16+
Понедельник, 25 сентября 2017
  • BRENT $ 56.81 / ₽ 3267
  • RTS1123.24
21 января 2010, 13:07 Макроэкономика

Почему Гаити беднейшая страна

Лента новостей

На фоне ужасающих кадров гаитянского землетрясения и сообщений о не менее ужасающей нищете в стране многие задаются вопросом: в чем причина того, что именно Гаити является самой бедной страной Западного полушария

Порт-о-Пренс до землетрясения. Памятник восставшему рабу. Фото: amizman.com
Порт-о-Пренс до землетрясения. Памятник восставшему рабу. Фото: amizman.com

На фоне ужасающих кадров гаитянского землетрясения и сообщений из Порт-о-Пренса о не менее ужасающей нищете, которая предшествовала стихийному бедствию, многие задаются вопросом: в чем причина того, что именно Гаити является самой бедной страной Западного полушария.

Объяснений дается множество, включая и самые экзотические. Так, американский проповедник Пэт Робертсон (Pat Robertson) даже заявил, что землетрясение — это перст божий, наказание за то, что двести лет назад жрецы гаитянского культа вуду будто бы заключили пакт с дьяволом ради избавления острова от войск Наполеона. В действительности, проблемы Гаити, конечно же, имеют более прозаическое происхождение. Они являются прямым следствием колониализма, утверждается в сегодняшней публикации в британской газете The Times.

«Наследие колониализма ужасно во всем мире, где таковое имеется, — пишет автор статьи Бен Макинтайр (Ben Macintyre). — Но мало в какой стране существует столь прямая связь между грехами прошлого и ужасами настоящего». В самом деле, история Гаити за последние два столетия является во многих отношениях совершенно уникальной.

Цена свободы

В 18 веке Гаити была самой богатой французской колонией, «жемчужиной» колониальной империи Парижа. Остров снабжал Европу первоклассным сахаром, который производили африканские рабы. Даже по стандартам того несентиментального века эксплуатация рабов на Гаити была совершенно исключительной. Рабы на плантациях мерли с такой скоростью, что в иные годы требовалось завозить до 50 тысяч невольников в год, чтобы поддерживать сверхвыгодное производство.

Когда в метрополии случилась Великая французская революция, рабы на Гаити, вдохновленные ее примером, подняли в 1791 году восстание. После кровопролитной войны с войсками Наполеона гаитяне провозгласили независимость. Таким образом, Гаити стала первой и единственной нацией на Земле, которая получила независимость в результате восстания рабов. Страна также считается первой республикой чернокожих и второй республикой в Западном полушарии, после Соединенных Штатов.

Франция не захотела смириться с потерей 800 сахарных плантаций и трех тысяч кофейных ферм. В 1825 году властям Гаити было навязано соглашение, по которому Гаити должна была выплатить 150 миллионов золотых франков, что пятикратно превышало сумму годового экспорта страны. Торг был бесполезен: договор подписывался под дулами ста пятидесяти пушек, нацеленных на Гаити с борта 12 военных кораблей.

Именно гигантский внешний долг, а не вуду, стал подлинным проклятием чернокожей республики. Для сравнения: когда в 1803 году французы продавали Америке Луизиану (территория этого штата в 74 раза больше гаитянской), они запросили 60 миллионов франков.

Чтобы рассчитаться по долгам, Гаити заняла средства в иностранных банках. Столетие спустя, в 1900 году, 80% национального бюджета уходило на оплату долга Франции. Когда к 1947 году долг был-таки выплачен, гаитянская экономика была уже безнадежно больна. Чтобы удержать крестьян на земле, в стране освобожденных рабов были приняты расистские законы, фактически создано крепостное право. Гаити управляла светлокожая элита, темнокожее население было обречено на пожизненную нищету. Кстати, эти законы действуют и по сей день.

Когда уровень жизни определяется высотой над уровнем моря

В 1988 году мне довелось побывать на Гаити, одним из первых среди тогда советских журналистов. Это одно из сильнейших впечатлений за всю жизнь. Нигде не доводилось видеть столь четкого распределения благосостояния людей в зависимости от высоты, на которой располагалось их жилище. В Порт-о-Пренсе, представляющем собой высокий холм на примыкающей к заливу равнине, уровень жизни в буквальном смысле слова зависел от высоты над уровнем моря. Колониального стиля особняки со спутниковыми антеннами (четверть века назад это было редкостью и в более благополучных краях) утопали в тени роскошной тропической зелени. Чуть ниже уровнем располагались прекрасные отели для иностранцев. А у подножия холма жило все прочее население Порт-о-Пренса.

Мириады бетонных кубиков, без света, канализации и питьевой воды — вот, собственно говоря, что стерло землетрясение силой в 7 баллов по шкале Рихтера. Когда такое случается в Лос-Анджелесе, то трескается асфальт. На Гаити сейсмический толчок привел к неисчислимым жертвам. Зная о том, как гаитяне жили до землетрясения, трудно представить себе, что мы когда-нибудь узнаем точные данные о жертвах. Как сообщалось, первые тысячи тел закопали в ямах бульдозерами, даже не попытавшись установить личность покойных.

Нынешнее правительство Франции, безусловно, не несет никакой ответственности за весь этот кошмар. Но есть некая нематериальная субстанция, — наверное, ее можно назвать исторической памятью, — которая заставляет не забывать об истоках гаитянской драмы. Возможно, именно поэтому французское министерство финансов выступило с инициативой простить Гаити ее внешний долг. С подобной инициативой вполне могло бы выступить и правительство США — в память о том, как американская морская пехота оккупировала Гаити, а американские президенты на протяжении полувека поддерживали диктатуру Дювалье, Папы-Дока и Бейби-Дока.

5 февраля 1986 года Бейби-Док бежал из Порт-о-Пренса. Я в то время работал в Центральной Америке, и до сих пор помню восторженные радиорепортажи о ликовании гаитян. Впоследствии, оказавшись в Порт-о-Пренсе, узнал, что ликование сопровождалось линчеванием так называемых «тонтон-макутов», агентов тайной полиции диктатора. Тех, кого люди не знали в лицо, определяли просто: «тонтон-макуты» ездили на советских «нивах» (и через два года после народного восстания обгорелые остовы «нив» встречались на каждом шагу в Порт-о-Пренсе).

Выгодный бизнес, точнее монополия, на продажу советских автомобилей на Гаити, принадлежал зятю антикоммунистического диктатора Дювалье. И это при том, что дипотношений между СССР и Гаити, разумеется, не существовало. Любого, заподозренного в симпатиях к коммунизму, немедленно сажали в зловещую тюрьму Порт-о-Пренса, ядовито-горчичное здание которой находилось наискосок от президентского дворца. Землетрясение разрушило и дворец, и тюрьму.

Да, много кому в Европе и Америке есть, в чем упрекнуть себя за то, что произошло на Гаити к моменту землетрясения. Возможно, солидарные усилия европейцев и американцев, которые в эти дни пытаются помочь Гаити справиться с последствиями природного катаклизма, станут поворотным пунктом, когда богатые страны начнут платить по своим историческим долгам перед бедными.

Рекомендуем:

  • Фотоистории