16+
Воскресенье, 16 июня 2019
  • BRENT $ 62.04 / ₽ 3994
  • RTS1341.05
25 мая 2019, 09:45 Общество

Кто вырубает подмосковные леса?

Лента новостей

Что происходит в подмосковных лесах, почему в последнее время они вырубаются гектарами и кто должен за всем этим следить?

Фото: depositphotos.com

Музыкант, лидер «Машины времени» Андрей Макаревич написал в Facebook пост о том, что еще несколько лет назад на въезде в его поселок Павлово был дивный сосновый лес, а теперь три километра вырубленных пустырей: «Остались стоять и лежать сотни трупов и скелетов умерших сосен. Выглядит это чудовищно». Музыкант призывает районные власти разобраться с этим позором.

Павлово, о котором пишет Андрей Макаревич, это престижный пригород в 17 километрах от МКАД по Новой Риге. Здесь есть свой торговый центр, гимназия, фитнес-клуб World Class, обустроенные поля для гольфа и многое другое. Готовые коттеджи предлагаются по цене от 100 млн до 300 млн рублей. Заплатив такие деньги за дивный лес, мало кто будет рад оказаться среди торчащих палок и проплешин. Именно из-за массовой вырубки лесов музыкант 11 лет назад переехал из находящегося рядом с Барвихой поселка Подушкино в Павлово. Цены на дома в этих поселках сравнимые.

На Рублевке, в Подушкино — дом артиста Леонида Ярмольника. Он говорит, что пока ничего не вырубили, но лес в неприглядном состоянии. В прошлом году пришлось пообщаться с областным начальством, которое заведует лесом. И дело немного сдвинулось. Вот что Business FM рассказал сам артист:

— Приезжало начальство. Мы смотрели все вокруг, потому что вроде и платная дорога, и, скажем, так называемый самый фешенебельный район Подмосковья, но за лесом не ухаживают, потому что когда-то там, где я живу, напротив был лесхоз. Теперь его нет, но это было 20 лет назад. Все так походили толково. Что-то делается, но нет такого ощущения, что взялись в течение месяца-двух навели порядок.

— А беспорядок с чем больше был связан?

— Деревья болеют, деревья сохнут. Их надо убирать, пилить. Много очень валежника всякого, ну, как упало дерево, и лежат годами. Или на это не хватает средств, или внимания, или ответственности. Но, во всяком случае, нет ощущения, что у этих лесов есть заботливый хозяин.

Дом москвички Юлии находится между Дорохово и Рузой в так называемой Рузской Швейцарии. Это порядка 80 километров от Москвы. Раньше, вспоминает Юлия, приходил лесник, помечал деревья, приезжали люди, вырубали их, пилили и увозили. Сейчас молодые деревья не могут расти, потому что в лесу непроходимый бурелом, говорит Юлия.

Юлия москвичка «Все прекрасно знают санаторий «Дорохово» и Дом композиторов, и звенигородские леса, и Тучковское лесничество, там и охотхозяйства отличные. Раньше там была великолепная природа. Сейчас в лес невозможно зайти, потому что все завалено, больные деревья стоят кругом. Даже страшно ходить по лесу, потому что может на голову все это свалиться. В таком лесу, знаете такое а-ля баба Яга из русских сказок. У нас вырубили огромные поляны, посадили туда путем семян, а не саженцев, сосенки. Где-то они взошли, где-то нет. Но вы же понимаете, если там росли елки и березы, сосна там расти не будет! Она поднимется и погибнет. И потом, это все как на показуху. Вдоль трассы вырубили, причем не точечно — они зашли в лес и вырубили больные деревья. Они вырубили все! И засеяли. А лес-то как грязный был, так и остался. Этим никто не занимается».

Массовые рубки идут из-за короеда-типографа. Он предпочитает еловые леса. Все помнят жару 2010 года: деревья стали болеть и за четыре последующих года жук уничтожил в Подмосковье около 100 тысяч гектаров. Почему в корне нельзя решить эту проблему? Вот что говорит кандидат биологических наук, энтомолог Юрий Гниненко.

Юрий Гниненко энтомолог «Короед-типограф — это естественный обитатель наших лесов, и его биологическая функция — уничтожать старые деревья, чтобы на их месте росли молодые. И он их не трогает. Проблема в Московской области заключается в том, что для того, чтобы сохранить леса, были запрещены рубки. В результате старые деревья остаются. У них кора позволяет, чтобы короед-типограф заселился. К сожалению, многим людям кажется, что это все ужасно, но если мы не вырубим, значит, это вырубит короед-типограф, другого пути нет».

Оправдания, что была запрещена вырубка леса, звучат часто. Однако экологи утверждают, что это не так. Но процесс ее оформления Лесным кодексом 2006 года был действительно очень сильно осложнен. На каждое гнилое дерево, даже стоящее вдоль дороги и создающее опасность, надо составить акт. Из-за таких законов из отрасли ушли многие профессионалы.

Только что вернулся с санитарной рубки, которая скорее способствует размножению короеда, чем его уничтожению, руководитель лесной программы «Гринпис» Алексей Ярошенко. Правда, дело происходило не в Подмосковье, а в Ленинградской области.

Алексей Ярошенко руководитель лесной программы «Гринпис» «На таком участке, где большая сплошная санитарная рубка, там, где был сплошной лес, образовалась стена леса. Эту стену леса вывернуло ветром. Никто ничего с этим делать не стал и вот на этом вывернутом участке, площадью примерно в пару гектаров, сейчас кишит короед ... И вот сейчас он уже заселил эти деревья, отложил яйца и где-то в конце июня — начале июля новое поколение вылетит. Поэтому у нас проблема не с запретом на рубку, а с тем, что эти рубки проводятся совсем неграмотно, не в те сроки и часто не там, где это нужно. Отчасти это определяется нашим законодательством. У нас никогда не было такого безумного лесного законодательства, как в последние 12 лет».

Как говорят эксперты, в Лесной кодекс 2006 года уже внесено 47 наборов поправок, но все они примерно такого же качества, как и сам кодекс. А меж тем в этом году погода позволяет короеду-типографу хорошо размножаться.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию