16+
Вторник, 22 сентября 2020
  • BRENT $ 43.13 / ₽ 3283
  • RTS1181.24
17 августа 2020, 07:07 Недвижимость

Авторство без прав: архитекторы — о законодательных гарантиях, бездумном воровстве и неконтролируемых нюансах

Лента новостей

Кабмин утвердил «дорожную карту» по изменению регулирования интеллектуальной собственности. Как архитекторы оценивают ситуацию в сфере защиты их авторских прав?

Фото: depositphotos.com

Правительство РФ утвердило направленную Минэкономразвития «дорожную карту» по изменению нормативного регулирования интеллектуальной собственности. Как сообщается на официальном сайте Минэкономразвития, «карта» состоит из 24 мероприятий, ключевая цель которых — развитие института интеллектуальной собственности и превращение ее в ликвидный коммерческий актив. Реализация «дорожной карты» позволит усовершенствовать правовую базу по защите результатов интеллектуальной деятельности и поддержке ее авторов, полагают в министерстве.

На рынке недвижимости главные интересанты защиты авторских прав — архитекторы и дизайнеры. На улице дизайнеров — правда, только столичных — небольшой праздник: в декабре прошлого года в Московской торгово-промышленной палате (МТПП) запустили новые сервисы для защиты прав интеллектуальной собственности в сфере дизайна. Сервисы, основанные на технологии блокчейн, закрепляют, фиксируют и защищают объекты и результаты деятельности дизайнеров и к тому же способствуют прозрачности диалога между дизайнером и производителем.

Как отмечает председатель Гильдии производителей, поставщиков и специалистов индустрии дизайна МТПП Анастасия Крылова, слова которой приводят «Известия», «это настоящий прорыв»: «Дизайнеры боятся показывать свои проекты, свои мысли, делиться с производителем, производители не могут выстраивать нормальный человеческий диалог с дизайнерами, и это все тормозит развитие дизайна в нашей стране, тормозит процесс импортозамещения именно в креативной сфере и в продвижении Made in Russia».

Ну а что архитекторы? Как они оценивают текущее положение дел в сфере защиты их авторских прав? И вообще, существует ли для них эта тема? Своим мнением с BFM.ru поделился партнер архитектурного бюро AI-architects Иван Колманок.

Иван Колманок партнер архитектурного бюро AI-architects «До конца непонятно, как патентное право работает в архитектуре с точки зрения заработка. Например, изобретатель придумывает полезный с технической точки зрения узел, патентует, налаживает производство и на этом зарабатывает. В архитектуре же все иначе: здесь нужно отделять понятия «интеллектуальная собственность» и «авторское право». При составлении договора на проектирование объекта заказчик и исполнитель прописывают, что заказчик приобретает интеллектуальную собственность и становится ее правообладателем. При этом авторское право оторвать от автора невозможно, его защищает закон. В случае недобросовестного разрыва отношений между сторонами авторское право — гарант, что исполнитель (автор) получит положенные деньги. Если заказчик получил проект, не заплатил и реализовал его, автор идет в суд и спокойно отсуживает деньги. В моей практике был случай, когда заказчик взял проект, набил на него свои штампы и пошел перепродавать новому заказчику. После перепродажи появился факт воровства авторства. Часто можно даже не идти в суд с таким вопросом — авторы проекта пишут прецедентное письмо, где рассказывают о факте и чем это закончится для недобросовестной стороны. Заказчик понимает, что шансов выиграть дело нет. Делая проект станции метро «Шереметьевская» в Москве, я как автор находился в творческом диалоге с португальским архитектором Алвару Сиза Виейрой, обращался к его работам. Я считаю его великим архитектором, и я думал, каким бы образом он решал мою задачу. Это в корне отличается от воровства — когда я бы взял картинку его проекта и перерисовал. Мне удалось показать свой проект Алвару Сиза. Он оценил. Если бы я все сделал на основе воровства, то получил бы обвинение».

По мнению архитектора, существует тонкая грань между бездумным воровством и проектами, продиктованными нахождением в пространстве, где все ищут ответы на вопросы. «Специалисты вбрасывают новые идеи в развитие архитектуры и дизайна, и прекрасно, что другие люди используют эти идеи. Я расстроюсь, если меня обманет заказчик, возьмет работу и реализует без моего ведома. А если кто-то переработает мой проект и это классно реализует, я только обрадуюсь. Когда работе подражают, она точно хорошая», — уверен Иван Колманок.

А вот еще один собеседник BFM.ru, партнер и главный архитектор бюро «Крупный план» Сергей Никешкин, считает, что во взаимоотношениях архитектора и заказчика все далеко не безоблачно и, как только проект выходит на этап реализации, его автор-архитектор часто вынужден признать: «Бесправие — мое второе имя».

— В работе с государственными компаниями и компаниями с государственным участием, согласно принятым в 2018 году поправкам в 223-й федеральный закон о закупках, архитектор обязан передавать исключительные права на произведение в полном объеме и без ограничений, включая право переработать произведение и тиражировать его. Та же практика существует и во взаимодействии с частными компаниями: авторское право на архитектурное произведение в подавляющем большинстве случаев полностью переходит к заказчику. Сроки и детали передачи прав оговариваются в договоре — без этого он просто не будет заключен. Более того, согласие архитектора на передачу авторских прав зачастую прописывается в требованиях тендера, то есть на самом начальном этапе. Заказчиков можно понять — они стремятся застраховаться от возможных рисков.

— А к чему приводит такой подход?

— Автор архитектурного произведения, таким образом, практически лишен возможности влиять на дальнейшую судьбу проекта и контролировать его реализацию на всех этапах. Реализация проекта — дело долгое, без изменений практически не обходится. При этом далеко не все заказчики, получив права на произведение, бережно относятся к архитектуре. Очень часто компании заказывают архитектурную концепцию звездному архитектору, а дальнейшую работу по проекту поручают менее известным подрядчикам. Кроме того, не все архбюро берутся за разработку рабочей документации — это сложный трудозатратный процесс, требующий определенных компетенций. В рамках профессиональной этики подрядчики должны бы согласовывать с автором проекта вносимые изменения, но далеко не все, к сожалению, этой этики придерживаются. С большой вероятностью от смены подрядчиков серьезно страдает качество проекта в целом.

Удобно, когда проект — от креативной идеи до разработки документации и реализации — ведет компания полного цикла, нацеленная на постройку здания или сооружения, а не просто на выполнение работ по определенному сегменту. Автор проекта делает эскизы, понимая, как все это будет выглядеть и работать в реальности, а потом в согласовании с заказчиком может трансформировать свою идею под меняющиеся условия и вводные, корректировать авторские решения, не нанося ущерба проекту. Если заказчику важно выполнить проект тонко и красиво с архитектурной точки зрения, он выберет компанию, обладающую именно такими компетенциями.

— И что, удается отстоять не только и не столько даже ваши права, сколько сами проекты?

— Мы всегда стараемся до конца отстаивать качество архитектурных решений, но, как видно из сложившейся ситуации, у архитектора нет реальных рычагов воздействия. Безусловно, нужны прозрачные нормативно-правовые механизмы, регулирующие вопросы защиты интеллектуальной собственности в архитектуре, позволяющие сохранить авторский замысел. Теоретически — новый закон об архитектурной деятельности, проект которого находится сейчас в разработке. Предполагается, что защита интересов архитекторов, в том числе в области авторского права, а также усиление роли архитектора в архитектурно-строительном процессе — главные задачи нового законопроекта. Но пока он еще сырой, работы над ним предстоит много.

Важный аспект проблемы — отсутствие работающих механизмов, регулирующих искажения объекта в процессе эксплуатации. Это касается, например, такой банальной истории, как установка кондиционеров на фасаде жилого дома. Несмотря на то что в современных проектах предусмотрены корзины для кондиционеров, соответствующие эстетике проекта, зачастую жильцы устанавливают кондиционеры в непредусмотренных местах. Так возникает визуальный шум, меняющий архитектурный облик здания. То же самое касается остекления балконов, замены окон и так далее. Эти нюансы не контролируются, процесс их регулирования идет медленно — например, лишь недавно запретили вешать кондиционеры на памятники архитектуры.

По словам архитектора, во многих развитых странах к контролю относятся гораздо серьезнее. «Там регулируется все — от высоты зданий до покрытия кровли и направления конька на крыше. Таким образом, формируется качественная, гармоничная городская среда», — заключает Сергей Никешкин.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию