16+
Вторник, 27 октября 2020
  • BRENT $ 40.67 / ₽ 3112
  • RTS1139.23
22 декабря 2019, 14:28 Политика

МИД Польши считает, что слова Путина о Второй мировой войне дают «ложную картину событий»

Лента новостей

«У нас скверные отношения с Польшей, они сохранятся в обозримом будущем», — считает политолог Георгий Бовт

Фото: depositphotos.com

МИД Польши заявил, что слова президента Путина по поводу Второй мировой войны, сказанные им на недавней большой пресс-конференции, представляют «ложную картину событий», сообщает РИА Новости.

В польском МИДе изучают возможность дипломатической реакции. До этого Институт национальной памяти Польши назвал фальсификацией истории «попытки России» реабилитировать договор о ненападении, или пакт Молотова — Риббентропа, заключенный между СССР и Германией в 1939 году.

В ходе большой пресс-конференции 19 декабря Владимир Путин заявил, что советские войска вошли в Польшу «после того, как польское правительство утратило контроль за своими вооруженными силами и за тем, что происходит на территории» страны, когда корреспондент «Российской газеты» попросила президента оценить резолюцию Европарламента, приравнявшую нацизм и фашизм к советскому режиму.

Кира Латухина («Российская газета»): «Я хотела бы вернуться к теме нашей Победы в Великой Отечественной войне. В следующем году мы отмечаем юбилей — 75-летие, Год памяти и славы. Но при этом в сентябре этого года, приурочив это к годовщине начала Второй мировой войны, Европарламент принял резолюцию о том, что нацизм и фашизм приравниваются к советскому режиму. Соответственно, они называют это тоталитаризмом, предлагают новый международный праздник — 25 мая отмечать день героев борьбы с тоталитаризмом. Как вы к этому относитесь? Какова ваша оценка?»

Владимир Путин: «Тоталитаризм, ничего здесь хорошего нет, он достоин осуждения, без всякого сомнения. Решение Европарламента мне известно. Я считаю его абсолютно неприемлемым и некорректным, потому что можно как угодно предавать анафеме и сталинизм, и тоталитаризм в целом, и в чем-то это будут заслуженные упреки, безусловно. Наш народ был первой жертвой этого тоталитаризма. Мы его осудили, и культ личности осудили, и так далее.

Но приравнивать Советский Союз или ставить на одну доску Советский Союз и фашистскую Германию — это верх цинизма. Это значит, люди не знают историю, читать и писать не умеют. Пусть они почитают документы того времени, пусть они посмотрят, как в 1938 году был подписан так называемый Мюнхенский сговор, как мы говорим, когда лидеры ведущих стран — Франции, Великобритании — подписали с Гитлером соответствующее соглашение по разделу Чехословакии.

Как себя повела в этой ситуации Польша, которая, как писал один из деятелей тогда, дипломат, «сделала все для того, чтобы поучаствовать в разделе Чехословакии»? Как вел себя тогда Советский Союз, предлагая всем участникам международной жизни создать единый антифашистский фронт?

И как, не создавая его, действительно старались подтолкнуть Гитлера к агрессии на Восток, не понимая тогда, что не польско-германские отношения являются интересом фашистской Германии, а расширение жизненного пространства на Восток, то есть война против Советского Союза.

Знаете, я к этому событию хочу статью подготовить, написать статью. Я ее обязательно опубликую, потому что попросил моих коллег подобрать мне материалы из архива. Я когда читаю некоторые вещи, все становится абсолютно ясно: все просто разложено по годам, по месяцам, чуть ли не по дням, как происходил процесс умиротворения Гитлера.

Сталин не запятнал себя прямыми контактами с Гитлером, а руководители Франции и Великобритании с ним встречались и бумажки подписывали. Да, был подписан пакт Молотова — Риббентропа и секретные к нему приложения. Это правда.

Хорошо это или плохо? Обращаю ваше внимание, это очень важно, на то, что Советский Союз последним, это было последнее государство Европы, которое подписало с Германией пакт о ненападении. Все остальные до этого подписали. А что надо было делать Советскому Союзу? Оставаться один на один?

Да, говорят, там секретные протоколы, раздел Польши. Польша сама поучаствовала в разделе Чехословакии. Зашла в два района — Тешинский и еще там второй район. И все, и забрала их. Вот и все. Ультиматум выдвинули фактически. Целую группировку создали для агрессии. Не потребовалось, потому что просто Чехословакия сдалась под этим нажимом и отдала эти территории. Но сделали то же самое.

Кстати говоря, да, советские войска зашли в Польшу в соответствии с этими протоколами. Обращаю ваше внимание на следующее обстоятельство: войска зашли-то зашли, но зашли после того, как польское правительство утратило контроль за своими вооруженными силами и за тем, что происходит на территории Польши, и само находилось где-то уже в районе польско-румынской границы. Не с кем бы было даже разговаривать на эту тему. Понимаете?

И более того. Вот мы говорим о героических защитниках Брестской крепости. Войска фашистской Германии заняли Брест-Литовск и потом просто освободили, а туда зашла Красная армия. Вы понимаете это или нет, хочу задать вопрос всем, кто принимает такие резолюции в Европарламенте?

То есть войска Красной армии не захватывали эти территории Польши. Немецкие войска туда зашли, потом освободили, и зашли советские. Вот это о чем-то говорит? Поэтому я вас обязательно познакомлю с этим. Кстати говоря, завтра у нас встреча в формате СНГ, и я хочу своих коллег из стран СНГ познакомить с некоторыми нашими архивными документами. Кому будет интересно, пожалуйста, приходите, послушайте».

Как говорится в заявлении польского МИДа, «слова президента России подрывают совместную работу польских и российских экспертов, а также достижения его предшественников — Михаила Горбачева и Бориса Ельцина, которые, несмотря на трудности, стремились найти истину для примирения русских и поляков. Честный и критический взгляд на историю вместо пропаганды позволил бы также отдать дань уважения миллионам жертв сталинских репрессий российской стороны».

Последует ли какая-то более жесткая реакция Варшавы? Ситуацию комментирует политолог Георгий Бовт.

— Она вряд ли будет дипломатической. Может быть, Польша наложит санкции какие-то и даже инициирует их в Европейском союзе. Дело в том, что поляки вообще традиционно относятся довольно болезненно к истории Второй мировой войны. А когда начинаются всякие исторические споры с Россией, то, конечно, это все вызывает бешеную реакцию, особенно сейчас, когда правые в Польше у власти находятся. У нас скверные отношения с Польшей, они сохранятся в обозримом будущем. Поэтому новые тезисы, вброшенные в этот бурлящий даже не знаю что, только будут подбрасывать новые поводы для продолжения этой ругани.

— Понимая всю обстановку, зачем было поднимать этот вопрос и какие-то высказывания еще и во время пресс-конференции.

— А почему мы должны под них подстраиваться? Я думаю, что тут такая логика: у нас есть свой процесс, мы готовимся к юбилею Победы. В рамках этого юбилея оцениваем заново свою историю. И в рамках этой оценки мы, я думаю, вернемся к оценке пакта Молотова — Риббентропа, которая существовала в советское время. Мы от нее отошли было, но сейчас к юбилею мы к ней вернемся обратно. В статье, я предвижу, будет написано.

— Можно предполагать, что Путин сам хотел высказаться на эту тему?

— Во-первых, да, он хотел высказаться на эту тему. Во-вторых, ему начхать на поляков и на их реакцию, если она будет резко отрицательной, то это их проблемы, а не его. Увлекся, видимо, историей, и думаю, что ищет и находит при этом аргументы, которые говорят о том, что тогдашний наш пакт, подписанный Гитлером, был, во-первых, вынужденной мерой, во-вторых, успехом советской дипломатии. Собственно, так это и подавалось в то время. Единственное, что также там отрицалось, — наличие секретных протоколов, и сейчас они есть, и поэтому можно привести примеры. А вот Польша, например, делила с Гитлером Чехословакию.

Вопрос о Второй мировой войне был задан не случайно, считает тележурналист, историк Николай Сванидзе.

Николай СванидзеНиколай Сванидзе тележурналист, историк «Конечно, это не случайно, это заказанный вопрос. И совершенно очевидно, что Путин хочет говорить сейчас на эту тему. Он сказал, что будет писать статью. Собственно говоря, я не знаю, зачем это все нужно, потому что и так отношения с Польшей очень плохие. Если есть какое-то намерения их сделать еще хуже, тогда будет реализовано это намерение, несомненно. Да, Мюнхенский сговор — это колоссальная ошибка лидеров Англии и Франции, 1938 год, прав Путин. Но они это признали очень скоро, те, кто пришел на смену, Черчилль признал сразу, что это была ошибка, и ошибка преступная. И сейчас это позорная страница в истории западных государств, в истории Англии и Франции. Мюнхенским сговором никто не хвастается, никто не говорит, что это триумф английской и французской дипломатии, напротив. Мы почему-то сейчас говорим, что пакт Молотова — Риббентропа — это триумф советской дипломатии. Зачем ошибки и преступления возводить в ранг подвига? Вот это непонятно. Если именно в том же духе будет написана статья Путина, я боюсь, что это будет иметь очень негативные последствия для наших международных позиций».

Представитель российского МИДа Мария Захарова заявила, что это Варшава, а не Москва много лет подрывала как работу экспертов, призванных разобраться в сложных вопросах истории двух стран, так и двусторонние отношения. «Агрессивная риторика, снос памятников борцам с фашизмом, запевальная роль в принятии антироссийских санкций ЕС — прямые тому доказательства», — подчеркнула Захарова.

В 2002 году, во время визита Путина в Польшу была организована польско-российская группа по сложным вопросам. Ее целью было разъяснение белых пятен в двусторонних отношениях в контексте исторических событий без их политизации. В 2015 году работа комиссии была приостановлена.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию