16+
Воскресенье, 28 февраля 2021
  • BRENT $ 65.97 / ₽ 4923
  • RTS1411.93
25 января 2021, 13:07 ОбществоМедицина

В России выпустили аналог ремдесивира. Это первое в стране производство лекарства в обход патентообладателя

Лента новостей

Компания «Фармасинтез», которая ранее получила принудительную лицензию, произвела партию препарата для лечения COVID-19, запатентованного американской Gilead Sciences

Фото: Imago/ТАСС

Для борьбы с ковидом в России компания «Фармасинтез» Викрама Пунии выпустила первую партию ремдесивира без согласия создавшей его американской компании. Уже реализовано 422 упаковки этого лекарства под российским брендом «Ремдеформ», пишут «Ведомости».

Летом США выкупили около 90% ремдесивира на международном рынке. Оригинальный препарат под брендом «Веклури» разработала и запатентовала американская Gilead Sciences.

Осенью «Фармасинтез» обратился к российским властям с просьбой разрешить ей использовать патенты иностранного производителя для выпуска собственного аналога. Правительство России разрешило. Однако производить и продавать свой аналог ремдесивира без согласия патентообладателя «Фармасинтез» сможет в течение одного года, а в течение трех месяцев компания должна предоставить информацию о размере компенсации, которую Gilead Sciences получит за использование своих патентов. При этом эффективность ремдесивира до сих пор не доказана, комментирует гендиректор компании Unicorn Capital Partners Алексей Виноградов.

Алексей Виноградов гендиректор компании Unicorn Capital Partners «Как у любого противовирусного, у него есть временное окно, в котором он эффективен и после которого неэффективен. На этот счет есть две секты. Одни говорят, что он малоэффективен, другие — что нормальные исследования проведены, FDA (Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. — Business FM) одобрило. Я в той секте, которая считает, что препарат все-таки хороший, по крайней мере доказательная база у ремдесивира точно лучше, чем у фавипиравира. В отсутствие других возможностей получить на российский рынок этот препарат такой механизм действительно есть, и он законный. Его применяют крайне редко, действительно, только для таких форс-мажорных обстоятельств, как пандемия. Хорошо ли это с точки зрения имиджа страны? Не очень хорошо. Но, с другой стороны, если Gilead несговорчив, не дает нормальную лицензию на ремдесивир, который нужен стране, то решили, видимо, что в таких обстоятельствах можно дать принудительную лицензию. «Фармасинтез» будет платить какие-то платежи, роялти. Gilead, конечно, получил бы больше, если бы заключил нормальное соглашение».

Как пишут «Ведомости», основным доводом в пользу выдачи принудительной лицензии на ремдесивир было то, что стоимость оригинала очень высока, а российская компания может производить его дешевле. Максимальная стоимость «Ремдеформа» не должна превышать 7,4 тысячи рублей (без НДС) за упаковку. «Веклури» в 2020 году закупали по цене 11,5 тысячи рублей (без НДС). При этом один курс лечения требует от шести до 11 флаконов. Вот что сам Викрам Пуния рассказывал Business FM в начале ноября.

Викрам Пуния президент компании «Фармасинтез» «Мы обратились к Gilead с учетом того, что Gilead выдал добровольную лицензию 127 странам мира, в том числе союзникам России — странам ЕврАзЭС, но почему-то не выдал эту лицензию РФ. Мы попросили Gilead в своем письме дать нам добровольную лицензию с учетом того, что проблема очень критичная. Gilead сам не поставляет препарат. Пока мы от них ответа не получили. «Ремдеформ» — это абсолютная копия. За счет чего он дешевле? Правообладатели хотят заработать на этом деньги, разница только за счет этого. Что касается себестоимости, что у нас, что у Gilead она одинаковая. Но в нашем случае мы выходим на рынок и оплачиваем определенные роялти оригинатору за то, что пользуемся их разработкой, их лицензией, а это четко прописано в соглашении ТРИПС (Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности. — Business FM) по Дохинской конвенции в рамках ВОЗ. Отработаны законные механизмы, нам надо просто внедрить этот механизм, чтобы спасти жизнь людей».

Позднее Пуния заявил VTimes, что размер компенсации будет определен исходя из международной практики — от 1% до 1,5% от выручки или фиксированный разовый платеж. «Ведомостям» представитель фармкомпании сказал, что она все еще ведет переговоры с иностранным производителем. В Минздраве и правительстве России на запросы издания не ответили. Представитель Gilead Sciences комментарии не предоставил. Однако ранее в Gilead заявили, что «разочарованы» решением российских властей: «Мы считаем это решение излишним и контрпродуктивным, поскольку установленная компанией цена на препарат позволяет в любой стране мира сократить расходы правительства на борьбу с коронавирусом».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию