16+
Воскресенье, 29 марта 2020
  • BRENT $ 25.10 / ₽ 1978
  • RTS955.34
20 февраля 2020, 06:54

Чем больше поправок в конституцию — тем сильнее интрига. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Пока пазл будущей конфигурации власти не складывается. В нем явно не хватает каких-то важных деталей

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Комитет Госдумы по госстроительству и законодательству поддержал поправку к конституции, которая позволяет президенту России распустить Думу в том случае, если она три раза отклонит предложенную им кандидатуру на пост премьер-министра. В этом случае президент будет вправе распустить Госдуму и назначить новые выборы, однако не обязан это делать. Также предложено записать в конституции, что президент осуществляет общий контроль над работой правительства. Что еще появится нового и как это проясняет будущую конфигурацию власти в стране?

Изначально, судя по всему, планировалось провести обсуждение предложенных президентом поправок динамично, но кратко и проголосовать во втором чтении в Думе по соответствующему законопроекту уже в двадцатых числах февраля. Однако политический народ активно втянулся в процесс конституционного творчества. Поправки посыпались как из рога изобилия, так что второе чтение теперь пройдет после 8 марта.

Кроме того, появляющиеся все новые предложения позволяют окончательно избавиться от первого впечатления, если таковое было у кого-то, о том, что парламент получит некие новые полномочия. Нет, не получит. Скорее речь идет об уточнении нынешних. Причем такие уточнения, как правило, играют на руку президенту, но никак не парламенту.

Взять, скажем, новое положение о том, что после троекратного неутверждения кандидатуры премьера могут быть объявлены внеочередные выборы. По действующей версии конституции, роспуск Думы в этом случае следует автоматически. Но теперь президент получит свободу рук, в связи с чем стоит напомнить, что во времена Ельцина такой ход, как неутверждение премьера, рассматривался иногда как способ надавить на президента с тем, чтобы заставить его распустить Думу тогда, когда он этого не хочет, а вот его оппоненты как раз хотели бы внеочередных выборов, если тому способствует выгодная им политическая конъюнктура.

Теперь этот метод давления исключается. Зато появляется уточнение насчет согласования министров. Думу ждет роспуск в случае затягивания этого процесса и неутверждения всего лишь более трети министров. Причем речь ведь идет не о ключевых министерских постах, поскольку всех силовых министров, а также главу МИД президент назначает без согласования с Думой, а после ни к чему формально его не обязывающих консультаций в Совете Федерации.

Символична и запись о том, что президент осуществляет общее руководство правительством. Такая оговорка, кажется, принижает роль премьера. В этой связи вспоминаются приписываемые Дмитрию Медведеву предложения насчет того, чтобы президент сам правительство и возглавлял. Как в Америке. Кстати, такие разговоры велись и при Ельцине.

Кажущиеся сегодня чисто декларативными уточнения насчет роли Совета безопасности и президентской администрации на конституционном уровне тоже служат лишним подтверждением тому, что главным, если не единственным бенефициаром поправок выступает пока именно институт президентства.

При этом по-прежнему туманом окутан такой будущий орган, как Госсовет. По каким принципам он будет формироваться и какими конкретными полномочиями обладать помимо того, что за ним закрепят определение стратегии внешней и внутренней политики?

Ничуть не прояснилась и будущая роль самого Путина во всей этой конфигурации. Вполне можно допустить, что он займет в ней даже не одну, а, скажем, две позиции. Ничто также теоретически не мешает ему занять вдобавок и ту позицию, которая вообще не прописана в поправках. Например, лидера правящей партии, каковую все еще почему-то занимает отставленный Медведев. В этом случае можно было бы говорить об обращении уже к советскому опыту руководства страной.

Чем большей плотью суперполномочий обрастает институт президентства, тем сильнее интрига насчет того, кто же именно станет преемником Путина. На ранних стадиях обсуждения поправок много говорилось, что такой человек не сможет стать его политическим клоном.

Не может, конечно. Однако если судить по закрепляемым на конституционном уровне полномочиям и возможностям, то они в чем-то даже превосходят те, что формально закреплены за президентом сейчас, кроме разве что запрета баллотироваться на третий срок. Но ведь этот де-факто третий срок бывший президент может провести уже на другой должности, присматривая за преемником, каковая роль после 2024 года отводится многими самому Путину при полной неясности относительно того, с каких именно позиций он будет это делать.

Так что пазл будущей конфигурации власти по-прежнему не складывается. В нем явно не хватает каких-то важных деталей, что наводит на мысль о том, что принятие поправок в конституцию — это далеко не последний этап начатого в середине января процесса.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию