16+
Суббота, 27 февраля 2021
  • BRENT $ 65.97 / ₽ 4923
  • RTS1411.93
24 февраля 2021, 00:45 Политика

Новые санкции ЕС в отношении России — что слону дробина? Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Политолог отмечает, что в этих санкциях есть одно обстоятельство, которое никак не формализовано ни в каких решениях европейских структур. Его можно определить как «токсичность» для бизнеса, говорит он

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Главы МИД стран Евросоюза договорились о расширении санкций в отношении России. Среди предложенных лиц для внесения в список — глава Следственного комитета Александр Бастрыкин, руководитель Росгвардии Виктор Золотов, генпрокурор Игорь Краснов и глава ФСИН России Александр Калашников. Санкции должны быть утверждены в начале марта. Какое значение они имеют?

Пока утечки после совещания глав МИД стран ЕС свидетельствуют лишь о том, что в отношении России будут задействованы новые персональные санкции, которые коснутся глав четырех силовых ведомств. И это никак не выглядит сокрушительным ударом по нашей стране. Тем более что упоминаемые начальники и так никуда не ездят и у них нет авуаров на Западе, поскольку это запрещено российским законодательством. Новым в этой истории является разве только то, что санкции вводятся, в отличие от прошлых лет, не «за Крым и Украину», а за нарушение прав человека в связи с «делом Навального». Сторонники последнего, правда, пытаются в ходе контактов с европейскими политиками добиться, чтобы в санкционный список были включены некоторые российские олигархи — якобы за то, что они «близки к президенту Путину». Такие ограничительные меры, действительно, носили бы более чувствительный характер, так как могли бы затронуть целый ряд крупных российских предприятий. Как было тогда, когда США ввели санкции против Олега Дерипаски и Виктора Вексельберга. Однако руководство ЕС пока дает понять, что о таких мерах речи не идет, поскольку для этого нет достаточных юридических оснований.

В связи с обсуждением санкций со стороны Евросоюза в России часто преобладает такая точка зрения, что, мол, они носят, как правило, точечный характер персональных мер, а потому совсем не страшные, а на секторальные санкции европейцы вообще якобы не способны. Это не совсем так. Начиная с 2014 года ЕС ввел против России целый ряд ограничительных мер, которые в том числе носят секторальный характер. В частности, введены ограничения на продажу (в том числе обходными путями) товаров двойного назначения, не говоря о военных, — как в отношении российской армии и силовых структур, так и в отношении целого ряда предприятий ВПК. Есть ограничения на поставку технологий глубоководной разработки нефти и газа в арктической зоне, в российской экономической зоне, а также сланцевых месторождений. Существует также список предприятий и банков, которым запрещено давать долгосрочные кредиты. В частности, это относится к крупнейшим российским госбанкам, включая «Сбер», к госкорпорациям «Роснефть», «Транснефть» и «Газпромнефть», Объединенной авиакорпорации и некоторым другим. Отдельно действуют санкции в отношении компаний, работающих в Крыму.

К подобным ограничительным мерам российские предприятия уже адаптировались. Нельзя сказать, что они носят абсолютно запретительный характер, полностью препятствуя доступу к капиталам и соответствующим технологиям. Хотя такая адаптация, конечно, увеличивает издержки.

На этом фоне введение новых персональных санкций в отношении всего лишь нескольких руководителей силовых структур выглядит совсем не страшно. Европейским лидерам это даст возможность показать, что они не остаются безучастными по отношению к «делу Навального» и отстаивают то, что называется правами человека. У российских же руководителей появится новый повод напомнить словами Сергея Лаврова, что отношения с Евросоюзом «разорваны в клочья» и говорить нам с этими господами особо не о чем. С другой стороны, у многих провластных комментаторов появится возможность продемонстрировать свой скепсис по отношению к европейцам, у которых, мол, кишка тонка для серьезных санкций, и они способны только на персональные, которые нам — что слону дробина.

На самом деле, есть еще одно обстоятельство, которое никак не формализовано ни в каких решениях европейских структур. Его можно определить как «токсичность» для бизнеса. Чем больше в информационной повестке идут обсуждения всевозможных санкций в отношении России, даже персональных, тем выше настороженность европейского бизнеса ко всяким деловым связям с Россией вообще. Именно всех деловых связей. При прочих равных условиях европейский бизнес (который все же бывает довольно сильно политизирован вопреки традиционным представлениям, особенно в некоторых странах) будет предпочитать иметь дело с кем-то еще, но не с этими странными русскими, отношения с которыми портятся день от дня и конца этому пока не видно, и в качестве мер предосторожности от тех санкций, которые не ввели и даже вводить не собираются.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию