16+
Суббота, 15 августа 2020
  • BRENT $ 44.95 / ₽ 3276
  • RTS1323.80
23 июля 2020, 23:56 Право

За гибель главы Total диспетчеры получили на троих 16,5 года

Лента новостей

Однако ни освобожденная от наказания по амнистии Надежда Архипова, ни двое ее коллег из аэропорта «Внуково», получивших сроки в колонии-поселении, не согласны с приговором. Они будут его обжаловать

Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Солнцевский суд Москвы вынес приговор по громкому делу о крушении в аэропорту «Внуково» самолета Falcon с главой энергетического концерна Total на борту. Трое авиадиспетчеров были признаны виновными в нарушении правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта (ч. 3 ст. 263 УК РФ) и получили сроки от пяти до шести лет в колонии-поселении. К одной из фигуранток — диспетчеру Надежде Архиповой — суд применил амнистию.

Оглашение приговора, назначенное на три часа дня, началось с задержкой в полтора часа. На вопрос Business FM о том, какого приговора ждут подсудимые, ответил коллега 62-летней Надежды Архиповой, Александр Круглов: «Оправдательного».

Почти сразу же судья Екатерина Гришина объявила, что считает вину всех трех фигурантов доказанной. По ее словам, она подтверждается собранными по делу доказательствами: показаниями свидетелей, результатами экспертиз, а также материалами дела.

Из приговора следовало, что руководитель полетов Внуковского центра организации воздушного движения Роман Дунаев, диспетчер руления Надежда Архипова и диспетчер старта Александр Круглов нарушили целый ряд пунктов федеральных авиационных правил и должностных инструкций.

Халатность и отсутствие контроля

Их халатность привела к трагедии: 20 октября 2014 года в 23:58 частный самолет Falcon-50ЕХ с главой французского энергетического концерна Total Кристофом де Маржери на борту столкнулся на взлетной полосе со снегоуборочной машиной. За ее рулем был Владимир Мартыненко, у которого в крови нашли 1,64 промилле алкоголя, что соответствует бутылке водки. Взлетающий бизнес-джет правым шасси и крылом столкнулся со снегоуборочной машиной, перевернулся и от удара о землю частично разрушился. Возвращавшийся с инвестиционного форума в Париж бизнесмен, а также трое членов экипажа — командир воздушного суда, второй пилот и стюардесса — погибли.

Следствие пришло к выводу, что диспетчеры имели возможность предотвратить столкновение самолета со снегоуборочной машиной, но не предприняли необходимых действий. Несмотря на наличие локатора обзора летного поля на мониторах, они не сообщили о движении спецтехники в сторону взлетно-посадочной полосы и не проинформировали экипаж о возникшей на их пути опасности. Так, диспетчер руления Надежда Архипова «вследствие небрежного исполнения своих обязанностей» не информировала Дунаева о перерывах в работе спецтранспорта, не осуществляла слежение и контроль за движением спецтехники. Своевременно о нарушениях Дунаеву и Круглову она не сообщила.

В это время диспетчер старта Александр Круглов занимался обучением диспетчера-стажера Светланы Кривсун (дело в отношении нее было прекращено на стадии следствия). Именно она, действуя под контролем диспетчера Круглова, разрешила самолету Falcon занять место за стартом. «В итоге в 23:57 внештатный диспетчер-инструктор Круглов, не убедившись в безопасности полосы, не отменил разрешение диспетчера-стажера на взлет и не сообщил экипажу воздушного судна о нахождении на ВПП постороннего объекта», — говорилось в обвинительном заключении.

Руководителю полетов Внуковского центра организации воздушного движения Роману Дунаеву, в частности, вменили в вину то, что он плохо проконтролировал работу подчиненных диспетчеров, а также не согласовал в письменном виде с аэропортовыми службами время начала и окончания снегоуборочных работ. Вследствие бездействия Дунаева машина водителя снегоуборочной машины Владимира Мартыненко на протяжении 15 минут продолжала несанкционированное передвижение по взлетно-посадочной полосе, говорилось в приговоре.

Мартыненко и его руководитель Леденев, которые на момент трагедии оказались оба пьяны, признали вину. Их дело суд летом 2017 года рассмотрел в особом порядке, без исследования доказательств. Сотрудники аэродромных служб получили четыре и 3,5 года лишения свободы соответственно. Суд освободил обоих от наказания по амнистии, объявленной в честь 70-летия Победы в Великой Отечественной войне, как получившим сроки менее пяти лет за преступление по неосторожности.

Вместе с тем, за нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц (ч.3 ст.263 УК РФ), им и другим фигурантам грозило до семи реальных лет колонии.

Многострадальное дело

2 марта 2017 года дело авиадиспетчеров выделили в отдельное производство и вернули на доследование из-за процессуальных нарушений. В ноябре 2018 года дело поступило в суд, и процесс начался заново. Однако почти через год судья Анна Егорова ушла в отставку и ее коллеге Екатерине Гришиной пришлось начинать разбирательство с нуля.

Авиадиспетчеры вину отрицали, утверждая, что действовали в строгом соответствии с законом и не нарушали должностные инструкции. Адвокаты просили оправдать подсудимых, настаивая на недоказанности их вины и отсутствии в их действиях состава преступления. Они обратили внимание суда, что диспетчеры не могли видеть машину Мартыненко, который, заблудившись на взлетном поле, специально погасил огни. Вероятно, он перепутал машину своего руководителя Леденева с машиной электриков и пересек взлетно-посадочную полосу, говорили некоторые из них.

Прокуратура сочла вину подсудимых доказанной и потребовала приговорить их к срокам от пяти лет и десяти месяцев лишения свободы до шести лет и двух месяцев заключения. При этом прокурор Дмитрий Надысев поддержал гражданский иск ОАО «Внуково», которое требовало взыскать с фигурантов стоимость снегоуборочной машины в сумме 1 млн 7 тысяч рублей. Также французская компания Unijet, в аренде которой находился разбившийся самолет, заявила иск о возмещении ущерба на сумму 514 млн рублей. Однако суд счел, что для их разрешения необходимы дополнительные расчеты и оставил без рассмотрения, указав, что потерпевшие имеют право обратиться с ним в порядке гражданского судопроизводства.

Что касается фигурантов, то при назначении наказания суд учел смягчающие вину обстоятельства, так как все впервые привлекались к уголовной ответственности: у Дунаева на иждивении оказалось трое несовершеннолетних детей, а у Архиповой — муж-инвалид. Все положительно характеризовались. Отягчающих обстоятельств суд не нашел. Судья посчитала, что фигуранты должны отбывать сроки в колонии-поселении.

Самый маленький срок в пять лет колонии она назначила Надежде Архиповой. Однако женщина сразу была освобождена по амнистии, оказавшись юридически не судимой. Александр Круглов получил на полгода больше, а Роман Дунаев — шесть лет в колонии-поселении, куда он и Круглов должны прибыть самостоятельно после вступления приговора в силу.

Брать под стражу их в зале суда суд не стал, оставив под подпиской о невыезде до апелляции. Покидая зал, все осужденные и их адвокаты заявили, что не согласны с приговором и будет обжаловать его в Мосгорсуде. Среди них была и Надежда Архипова. «Я считаю что я невиновна, и даже применение амнистии меня не удовлетворяет», — заявила она Business FM.

Приговор с нарушениями

Ее адвокат Ольга Динзе считает, что приговор был постановлен с нарушениями: показания свидетелей, экспертов и специалистов были искажены судом «с обвинительным уклоном». По ее мнению, суд также не отразил в приговоре слова свидетелей защиты. Она отметила, что судья ссылалась на доказательства, которые следовало признать недопустимыми — например, на заключение экспертов объединенной авиатехнической экспертизы государственного НИИ гражданской авиации, которые устанавливали причину авиационного происшествия и нашли нарушения в действиях диспетчеров.

«Между тем эксперт Окладников признался, что отдал заключение на флешке для правки следователю после окончания исследования», — назвала основания для исключения доказательства Ольга Динзе. А начальник юридического отдела Федерального профсоюза авиационных диспетчеров Олег Бабич, который присутствовал на процессе, отметил, что в приговоре суд «исказил показания некоторых свидетелей на 180 градусов»: «Свидетель подтверждал невиновность подсудимых, а суд зачитывая приговор, трактовал их показания как доказательства виновности». «Так, специалист, член летной подкомиссии Межгосударственного авиационного комитета Сергей Каногин на заседании пояснил, что при втором выезде и остановке на взлетно-посадочной полосе Мартыненко выключил проблесковые маячки и свет фар. Суд же, цитируя его показания, указал, что левая фара якобы работала. А специалист этого в суде вообще не сообщал. То есть суд эти показания фактически выдумал», — привела пример Ольга Динзе.

Она считает, что действия снегоуборщика Мартыненко были умышленными, и квалифицировать их следовало как убийство. Однако следствие не захотело проверить наличие денежных средств на счетах его родственников и социальные связи, хотя защита ходатайствовала о направлении соответствующих запросов. «Нам, например, достоверно известно, что его родственники проживают во Франции, а он сам раньше служил на Украине», — сказала защитница.

В свою очередь Олег Бабич назвал приговор суда «откровенным издевательством» с учетом того, что «прямые» виновники трагедии Леденев и Мартыненко «попали под амнистию и гуляют на свободе». Он заявил, что Федеральный профсоюз авиационных диспетчеров России продолжит оказывать фигурантам помощь и будет добиваться их реабилитации в России, а при необходимости — в Европейском суде по правам человека.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию