16+
Пятница, 25 сентября 2020
  • BRENT $ 42.21 / ₽ 3256
  • RTS1188.98
24 августа 2020, 08:08 Политика

Лукашенко готов к диалогу только с позиции силы. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

«Лукашенко явно оправился от первого шока и перешел в контрнаступление. Он ездит по стране и пытается мобилизовать своих сторонников. Это выглядит как полноценная избирательная кампания», — говорит политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

В Белоруссии 23 августа продолжились массовые протесты оппозиции с требованием ухода Лукашенко. Акция в Минске собрала десятки тысяч участников. В том числе многотысячная толпа протестующих подошла вплотную к резиденции Лукашенко.

В свою очередь, президент Белоруссии ввел в столицу армию. На этом фоне глава МИД России Сергей Лавров сделал ряд заявлений, которые конкретизируют позицию Москвы по отношению к происходящему в стране. Что дальше?

В последние дни Александр Лукашенко явно оправился от первого шока и перешел в контрнаступление. Он ездит по стране и пытается мобилизовать своих сторонников. Это выглядит как полноценная избирательная кампания, которой он почему-то пренебрег до выборов. Президент смотрится гораздо увереннее, в том числе в своих угрозах.

Он угрожает закрыть заводы, работники которых бастуют, хотя многие из них — предприятия непрерывного цикла. Он обещает пригласить работников СМИ из России взамен бастующих. По некоторым данным, россияне уже привлечены к работе в белорусских государственных СМИ. Он сменил руководство Гродненской области, которое проявило мягкость и пошло на частичные уступки оппозиции, сформировав некий орган для переговоров.

При этом он призвал в столицу армейские подразделения под святым предолгом защиты мемориалов героев Великой Отечественной войны. Сам он прилетел на вертолете в свою столичную резиденцию и проследовал туда с автоматом в руках, в то время как вокруг собрались протестующие.

В исполнении Лукашенко получила развитие педалируемая им патриотическая линия в борьбе против оппозиции, которая якобы не только действует в интересах Запада на подрыв суверенитета страны и чтобы поссорить ее с Россией, но и выступает под бело-красными знаменами, идентичными тем, под которыми в годы войны коллаборационисты сотрудничали с гитлеровцами.

Собственно, в пропагандистской борьбе с любой оппозицией может быть по большому счету только две линии. Одна строится на том, что протест порожден внутренними причинами, из чего следует, что их надо решать, чтобы такой протест погасить. Другая исходит из того, что в стране в целом все хорошо, а воду мутят «агенты Госдепа, ЦРУ и прочей закулисы», из чего следует, что надо не решать какие-то внутренние проблемы, а надо «порешить» саму оппозицию как «предателей родины». Лукашенко пошел по второму пути. Он не готов ни к каким компромиссам и уступкам.

Со стороны некоторые заявления Лукашенко о том, что НАТО чуть ли не сегодня-завтра введет войска в Белоруссию, могут показаться каким-то диким фарсом, однако он произносит это со звериной серьезностью, все чаще при этом апеллируя к Москве и лично к Владимиру Путину, называя его своим главным другом.

Москва в целом тезисы Лукашенко о «западном вмешательстве» поддерживает, но подразумевает под этим не военное вторжение, а использование так называемой мягкой силы. Впервые со стороны Москвы прозвучала и развернутая критика оппозиции и штаба Тихановской, в частности как «деструктивных сил». В то же время глава МИД России Лавров заверяет, что Москва не будет против любых форм диалога властей с оппозицией.

В переводе с дипломатического языка «быть не против» — это не значит призывать к такому диалогу. Критикуя Запад за попытки предложить свое посредничество в таких переговорах, Лавров сравнивает это с событиями 2014 года на Украине, когда таковое посредничество вероломно обернулось поддержкой государственного переворота. В то же время Москва не предлагает своих посреднических услуг. Не собирается она, как теперь уже окончательно ясно, и устанавливать какие-либо контакты со штабом Тихановской и образованным координационным советом.

Что касается Лукашенко, то он пока придерживается единственной формы, с позволения сказать, «диалога» с оппозицией — с помощью угроз, локаутов, ОМОНа, а теперь еще и армейских подразделений, что он и продемонстрировал 23 августа на улицах белорусской столицы.

Между тем опыт истории показывает, что если мирные средства оппозиционной борьбы не приводят ни к каким результатам, то такой протест может в краткосрочном плане выдохнуться при отсутствии внятной тактики действий и пойти на спад. Само по себе хождение по улицам любого количества протестующих не трансформируется во взятие власти, если тот же Лукашенко не захочет ее отдавать, а силовики и правящая бюрократия останутся ему верны.

Значит, нужны иные формы гражданского сопротивления. Режимы, подобные лукашенковскому, сами толкают в долгосрочном плане оппозицию к большей непримиримости, включая вооруженную борьбу. Такие режимы мирно, как правило, не уходят. Либо все кончается внутриэлитным заговором и переворотом, либо вооруженным восстанием или иной формой силового захвата власти в случае раскола силовых структур. Либо кончается смертью «отца нации» и неизбежными затем реформами, которые будут тем болезненнее, чем дольше с ними тянуть.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию