16+
Понедельник, 14 октября 2019
  • BRENT $ 60.16 / ₽ 3863
  • RTS1329.63
18 сентября 2019, 10:52 Право

Участника акции 27 июля Айдара Губайдулина выпустили из-под стражи, дело вернули в прокуратуру

Лента новостей

Ранее об этом ходатайствовал прокурор. По данным следствия, 26-летний IT-специалист Губайдулин на несогласованной акции протеста в Москве бросил в силовиков пластиковую бутылку

Айдар Губайдулин.
Айдар Губайдулин. Фото: Андрей Васильев/ТАСС

Обновлено в 14:04

Дело Айдара Губайдулина, обвиняемого в покушении на насилие в отношении полицейского на акции 27 июля, вернули в прокуратуру. Об этом сообщает «Медиазона». Судья назвала причину возврата дела: несоответствие квалификации действий Губайдулина, ущемление его права на защиту, в соответствии с которым он должен знать, в чем обвиняется. Судья постановила изменить меру пресечения в виде заключения под стражу на подписку о невыезде.

Решение судьи зал встретил аплодисментами. Когда Губайдулина выпустили из клетки, он обнял родных.

Для самого Губайдулина такой поворот стал неожиданностью. Вот что он сказал Business FM через несколько минут после освобождения в зале суда:

— Даже не знаю, слов нет, как все быстро меняется в нашей стране. Я мог предполагать все что угодно, в том числе и это, но надежды было очень мало. Спасибо всем за поддержку, я получал десятки писем, мама мне говорила про десятки, сотни тысяч людей, которые следят за моей судьбой, за всем этим делом, за судьбой других фигурантов.

— С чем связываете решение о смягчении меры пресечения и возвращении в прокуратуру? Дело Устинова повлияло?

— Конечно, я думаю, все это повлияло, и сложно сказать, какой из факторов был ключевым. Думаю, влияла и поддержка, и резонанс — все вместе. Мне кажется, смягчение будет не только по моему делу, но и по остальным делам.

По данным следствия, 26-летний IT-специалист Айдар Губайдулин на несогласованной акции протеста 27 июля в Москве бросил в силовиков пластиковую бутылку, но промахнулся. Защита настаивает, что бутылка была пустая. Обвинение считает, что в ней была вода.

Обвинение основано на показаниях потерпевшего, одного его сослуживца-полицейского и двух нацгвардейцев, а также на двух видеозаписях. Сам Губайдулин отрицает вину, но признает, что, видя неоправданно грубое задержание Бориса Канторовича, «поддавшись эмоциональному всплеску», он бросил в сторону силовиков пустую полулитровую бутылку из-под воды.

Губайдулина обвиняли в участии в массовых беспорядках (ч. 2 ст. 212 УК), но позже ему предъявили обвинение в покушении на насилие в отношении представителя власти (ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 318 УК) и выделили дело в отдельное производство. Процесс начался накануне, 17 сентября, но, когда стороны начали обсуждать дату просмотра видеозаписи инцидента, судья внезапно объявила перерыв до 18 сентября.

Ранее широкий общественный резонанс вызвал приговор актеру Павлу Устинову, получившему 3,5 года колонии за «применение насилия в отношении представителя власти» при задержании 3 августа. В его защиту высказались многие известные российские актеры и общественные деятели, в соцсетях запустили флешмоб. Депутат Сергей Шаргунов обратился к генпрокурору с просьбой вмешаться. Более 40 священников РПЦ подписали соответствующее открытое письмо. Секретарь генсовета партии «Единая Россия» Андрей Турчак назвал ситуацию, в которой оказался Павел Устинов, «вопиющей несправедливостью».

Освобождение Губайдулина произошло благодаря резонансу после приговора Устинову, считает председатель правления Фонда развития гражданского общества Константин Костин.

Константин Костин председатель правления Фонда развития гражданского общества «Мы живем в XXI веке в правовом государстве, и вдруг выясняется, что в лучших традициях 1937 года можно в ходе открытого судебного разбирательства заявить, что ваши доказательства смотреть не будут, причем это не нарушает процедуру, это вообще ничего не нарушает. Было предварительное следствие, которое провели правоохранительные органы, они излагают свою позицию, теперь идет судебное разбирательство. Адвокаты просят приобщить видео, которое может стать важным доказательством в этом деле, причем важным доказательством, которое оправдывает подсудимого. И вдруг выясняется, что оно по каким-то причинам не рассмотрено. Это находится на грани произвола, по крайней мере, люди считывают именно так, потому что задача суда — это все-таки не оформить те или иные материалы, а установить истину. И когда в ходе судебного заседания истина не устанавливается или у общества есть сомнения, что эта истина действительно была установлена, то всегда следует очень яркая, эмоциональная, экспрессивная реакция. Благодаря общественному резонансу и общественному вниманию все эти дела будут рассмотрены с особым вниманием. Можно надеяться на честный и справедливый приговор».

О перспективах этих резонансных дел рассуждает генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Константин СимоновКонстантин Симонов генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности «Судя по такому серьезному резонансу по делу Устинова, мы можем допустить, что наверху уже приняты определенные решения, просто ряд людей, которые вступились за него, вряд ли бы сделали это действительно в рамках какой-то серьезной акции коллективного неповиновения. Скорее всего, они уже определенные сигналы получили, и у них было понимание, что по данному вопросу власть, как и в случае с известным журналистом, на компромиссы пойдет, потому что слишком уж тут палку перегнули. И мы понимаем, что иногда власть играет в такую схему: да, признаем перегибы, мы тоже вовсе не кровавые палачи, а на самом деле очень гибкие и динамичные, поэтому голос общественности мы слушаем, не надо нас изображать как глухую стену. Тем более мы видим такие сигналы по делу «Седьмой студии» и до этого по делу Голунова, сейчас по делу Устинова. Так что да, такие вещи возможны, тем более выборы прошли, причем никаких демонстраций уже не было, я думаю, власть удовлетворена каким-то промежуточным результатом политической осени. Митинги митингами, но самое главное, что куда-то эти митинги исчезли после выборов, и тот же Навальный скорее выражал удовлетворение своим «Умным голосованием», нежели призывал протестовать, и все как-то успокоились. А сейчас такая новая история. Но если по делу Устинова будет принято такое компромиссное решение и по другим московским делам тоже, я думаю, что общественность с радостью начнет бить в барабаны, и власти только это и нужно. При этом понятно, что если кто-то решит, что и дело «Седьмой студии», и дело Устинова свидетельствуют об очередном этапе оттепели, то, я думаю, их ждет горькое разочарование».

Как сообщало МВД, в несогласованной акции 27 июля приняли участие около 3,5 тысячи человек. По данным министерства, в этот день задержали 1074 человека, а по информации «ОВД-Инфо» — 1373.

Ранее суды Москвы приговорили к реальным срокам нескольких участников несанкционированных акций. За нападения на силовиков Евгений Коваленко и Павел Устинов получили по 3,5 года, Иван Подкопаев и Кирилл Жуков — по три, Данил Беглец — два (Подкопаев и Беглец признали вину, их дела рассматривались в особом порядке). Константину Котову дали четыре года за неоднократное нарушение порядка проведения митингов. Кроме того, блогер Владислав Синица получил пять лет колонии по обвинению в экстремизме: в одном из его постов в Twitter следствие усмотрело призыв к расправе над детьми сотрудников Росгвардии и полиции.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию