16+
Воскресенье, 31 мая 2020
  • BRENT $ 35.31 / ₽ 2477
  • RTS1219.76
29 марта 2020, 03:42 ОбществоМедицина

В чем может заключаться предполагаемая схема лечения коронавируса в России?

Лента новостей

Федеральное медико-биологическое агентство представило схему, по которой предлагается лечить инфекцию — с использованием противомалярийного препарата «Мефлохин»

Фото: Михаил Терещенко/ТАСС

В России появится эффективная схема профилактики коронавирусной инфекции, сообщила пресс-служба Федерального медико-биологического агентства. В заявлении приводятся слова руководителя ведомства Вероники Скворцовой, которая возглавляет его с 20 января.

Речь идет о лечении коронавирусной инфекции при помощи противомалярийного препарата «Мефлохин» с добавлением синтетических пенициллинов и макролидных антибиотиков. В сообщении скромно упоминается, что делается это с учетом «китайского и французского опыта».

В том, что касается опыта французского, речь, вероятно, идет о работах профессора марсельского клинического центра Дидье Раульта, который разработал терапию на основе комбинации антималярийного препарата гидроксихлорохина и антибиотика азитромицина. Пока что мнения разделились. В то время как часть французов превозносят Раульта как спасителя, французский Высший совет по здравоохранению «не рекомендует» использовать гидроксихлорохин в борьбе с коронавирусом за исключением тяжелых случаев. Дидье Раульт признает, что применение гидроксихлорохина создает определенную нагрузку на сердце, но возможные проблемы хорошо снимаются простыми и давно проверенными средствами, такими как сульфат магния. А вот когда случай становится действительно тяжелым, то использовать гидроксихлорохин уже поздно, говорит он.

«Я не понимаю, откуда это взяли, что гидроксихлорохин, который прописывали миллионам людей на протяжении 30 лет, это яд. Это приводит в недоумение. В целом, это медикамент, который применяли миллиардами доз. Азитромицин же — это антибиотик, который применяют больше всего в мире при лечении респираторных заболеваний. Чисто с терапевтической точки зрения мы видим, что у больных, которые поступают с дыхательной недостаточностью в реанимацию, уже почти нет в организме вируса. И тут уже слишком проводить противовирусную терапию. Проблемой становится уже не борьба с вирусом, а спасение жизни».

Почему Вероника Скворцова предложила использовать именно «Мефлохин», объяснить очень просто. Однако не факт, что он покажет такие же результаты, что и гидроксихлорохин, об окончании курса которого у 80 пациентов больных COVID-19 Дидье Раульт сообщил в своей работе, опубликованной в пятницу, говорит директор Института медицинской паразитологии, тропических и трансмиссивных заболеваний Сеченовского университета Александр Лукашев.

Александр Лукашев директор Института медицинской паразитологии, тропических и трансмиссивных заболеваний Сеченовского университета «Он с гидроксихлорохином это делал: абсолютно не гарантировано, что «Мефлохин» сработает настолько же хорошо. «Мефлохин» — очень токсичный препарат, у него много побочных эффектов. Его применять в любом случае будут только в условиях стационара и, наверное, с очень большой осторожностью. Почему именно «Мефлохин»? Скорее всего, потому, что он у нас производится и его не надо импортировать. Правда, про клинические испытания «Мефлохина» мне слышать не приходилось. Это препарат достаточно токсичный, поэтому ни в коем случае не стоит заниматься самолечением. Здесь риск навредить очень высокий».

Схема, разработанная российским Федеральным медико-биологическим агентством «позволит не только преодолеть пик заболеваемости, но и эффективно контролировать ее в будущем», отметила Вероника Скворцова. Однако сообщается, что препарат пока не может быть рекомендован к использованию.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию