16+
Среда, 2 декабря 2020
  • BRENT $ 47.56 / ₽ 3607
  • RTS1311.05
19 ноября 2020, 04:34 Общество

Президенту доложили о дефиците лекарств, но не сказали, кто виноват. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

«Найти и призвать к ответу тех, кто виновен в сложившейся ситуации, рано или поздно все же придется. И это точно не простые обыватели, мечущиеся от аптеки к аптеке в поисках препарата, от которого зависит жизнь их самих или их близких»

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Руководитель исполнительного комитета Общероссийского народного фронта Михаил Кузнецов на совещании у президента России Владимира Путина с членами правительства сообщил ему об остром дефиците целого ряда препаратов в российских аптеках.

В частности, по данным ОНФ, лекарство от коронавируса фавипиравир отсутствует в 85% проверенных российских аптеках, в 30% аптек отсутствуют вообще все противовирусные препараты, которые рекомендованы Минздравом, антибиотиков нет в 9% аптек. Самый востребованный антибиотик левофлоксацин отсутствует в 73% аптек.

«Выходом из сложившейся ситуации является ваше, Владимир Владимирович, решение о доставке бесплатных лекарств», — заявил лидер ОНФ.

Дефицит лекарств в аптеках наблюдается примерно с начала октября. Он совпал с началом резкого роста заболеваемости коронавирусом. Что вызвало, уверяют сейчас нас и президента чиновники, ажиотажный спрос чуть ли не на все подряд. Так, глава Минпромторга Денис Мантуров недавно говорил об ажиотажном росте спроса аж в 15 раз. При том что объемы производства, по его же словам, выросли всего в два раза. Мантуров пообещал президенту все исправить в самое ближайшее время.

Возможно, в этом случае масштабы эпидемии не вполне отражаются в официальной статистике. Иначе трудно объяснить, почему весной подобного ажиотажного спроса не было, а сейчас он возник. В свою очередь Владимир Путин попросил не перекладывать вину на россиян: «Что касается ажиотажного спроса: вчера еще никому ничего не нужно было, а сегодня уже ничего нет. Мы все с вами знаем, что это возможно, и здесь нечего на людей какую-то вину перекладывать», — сказал президент.

Непосредственно на совещании с Путиным никто не стал искать других виновников в сложившейся ситуации, помимо неразумных обывателей, якобы сметающих с полок все подряд. Во всяком случае, ни глава ОНФ не стал таковых называть, ни тем более профильный министр Мантуров или министр здравоохранения Мурашко не взяли на себя ответственность за происходящее. В том числе не стали публично обсуждать систему обязательной маркировки лекарств, запущенную летом. Многочисленные сбои в ней привели к массовому срыву поставок в аптеки уже в октябре, после чего, с подачи того же Минпромторга, систему перевели в уведомительный характер. Однако это еще не означает, что все заработало как часы. Система по-прежнему сбоит, поэтому чтобы уведомить о движении каждой упаковки, надо сильно постараться.

Дума было пыталась инициировать временный отказ от системы маркировки, пока не пройдет пандемия, однако потом как-то быстро передумала и более вопрос не поднимала. Именно сбой в системе маркировки в исполнении ее единственного оператора Центра развития перспективных технологий (ЦРПТ) мог спровоцировать тотальный дефицит, и ситуация стала развиваться лавинообразно. Ведь аптекам, производителям и поставщикам надо в буквальном смысле просканировать многажды каждую пачку препарата на всем пути его следования. Применительно к дешевым препаратам с такой канителью вообще многие предпочтут не заморачиваться. Между тем, вышеозначенному ЦРПТ, принадлежащему структурам Алишера Усманова, корпорации «Ростех» и Almaz Capital Александра Галицкого, с каждого отслеженного препарата «капает» по 50 копеек. Так что отказ от системы в буквальном смысле влетит в копеечку.

Впрочем, все валить на сбой в системе маркировки тоже, видимо, не следует. Рано или поздно она будет налажена. Другая проблема имеет еще более застарелый характер и заключается в установленной Минздравом и Федеральной службой по тарифам системе регулирования предельных цен на жизненно важные препараты. Это привело к постепенному, начиная с 2010 года, вымыванию дешевых лекарств с рынка. Их стало просто нерентабельно производить. В условиях пандемии, когда резко выросли цены на лекарственные субстанции, в том числе из-за девальвации рубля, это привело к настоящей катастрофе в поставках даже самых простых препаратов. Уже в прошлом году число сорванных аукционов по закупкам по ряду лекарственных позиций доходило до 80%. Производители просто отказывались поставлять товар по заниженным ценам. Большинство российских дженериков, например, делается из китайского и индийского сырья. Так вот, еще в августе текущего года с рынка было отозвано 59 наименований лекарств, в сентябре уже 78.

Исчезли не только препараты, перечисленные на совещании у президента лидером ОНФ. Только в этом году из России полностью исчезло около трех десятков базовых препаратов для лечения онкологических больных, что не имеет никакого отношения ни к ажиотажному спросу, ни к коронавирусу вообще. Так что найти и призвать к ответу, наконец, тех, кто виновен в сложившейся ситуации, рано или поздно все же придется. И это точно не простые обыватели, мечущиеся от аптеки к аптеке в поисках препарата, от которого зависит жизнь их самих или их близких.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию