16+
Суббота, 15 августа 2020
  • BRENT $ 44.95 / ₽ 3276
  • RTS1323.80
7 июля 2020, 21:48 Право
Актуальная тема: Дело Сафронова

Суд арестовал советника главы «Роскосмоса» Ивана Сафронова по делу о госизмене

Лента новостей

Судья закрыл процесс и удовлетворил ходатайство ФСБ об аресте бывшего журналиста «Коммерсанта». Как рассказал Business FM один из адвокатов, ФСБ считает, что Сафронова завербовала Чехия «под руководством спецслужб США»

Иван Сафронов.
Иван Сафронов. Фото: Софья Сандурская/АГН «Москва»

Лефортовский суд Москвы 7 июля санкционировал арест советника главы «Роскосмоса», бывшего журналиста газет «Коммерсантъ» и «Ведомости» Ивана Сафронова по делу о госизмене (ст. 275 УК РФ). Его заключили в СИЗО на два месяца — до 6 сентября. ФСБ подозревает экс-репортера в передаче сведений, составляющих гостайну, представителю одной из спецслужб стран НАТО. Заседание прошло в закрытом режиме.

Позднее адвокат Евгений Смирнов сообщил Business FM, что, по версии ФСБ, Сафронова завербовала Чехия. Якобы произошло это в 2012 году, а секретные сведения он передал в 2017-м. По версии следствия, Сафронов действовал из корыстных побуждений, однако оно не указывает в деле конкретных сумм, добавил защитник: «Он якобы получил задание собрать сведения по военно-техническому сотрудничеству со странами Африки, а также о деятельности Вооруженных сил РФ на Ближнем Востоке».

По мнению ФСБ, спецслужбы Чехии действовали «под руководством спецслужб США». Фигурант дела связывает уголовное преследование со своей профессиональной журналистской деятельностью.

На избрание меры пресечения советника генерального директора «Роскосмоса» по информационной политике доставили около четырех часов дня. К этому времени у здания суда собралась большая толпа журналистов. Чтобы не парализовать работу суда и соблюсти санитарно-эпидемиологические требования, видеосъемку решили проводить силами пресс-службы, запустив лишь пишущих представителей СМИ и фотографов. Но даже при таком составе коридор вскоре стал напоминать баню, а без толчеи на входе не обошлось.

Пятеро приехавших адвокатов жаловались, что за весь день так и не смогли встретиться с задержанным и принять участие в следственных действиях. По словам адвоката Сергея Малюкина, его вместе с коллегой Олегом Елисеевым (его невестой стала небезызвестная Варвара Караулова) так и не пустили дальше приемной Следственного управления ФСБ, заявив, что указаний о допуске защитников не поступало. До этого адвокат провел четыре часа на обыске в квартире подозреваемого, который прошел в отсутствие Сафронова.

В суде стало известно, что команду защитников пополнили адвокаты Иван Павлов и Евгений Смирнов из правозащитного объединения «Команда 29», которые специализируются на «шпионский делах», а также адвокат Дмитрий Катчев.

Как только стартовал процесс, следователь потребовал, чтобы последнего адвоката вывели из дела. «Адвокат Дмитрий Катчев является по делу свидетелем, ему вручена подписка о вызове на допрос на завтра на 10:30 утра. Он прекрасно знает, но об этом молчит», — сказал он. Ходатайство об отводе поддержал прокурор.

Сам Дмитрий Катчев факт получения повестки подтвердил, однако подчеркнул, что это не делает его свидетелем по делу. По его словам, повестку ему вручили, когда он вместе с коллегами приехал сегодня в Следственное управление ФСБ для участия в допросе Сафронова. На него, по всей видимости, пригласили защитника по назначению. Показания задержанный давать не стал, воспользовавшись 51-й статьей Конституции, рассказали позже адвокаты. «Соглашение со мной было подписано до того, как я был вызван как свидетель. Я давно представляю интересы Сафронова, и они [следователи] прекрасно знали, что я адвокат, но все же вызвали меня как свидетеля», — парировал защитник.

Его коллеги просили ходатайство об отводе отклонить, подчеркнув, что адвокаты защищены иммунитетом от участия в любых следственных действиях, которые разрешены только с санкции суда. «Делается это в крайних случаях, когда адвокатом совершено какое-либо преступление. А в противном случае так можно отвести любого адвоката, и вы тогда тут вообще останетесь без защитников», — высказал свое мнение по заявленному отводу коллега Катчева Иван Павлов. В итоге судья Сергей Рябцев просьбу следствия отклонил.

После чего развернулась дискуссия вокруг сопроводительного письма, приложенного к ходатайству об аресте. В нем, как сообщил председательствующий еще в начале заседания, заместитель начальника Следственного управления ФСБ Плотников просил провести слушание в закрытом режиме.

Его поддержал следователь, ссылаясь на тайну предварительного следствия. Он добавил, что «все материалы дела являются гостайной». В свою очередь, адвокаты убеждали суд процесс не закрывать, отмечая, что, во-первых, письмо не оформлено как ходатайство, а во-вторых, сам подписант является «ненадлежащим процессуальным лицом» и вообще не вправе его заявлять, так как не занимается расследованием дела.

«Целью этого сопроводительного письма является выдворение прессы. Даже если идет речь о разглашении гостайны, то сегодня мы рассматриваем всего лишь вопрос об аресте», — указал Дмитрий Катчев. Адвокаты просили оставить процесс открытым для осуществления «общественного контроля», но и здесь следователю ФСБ пришел на подмогу прокурор. Он сказал, что поддерживает следствие, а когда зашла речь о неправомочности подписанта сопроводительного письма, сказал, что сам ходатайствует о закрытом разбирательстве. В итоге в этом вопросе суд встал на сторону следствия и прокуратуры.

Кстати, когда процесс уже начался, в суд приехал шестой потенциальный защитник фигуранта Вадим Кобзев, известный защитой оппозиционера Алексея Навального. По его словам, вступить в дело его попросили родственники задержанного.

На оглашение решения репортеров позвали только около десяти часов вечера, за несколько минут до наступления ночного времени. До этого в районе девяти часов вечера у некоторых журналистов сдали нервы, и случился фальстарт: в ряде СМИ прошла новость об аресте фигуранта до того, как судья Сергей Рябцев вышел из совещательной комнаты. В это время большинство репортеров ждали исхода на улице, их обещали пригласить на оглашение вводной и резолютивной части постановления. Впрочем, оно оказалось прогнозируемым. Иван Сафронов был заключен в СИЗО на два месяца, до 6 сентября.

В ходе оглашения прозвучало, что адвокаты просили отложить заседание на 72 часа, продлив срок задержания Сафронову, но суд просьбу отклонил. Также защитники предлагали альтернативе заключения под стражу домашний арест. Адвокаты уже заявили, что будут обжаловать принятое решение.

После оглашения решения близкие Сафронова покинули суд в расстроенных чувствах. «Слов нет, поэтому лучше ничего не говорить», — прокомментировал решение бывший коллега Сафронова Максим Иванов.

«Что мы будем делать? — Обжаловать. Что мы ждем от вас? — Журналистской солидарности. Одного Ивана вы уже отбили, отбейте и этого. Уверен, что у вас это получится», — обратился к журналистам после заседания суда адвокат арестованного Иван Павлов. По его словам, ходатайствуя об аресте фигуранта, следователь утверждал, что дело не связано с журналистской деятельностью подозреваемого, хотя упоминал статью Сафронова от апреля 2019 года в газете «Коммерсантъ».

Другой адвокат, Евгений Смирнов, отметил, что не увидел в материалах следствия «ничего, что бы обосновывало подозрения». «У меня был с десяток дел в этом суде, и впервые следствие не представило ничего, обосновывающего свои подозрения. В материалах дела есть только постановление о возбуждении дела и протокол задержания Ивана», — сказал он.

Сотрудники ФСБ задержали 30-летнего Ивана Сафронова, когда он вышел из дома и направлялся к ожидавшему его служебному автомобилю. Он пришел на работу в госкорпорацию в мае. До этого он на протяжении девяти лет был одним из ведущих журналистов газеты «Коммерсантъ», занимался освещением деятельности военного и военно-технического сотрудничества, оборонно-промышленного комплекса и космической промышленности.

Ему пришлось уволиться в мае 2019 года после публикации статьи о возможном уходе с должности председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко. Также свой пост покинул заместитель редактора отдела политики Максим Иванов. В знак протеста против решения акционера тогда газету покинули еще 11 журналистов, в том числе весь отдел политики. После этого журналист несколько месяцев работал в «Ведомостях». Его отец Иван Сафронов тоже работал в «Коммерсанте» до своей гибели в 2007 году и занимался той же тематикой.

ФСБ 7 июля сообщила, что советник главы «Роскосмоса» заподозрили в передаче сведений, составляющих государственную тайну, представителю одной из спецслужб стран НАТО. Подробности дела не разглашаются в связи с его секретностью.

В «Роскосмосе» сообщили, что задержание Ивана Сафронова не связано с его работой в госкорпорации. Как напоминает РБК, в марте прошлого года в «Коммерсанте» была опубликована статья Ивана Сафронова и Александры Джорджевич о планах России поставить в Египет нескольких десятков истребителей Су-35. В июне 2019 года против «Коммерсанта» было зарегистрировано административное дело за разглашение сведений, представляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну (ч. 7 ст. 13.15 КоАП). Как отмечает The Bell, после публикации госсекретарь США Майк Помпео угрожал Египту санкциями в случае покупки российских самолетов. Издание предполагало, что эта статья могла стать причиной административного дела.

Впоследствии материал удалили с сайта. В свою очередь, глава издательского дома «Коммерсантъ» Владимир Желонкин в комментарии Business FM выразил сомнение в том, что эта статья могла повлиять на задержание Сафронова.

При этом «Лента.ру» сообщила, что бывшие коллеги Сафронова по газете «Коммерсантъ» также связали его задержание с этой историей. Уголовное же дело по статье «госизмена» было возбуждено Следственным управлением ФСБ лишь 6 июля 2020 года. По данным адвокатов, 13 июля следствие планирует предъявить Сафронову официальное обвинение. По статье 275 УК РФ бывшему журналисту грозит от 12 до 20 лет лишения свободы

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию