16+
Среда, 19 июня 2019
  • BRENT $ 61.85 / ₽ 3945
  • RTS1361.14
22 мая 2019, 07:26 ФинансыМакроэкономика

Что России от американо-китайской торговой войны? Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

«Наша роль в этой торговой войне будет ролью пассивных зрителей. Остается разве что запастись попкорном», — отмечает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

США отсрочили введение ограничений на продажу американских технологий китайской телекоммуникационной компании Huawei, объясняя это стремлением смягчить удар по пользователям смартфонов Huawei и провайдерам телекоммуникационных услуг, которые пользуются сетевым оборудованием этой компании.

Ранее Трамп подписал указ, в котором введение санкций мотивируется тем, что Huawei представляет угрозу в сфере IT-безопасности. О бойкоте компания успела объявить корпорации Google, обещав заблокировать ей доступ к своим сервисам и приложениям.

Теперь эмбарго на операции с Huawei отложено на 90 дней, до 19 августа. Однако в ответ на это основатель Huawei Жэнь Чжэнфэй заявил, что у компании есть запасные варианты на случай потери доступа к американским технологиям и комплектующим. До окончания торговой войны между Америкой и Китаем, таким образом, еще далеко. Как она отразится на России и ее экономике?

Мировые рынки внимательно следят за перипетиями торговой войны Вашингтона и Пекина. Едва усиливается напряжение, как рынки падают. Едва появляются признаки компромисса, как они возобновляют рост. Ну а нам-то что с этого?

Некоторые поклонники «большой геополитики» могут удариться в рассуждения о том, что всякая ссора между двумя гигантами, мол, на руку России. Однако вряд ли даже самые оптимистичные конспирологи поверят в то, что, поссорившись окончательно с Китаем, Америка, как в 30-х годах прошлого века, займется «индустриализацией 2.0» России. Санкции хотя бы отменит. Нет, не отменит. С точки зрения экономики российский рынок для Америки ничтожен: в прошлом году товарооборот составил менее 30 млрд долларов. Экономической мотивации улучшать с нами политические отношения нет. Оттого нет и такого запроса в американском политическом классе. Притом, что Америка — третья в списке стран, откуда в Россию поступают прямые инвестиции. Просто этих инвестиций ничтожно мало.

А вот Китай, наш, так сказать, стратегический партнер, в прошлом году вывел из России более 1 млрд долларов, сократив их оставшийся накопленный объем до примерно 3 млрд, это не больше, чем из Америки, которая ввела против нас санкции. Китай никогда не ходил в лидерах по инвестициям в Россию, хотя он третий по величине инвестор в зарубежные активы в мире.

Но, может, китайские экспортеры, потеряв американский рынок, ринутся в Россию и собьют тут цены на радость потребителям? На это можно сказать так: уже не ринулись. К примеру, в феврале китайский экспорт в США рухнул почти на 20%. Разве пришел он в Россию? Нет. Российский рынок — ничтожен для китайской экономики. Она скорее перенаправит экспортные потоки в Европу и другие регионы, а также на стремительно растущий внутренний рынок страны.

Наш взаимный товарооборот с Китаем в прошлом году вырос, достигнув рекордных 108 млрд долларов. Китайский экспорт из них — 52 млрд. Это примерно половина общего объема продаж одной компании Huawei.

Объем торговли Китая с США прошлом году составил 660 млрд долларов, из них экспорт в Америку 540 млрд, в десять раз больше, чем в Россию, а импорт оттуда 120 млрд.

Заместить Америку уже готова Европа, ведь ее номенклатура экспорта в Китай примерно такая же, как американская — грубо говоря, машины, оборудование, технологии. Европейцы оценивают максимальный потенциал своей выгоды от сокращения американского экспорта в Китай примерно в 200 млрд долларов.

Наш экспорт в Китай — это на четыре пятых сырье, нефть и газ. Теоретически, мы могли бы заменить американцев в поставках, например, газа. Доля американского СПГ на китайском рынке сократилась с 15% в 2017 году до 3,5% в прошлом. Однако трубопровод «Сила Сибири», который вступит в строй в конце года, выйдет на полную мощность лишь через два-три года, а замещение оставшейся малой американской доли на китайском рынке не принесет колоссальных прибылей. А СПГ вообще удобнее из России поставлять в Европу. Не получится и резко нарастить объемы нефтяных поставок в Китай.

Зато в случае, если торговая война двух гигантов выйдет на полные обороты, это может привести к замедлению темпов роста всей мировой экономики, начиная с сокращения темпов роста ВВП Китая и США примерно на полпроцента. Как следствие — сократится спрос и произойдет падение цен на основные виды российского экспорта по всему миру — на углеводороды, прочее сырье и металлы.

Впрочем, и в этом случае наша роль в торговой войне будет ролью пассивных зрителей. Остается разве что запастись попкорном. Кстати, крупнейшим производителем и экспортером кукурузы в мире являются США — более 360 млн тонн. Китай на втором месте — более 250 млн тонн. После Бразилии и Аргентины на пятом месте Украина с 24 млн. Так что, возможно, мы будем смотреть американо-китайский «торговый блокбастер» под украинский попкорн. Но не факт.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию