16+
Воскресенье, 20 сентября 2020
  • BRENT $ 43.04 / ₽ 3260
  • RTS1228.64
8 июля 2020, 12:41 Право
Актуальная тема: Дело Сафронова

Адвокат Ивана Сафронова: «Следствие оперирует ничем»

Лента новостей

По мнению защитника советника главы «Роскосмоса», следствие всеми силами пытается скрыть тот факт, что обвинение Сафронова связано с его профессиональной журналистской деятельностью

Иван Сафронов.
Иван Сафронов. Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Обновлено в 14:30

Советник главы «Роскосмоса», бывший журналист «Коммерсанта» Иван Сафронов, которого 7 июля арестовали по делу о госизмене, находится в СИЗО «Лефортово». Защита планирует встретиться с ним в понедельник, 13 июля.

Лефортовский суд удовлетворил ходатайство следователя ФСБ. Заседание по мере пресечения проходило в закрытом режиме. Обвинения Сафронову пока не предъявлены. Сообщается, что Сафронов помещен в карантин, однако видеться с адвокатами и членами ОНК он может.

Как указывает «Коммерсантъ», в суде были представлены данные о том, что сотрудники ФСБ прослушивали телефонные переговоры и читали почтовую переписку журналиста. Кроме того, следователи заявили, что вина задержанного доказывается результатами трех экспертиз, проведенных по его делу.

Адвокат Сафронова Иван Павлов рассказал Business FM, что в деле Сафронова уже семь томов. Однако это не те материалы, которые следствие представило суду.

— Следствие оперирует ничем. Вчера вроде как должны были убедить какими-то документами, которые хоть как-то обосновывают подозрения в отношении Ивана. Но таких документов в тех материалах, которые поступили в суд, обнаружено не было. Там есть лишь постановление о возбуждении уголовного дела, протокол задержания Ивана, протокол его допроса, в котором он сказал, что без адвокатов общаться не будет, и больше практически ничего нет. Обычно в делах, связанных с национальной безопасностью, несмотря на всю их секретность и важность, следствие представляет суду документы, которые должны произвести процессуальное впечатление на суд и на его участников и убедить их в том, что у следствия есть все же какие-то подозрения, есть основа для них. Например, прослушка телефона, распечатка телефонного разговора, в котором кто-то сообщает кому-то какие-то данные, либо перехваченный e-mail, заключение специалистов должно быть приложено к этим материалам, в котором сведения из перехваченного e-mail или телефонного разговора специалистами отнесены к государственной тайне. Но ничего, ничего в тех документах, которые нам представили вчера, мы не нашли. Я связываю эту процессуальную пустоту с тем, что следствие всеми силами пытается скрыть тот факт, что обвинение Ивана связано с его профессиональной деятельностью. Совершенно ясно, что обвинение и инкриминируемые события происходят тогда, когда Иван занимался своей профессиональной журналистской деятельностью, речь идет о 2017 годе, именно этот год указан как год совершения преступления.

— Что в этих семи томах, если все эти доказательства там не представлены?

— Семь томов дела — это не те материалы, которые следствие представило суду. Следователь просто взял с собой материалы дела для того, чтобы пустить пыль в глаза, положил их себе на стол и никому не показал, сказав, что только суду может это продемонстрировать, но не защите. Кстати, мы все дали подписки о неразглашении государственной тайны, и если бы нам эту государственную тайну показали, мы бы тогда были обязаны ее хранить. Но поверьте мне, я участвовал во многих делах, в которых видел грифованные документы, ну вот как-то не впечатлили меня эти документы с точки зрения того, что я не увидел в них никакой государственной тайны.

Как рассказал другой адвокат Сафронова Евгений Смирнов, журналиста подозревают в передаче секретных данных о военном сотрудничестве России со странами Ближнего Востока спецслужбе Чехии, но конечным получателем были США.

В Минобороны Чехии заявили, что пока не будут каким-либо образом комментировать дело Ивана Сафронова. А в Кремле считают непрофессиональными публикации о несостоятельности этого дела до начала суда. Журналисты задали пресс-секретарю президента Дмитрию Пескову ряд вопросов о деле Сафронова. Представитель Кремля ответил, что недоверие некоторых СМИ не повод менять режим рассмотрения дел с секретностью. Работа журналистов президентского пула, по словам Пескова, организована так, что нарушение закона о гостайне исключено. При этом Путин имеет возможность запросить информацию по делу Сафронова, но это не тема для президента. А вопрос о задержаниях на пикетах в поддержку Ивана Сафронова необходимо задать правоохранительным органам, в Кремле не видят тренда на задержания журналистов, отметил Песков.

— Может ли журналист президентского пула быть носителем определенной чувствительной информации, может ли что-то услышать, увидеть, с кем-то переговорить в администрации, скажем, с вами, с вашими сотрудниками, сделать выводы и передать это спецслужбам НАТО?

— Если он завербован спецслужбами НАТО, такое исключать нельзя, конечно.

— Дмитрий Рогозин накануне заявил, что знал Ивана Сафронова как журналиста в течение нескольких лет и не сомневался в его высоком профессионализме и личной порядочности. Если разработка Ивана шла давно, то почему секретоносителя высшей категории Рогозина не оградили от общения с потенциальным агентом иностранных спецслужб?

— Не думаю, что мы с вами можем обсуждать каким-то образом методы, которые используют в своей работе специальные службы.

— Как мы увидели вчера, практически все ведущие деловые СМИ и отдельные журналисты выразили недоверие версии следствия о том, что Иван Сафронов якобы сотрудничал с иностранной разведкой.

— Мы читали многие материалы, которые были опубликованы на этот счет, но эти материалы в основном основываются на эмоциях, они, конечно же, не имеют и не могут иметь под собой какой-то реальной информации о результатах работы контрразведки, здесь просто надо оставить это дело на рассмотрение суда.

— А президент уже в курсе этой ситуации и общественного резонанса?

— Давайте не путать общественный резонанс с резонансом в СМИ. Мы, конечно, с большим вниманием относимся к мнениям журналистов, которые они публикуют. Это несколько десятков публикаций, несколько десятков мнений, которые не нужно называть общественным резонансом. Мы действительно сталкивались с Сафроновым как с очень талантливым журналистом, но мы с вами не знаем сути тех обвинений, которые озвучены в его адрес.

— Не считают ли в Кремле, что в этой ситуации процесс должен быть максимально открытым и транспарентным? Не знаю, согласитесь ли с этим вы и президент, что сейчас Федеральная служба безопасности и этот судебный процесс столкнулись с кризисом недоверия, например, со стороны средств массовой информации, которые это освещают.

— Есть средства массовой информации, которые относятся с доверием, есть средства массовой информации, где журналисты высказывают недоверие. Я бы здесь все-таки избегал обобщений. Для определенной категории обвинений существует определенный режим рассмотрения этого дела в суде. Ориентироваться на мнение отдельных журналистов и каким-то образом менять действующий закон, наверное, было бы не верно.

Ранее Дмитрий Песков заявлял журналистам, что дело Ивана Сафронова не связано с его прошлой журналистcкой деятельностью. На вопрос, не могли ли его ввести в заблуждение этой информацией, Песков еще раз подтвердил свои слова. «Я это исключаю. И по-прежнему мы исходим из того, что это не связано с его журналистcкой деятельностью», — сказал он.

ФСБ намерено предъявить обвинение Ивану Сафронову 13 июля. Об этом ранее сообщили информагентства. С чем связана задержка — неизвестно.

Радиостанция «Говорит Москва» со ссылкой на руководителя пресс-службы «Роскосмоса» передает, что Ивана Сафронова не отстранили от работы в госкорпорации.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию