16+
Вторник, 22 сентября 2020
  • BRENT $ 41.53 / ₽ 3162
  • RTS1181.24
7 сентября 2019, 18:09 Общество

Власти итальянского города Бари второй месяц удерживают пятилетнего сына россиянки Георгия

Лента новостей

По словам матери, Анны Варгановой, его забрали социальные работники после того, как она уведомила их, что собирается вернуться с ребенком в Россию

Фото: depositphotos.com

В Италии соцработники отобрали пятилетнего сына у россиянки Анны Варгановой после того, как она решила вернуться с ребенком на родину. Женщина родила мальчика в Италии, отец ребенка отказался от него. Пара не состояла в браке, Анна воспитывала сына одна. Известно, что биологический отец Георгия — итальянец.

Мать с сыном проживали в предложенном им властями социальном общежитии. Хотя в России в городе Энгельсе у Варгановой есть собственная квартира. Информации о том, работала ли Анна в Бари, какой образ жизни она вела, нет. Женщина по какой-то причине не выходит на связь. Известно лишь, что итальянский суд ограничил ее в родительских правах. Ей разрешены нечастые встречи и звонки в присутствии соцработников. Вот что говорила Анна в интервью РЕН-ТВ:

«Когда его приводят, он приходит с головой опущенной. Я говорю: «Тебя обижают?» «Нет». Но эти же сидят и подсказывают, приходят две работницы: психолог и воспитатель. Видно, что он изменился. Ребенку пять лет. Неожиданно его вытаскивают из кровати, матери нет, он очень связан со мной, он меня очень любит. Для него это может быть, как будто я его просто бросила. Я смотрю, я привожу ему подарки, например, он каждую конфетку, если съест, то бежит сразу выбрасывать в мусор фантик. Это значит, что он хочет загладить свою вину в кавычках, я уже в этом разобралась, а не психологи. Чтобы уйти со мной, он говорит: «Я хочу уйти с тобой сегодня, я не хочу там быть. Я самый маленький из них из всех, кто там есть». Я так поняла, что это какой-то центр антинасилия над детьми. Но мы-то тут при чем? У нас нормальные отношения. У нас родственники в Риге, в Таганроге. Мы не нищие. Получилось так, что я родила в Италии. И этим себя приговорила. Они говорят: «Это же суд решил». Они ошибаются. Потому что суд решил на основании того, что говорят вот эти из места, где мы жили, так называемый Дом ребенка. Ты тут будешь и сумасшедшая, и проститутка, и алкоголичка, и так далее. Самое главное, чтобы он это пережил. Это такая травма, на всю жизнь травма».

Анна направила Business FM электронное письмо, где пишет, что ее сын перестал говорить и, цитата, «чахнет, гибнет и умирает». В российском посольстве в Италии радиостанцию заверили, что знают об инциденте и ведут разбирательство. Родственники Анны в Таганроге также обратились к властям Бари, заявив, что готовы взять опеку или усыновить мальчика.

Однако Ирина Бергсет, координатор международного общественного движения «Русские матери», к которой обратилась за помощью Анна Варганова, рассказала, что в данном случае ни заступничество дипломатов, ни инициатива родных не может кардинально повлиять на решение соцслужб. Ребенок, попавший в итальянскую ювенальную систему, в подавляющем большинстве случаев отправляется в местную приемную семью. Государство рассматривает детей, в том числе иностранных, как свою собственность, нуждающуюся в защите. Считается, что социальные службы знают, как для ребенка будет лучше. Даже если сам ребенок страдает. Комментирует Ирина Бергсет:

Ирина Бергсет координатор международного общественного движения «Русские матери» «Если даже наше посольство обратилось бы напрямую в социальные службы, никто не ответит, потому что по законам Европы информация о ребенке не раскрывается. Единственный способ что-то узнать — мама должна предоставить полные права сотрудникам посольства в Италии, и тогда они уже имеют право опрашивать эти службы. Но поскольку права матери временно приостановлены, это тоже осложняет задачу. Вся надежда на уполномоченного по правам детей. В России есть министерство образования, так называемый ювенальный центр. Люди из этого ведомства переговорного могли бы подключиться и узнать что-то об этом ребенке. Они почему-то этого не делают. От имени России пока нет никакого человека, который бы вступил в переговоры с итальянской стороной. Если бы у нас был такой переговорщик, то вопрос решился бы сразу. С Италией очень хорошие отношения. Если ребенок попал в какую-нибудь ситуацию в Италии, скажем, попал в детский дом, то у нас есть договор, по которому этого ребенка можно переместить в Россию, в российский детдом. В данном случае такой вариант тоже возможен. Ситуация неизвестна с мамой — чем она не понравилась итальянским властям? Ребенок россиянин. Там начали судебное разбирательство. Если по российским законам, по российскому менталитету мама ничего не сделала, если у нее была немытая кастрюля на кухне и за это забрали у нее ребенка, мы разберемся уже с этим. Я имею в виду мы — россияне. Ребенок страдает. У нас есть случай, когда в Италии вот так же забрали ребенка в детский дом, и ребенок стал слепнуть от того, что у него была травма. Мама из города Милана, она там работает врачом-гинекологом. Таких историй в Италии сотни. Каждый день приходят звонки, кто-то просто должен снять телефон, трубку. Это должны сделать ведомства, ответственные за это».

Учитывая, что государство хорошо платит ювенальной системе за каждый день содержания каждого изъятого у родителей малыша, в ряде случаев можно сказать, что для социальных служб это превратилось в бизнес. В Сети немало историй о том, как в Италии забрали детей из-за плохой успеваемости в школе, маленькой квартиры, стоптанных ботинок или намерения родителей развестись.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию