменить траекторию отношений» и констатируют «позитивный шаг вперед». По возвращении в США Помпео встретится с главой Белого дома. Возможно ли потепление?

Конгресс США верен себе. Как только администрация Трампа проводит или намечает какие-то переговоры с Москвой, тут же появляется новая санкционная инициатива, тогда как пауза в контактах между двумя президентами, да и главами внешнеполитических ведомств, тянувшаяся с ноября прошлого года, совпала и с паузой в санкционной политике США. Прямо хоть не встречайся. В тот же день, когда госсекретарь Майк Помпео проводил в Сочи переговоры с Сергеем Лавровым и Владимиром Путиным, появился новый законопроект.

Есть действующий закон — «О противодействии противникам Америки посредством санкций», принятый в августе 2017 года, спустя две недели после первой встречи Путина и Трампа в Германии. А в августе 2018 года, сразу после саммита в Хельсинки, уже сама администрация ввела в действие первый пакет так называемых химических санкций, увязанных с отравлением Скрипалей, ограничив экспорт в Россию товаров двойного назначения. Второй пакет, гораздо более жесткий, с тех пор так и не принят, хотя, по некоторым данным, принципиально одобрен Белым домом.

Соответствующий закон обязывает администрацию применить минимум три из следующих шести мер: препятствовать предоставлению России финансовой помощи со стороны международных финансовых институтов типа МВФ или Всемирного банка; запретить американским банкам кредитовать российское правительство; ограничить экспорт практически всех американских товаров и технологий; ограничить импорт в США любых товаров российского происхождения, включая нефть и нефтепродукты; приостановить или понизить уровень дипотношений; запретить полеты российских государственных авиакомпаний в США.

Нынешний законопроект Теда Круза и Джина Шахина, по сути, множит санкционные сущности. Практически все те меры, которые в нем предусмотрены, могут быть введены на основании закона 2017 года. В конгрессе лежат на рассмотрении еще два масштабных законопроекта. Обоим дали ход после саммита Путина и Трампа в Хельсинки. В этом году их внесли заново с поправками. Один известен как DETER Act (The Defending Elections from Threats by Establishing Redlines — закон о защите выборов от угроз путем проведения красной черты).

Аббревиатура названия билля DETER созвучна слову «сдерживать». Билль внесен сенаторами демократом Крисом Ван Холеном и республиканцем Марко Рубио. Он предусматривает запрет долларовых транзакций с российскими госбанками, арест счетов российских энергетических компаний, запрет на обращение новых эмиссий государственного долга. Санкции вводятся автоматически, без участия Белого дома, через 30 дней после доклада главы разведки о попытках вмешательства в американские выборы.

Другой законопроект внесен двухпартийной группой во главе с Линдси Грэмом и Бобом Менендесом. Он получил название «адских санкций» и также предусматривает санкции в отношении новых эмиссий госдолга, блокировку счетов и транзакций государственных российских банков, санкции против политиков и миллиардеров, близких к Владимиру Путину. В этом году добавлено положение о санкциях против российских СПГ-проектов за рубежом, а также всех новых нефтегазовых разработок. Так что и тут законопроект Круза — Шахина повторяет уже внесенные ранее предложения. Впрочем, ни по DETER Act, ни по проекту «адских санкций» в этом году не проводилось слушаний или голосований, словно законодатели специально ждут очередной встречи Трампа с Путиным, чтобы потом обрадовать их очередным санкционным подарком.

Что касается конкретно законопроекта о санкциях против «Северного потока — 2», то он носит более точечный характер, нежели DETER Act или проект об «адских санкциях». По этой причине у него, возможно, несколько больше шансов на принятие, чем у более масштабных биллей, тем более что Трамп не раз выступал против данного газопровода, в том числе угрожая санкциями европейцам.

Этот закон в случае принятия станет еще одним аргументом в торговых спорах с той же Германией и способом вынуждения ее покупать больше американского сжиженного газа. Но главным образом, конечно, выстраиваются новые угрозы в отношении Москвы. В Вашингтоне, видимо, полагают, что это будет способствовать достижению нужных США договоренностей по другим вопросам повестки двусторонних отношений.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию