16+
Понедельник, 9 декабря 2019
  • BRENT $ 63.77 / ₽ 4065
  • RTS1453.14
18 октября 2019, 06:32 Общество

Вместо Михаила Федотова правозащитником при президенте станет Валерий Фадеев. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

«Есть все основания предположить, что отставка Федотова, которому президент теоретически мог продлить полномочия, но не продлил, стала реакцией на поведение ряда членов СПЧ во время летних московских протестов», — полагает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Новым председателем Совета по правам человека при президенте России станет секретарь Общественной палаты Валерий Фадеев. Михаил Федотов, который возглавлял совет с 2010 года, а также являлся советником президента, покинет свой пост, поскольку достиг предельного возраста для федеральных госслужащих (70 лет). Также произойдет ротация членов совета, в котором сейчас 50 человек. Сменится 10-15% состава. Федотов и Фадеев отказались от комментариев по поводу нового назначения. Равно как отказался от комментариев пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Валерий Фадеев работал экспертом и научным редактором журнала «Коммерсантъ-Weekly». Затем главным редактором журнала «Эксперт». С 2016 по 2018 год вел воскресный выпуск программы «Время». Помимо того что он секретарь Общественной палаты, он также состоит членом центрального штаба Общероссийского народного фронта и членом высшего совета «Единой России», где ранее был одним из основателей «Либеральной платформы» в этой партии. В чем причина смены руководства СПЧ и как изменится его работа?

Довольно язвительно прокомментировал смену руководства СПЧ главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов: «Какие права — таков и председатель. А лучше бы Александр Бастрыкин. Честнее и эффективнее». Что-то в этом есть, конечно. И возможно, когда Бастрыкин уйдет в отставку, то он и возглавит СПЧ. Согласно логике, по которой в общественные советы при силовых структурах пошли бывшие силовики, а генерал милиции Татьяна Москалькова была назначена уполномоченным президента по правам человека. Рухнула ли от этого вся околопрезидентская правозащита? Да в общем, нет. Какая была, такая и осталась. Генерал-омбудсвумен, как говорится, конструктивно решает вопросы устранения отдельных перегибов системы на местах, ни в коей мере не ставя под сомнение эффективность и сущность самой системы. Так и с Советом по правам человека. Он же, в конце концов, ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ, а не сам по себе. И теперь это «ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ» наконец-то заиграет в полную силу. Более гармонично, скажем так.

Во время ежегодных, вернее сказать раз в год, встреч с главой государства отдельные члены СПЧ бывало ставили перед ним острые вопросы касательно не только отдельных несправедливостей, но именно системных проблем российского правосудия. А сам Михаил Федотов, при всей его лояльности и политкорректности, все же был диссонирующей фигурой по отношению к нынешней власти. К декабрьской ежегодной встрече СПЧ готовились, насколько известно, предложения по части корректировки антиэкстремистского законодательства. На днях СПЧ обратился к генпрокурору по поводу протестных выступлений врачей в ряде регионов. Поднимался и целый ряд других довольно острых тем.

Есть все основания предположить, что отставка Федотова, которому президент теоретически мог продлить полномочия, но не продлил, стала реакцией на поведение ряда членов СПЧ во время летних московских протестов. Тем самым власть в порядке компенсации как бы отрабатывает те отдельные послабления, которые были допущены по отношению к отдельным протестантам, в том числе под давлением СПЧ. Слишком уж рьяно ряд его членов выступали в защиту протестантов. Да и на самих несанкционированных митингах присутствовали. Чтобы наблюдать за действиями Росгвардии, порождая тем самым, возможно, у кого-то иллюзии, что правозащитники могут Росгвардию как-то окоротить. Но это ведь именно иллюзии, зачем им потакать.

Притом что во время прошлогодней ротации СПЧ уже очистили от наиболее радикальных правозащитников. Но все равно в нем остались те, кого еще можно подчистить. Чтобы окончательно превратить этот институт не то что в безобидную декорацию, каковой изначально являлась та же Общественная палата, которой ни при одном секретаре не удалось перетянуть на себя сколь-либо важные функции предварительной законодательной работы, но сделать СПЧ тем институтом, про который можно уверенно говорить, что и он тоже окончательно влился в «конструктивную работу» по тонкой настройке существующей системы. И более не являет по отношению к ней никакого диссонанса, ощущение которого нередко все же возникало в бытность руководителем СПЧ Михаила Федотова.

Это вовсе не значит, что при новом председателе СПЧ он не будет поднимать вопросы, которые будут вызывать резонанс в обществе. Будет. Вопросы отдельных вопиющих неправосудных приговоров, ошибочных или просто дурацких законов. Будет предлагать что-то смягчить, а что-то улучшить. Более того, такие вопросы, будучи поднятыми окончательно вписавшимся в систему СПЧ, могут встретить даже более благожелательную и менее раздраженную реакцию со стороны высшего начальства. И это вполне будет соответствовать той самой «теории малых дел», согласно которой России не нужна ни фронда по отношению к лидеру нации, хотя бы и раз в год, ни уличная протестная активность, ни даже резкие высказывания в интернете в адрес власти. А ей нужны десятилетия покоя, по окончании которых все как-то само собой образуется. Даже если многие проявляют нетерпение по поводу столь долгого срока ожидания и считают эту самую «теорию малых дел» относящейся к делам уж совсем малым, практически никому не заметным.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию