16+
Четверг, 29 октября 2020
  • BRENT $ 39.16 / ₽ 3103
  • RTS1078.29
28 декабря 2019, 06:05 Политика

Обменялись пленными, на этом пока всё. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

«Продвинуться по другим направлениям, обсужденным в Париже в рамках «нормандского формата», пока не удается, включая представление реальной автономии части Донбасса», — отмечает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

В Донбассе завершился обмен пленными между Украиной и самопровозглашенными Луганской и Донецкой народными республиками. Договоренности об обмене были приняты лидерами стран «нормандской четверки» на саммите в Париже 9 декабря 2019 года. Освобождение и обмен всех заложников и незаконно удерживаемых лиц на основе принципа «всех на всех» был заложен в 6 пункте Комплекса мер по выполнению Минских соглашений. Вскоре после подписания «Минска-2», 21 февраля 2015 года, 52 ополченца республик Донбасса были обменяны на 139 украинских военнослужащих. Затем в течение двух лет стороны неоднократно обменивались небольшими группами пленных, но полного освобождения удерживаемых лиц так и не произошло. Самый крупный обмен пленных состоялся 27 декабря 2017 года. Тогда Киев передал провозглашенным республикам Донбасса 233 задержанных, на Украину возвратились 73 человека. Как дальше может развиваться процесс урегулирования на юго-востоке Украины?

То, что обмен удерживаемых лиц в таком количестве вообще состоялся — несомненная заслуга лидеров «нормандской четверки», принявших соответствующее решение на саммите в Париже. Тем более что в порядке обмена впервые были освобождены бойцы подразделения «Беркут», обвиненные в расстрелах мятежников на Майдане в 2014 году.

Однако даже этого оказалось недостаточным, чтобы произвести обмен по принципу «всех на всех», о чем говорилось на саммите в Париже. Украинская сторона в ходе переговоров по процедуре обмена настаивала на принципе «всех осужденных на всех осужденных», потом — «всех согласованных на всех согласованных». Самопровозглашенные республики и стоящая за ними Москва предлагали принцип «всех установленных на всех установленных». Получилось ближе ко второй позиции. Однако до полного освобождения всех удерживаемых лиц еще далеко. Так что хотя первый столь масштабный обмен за последние два года после ограниченного осеннего по принципу «35 на 35» действительно произошел, даже этот пункт Минских договоренностей пока выполнить в полной мере не удается.

Не удалось также продвинуться по другим направлениям, обсужденным в Париже. В частности, об определении новых зон развода противостоящих сил. Путин на саммите предлагал завершить разграничение по всей линии фронта, однако Зеленский признался, что ему сделать это будет трудно, намекая на сильное противодействие националистов. О том, что он не лукавил, говорит, в частности, то, что в знак протеста против освобождения «беркутовцев» в рамках нынешнего обмена националисты пытались строить в Киеве баррикады, чтобы воспрепятствовать их вывозу из столицы. На заседании контактной группы 18 декабря представители Киева предлагали вообще обозначить новые точки разграничения там, где нет никаких населенных пунктов. То есть подойти к выполнению решения парижского саммита чисто формально. Притом что вообще-то в Париже вроде бы договорились добиваться разграничения сил и средств по всей линии соприкосновения. Если дело так вяло пойдет и дальше, то ближе к весне выяснится, что для нового «нормандского саммита», предварительно намеченного на апрель, просто нет полноценной повестки, поскольку предыдущие решения так и не выполнены.

При том, что к обсуждению таких сложностей, как организация местных выборов на территории самопровозглашенных республик, а также конкретных особенностей особого статуса Донбасса, который должен быть в итоге закреплен в украинской Конституции, даже еще толком не приступали.

При этом Зеленскому труднее ссылаться на трудности с проведением соответствующих предложении через Верховную Раду, чем Порошенко, поскольку, в отличие от предыдущего президента, у него в парламенте имеется уверенное партийное большинство. Постепенно будут исчерпываться также ресурсы у президента Украины для затягивания процесса принятия соответствующих решений. При том, что он вполне открыто говорит, что не собирается предоставлять особый статус Донбассу. Вопрос, таким образом, в том, когда он скажет это в глаза коллегам по «нормандской четверке», в том числе Владимиру Путину, до которого пока такая информация доходит заочно. А также вопрос в том, произойдет ли это признание до того, как большинство жителей самопровозглашенных республик получат российские паспорта по упрощенной процедуре или после. В любом случае вслед за таким признанием невозможности выполнить Минские соглашения в части автономии Донбасса может последовать постановка вопроса об отказе Киева от этой территории, в том числе обсуждение такой возможности на политическом уровне на самой Украине. Каковой отказ в реальности пока все же трудно себе представить. Но только пока.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию