16+
Пятница, 23 апреля 2021
  • BRENT $ 64.86 / ₽ 4892
  • RTS1501.77
24 марта 2021, 04:39 ОбществоСМИ

«Понять природу зла»: что не так с интервью, которое взяла Собчак у маньяка?

Лента новостей

Видео на YouTube, где насильник рассказывает о своих преступлениях, вызвало бурную реакцию в соцсетях. Многие считают, что таким преступникам вообще нельзя давать слово. Какие проблемы подняла публикация этого интервью?

Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Обновлено в 14:03

Следственный комитет проверит заявления скопинского маньяка, которые он сделал в интервью с Ксенией Собчак. Так, он высказал намерение «помочь» зачать детей одной из его жертв. На это обратила внимание зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина и обратилась в Генпрокуратуру и ФСИН.

Видео беседы с Виктором Моховым вызвало большой резонанс в обществе. Business FM не будет пересказывать содержание фильма. Остановимся на факте: Собчак опубликовала интервью с маньяком. Общественность отреагировала. Одни считают, что давать слово маньякам нельзя в принципе, другие полагают, что с такими преступниками журналисты могут общаться, пока маньяки находятся в местах лишения свободы. Третьи не видят ничего предосудительного в том, что сделала Ксения Анатольевна. Последние, нужно заметить, в меньшинстве. Сама Собчак выпустила дисклеймер: «Нельзя понять природу зла, если не заходить на его территорию». Она сравнила свое интервью с Моховым с фильмами Финчера и фон Триера.

Но рассуждения Ксении Анатольевны о ценности и методах исследования зла все равно упираются в тот факт, что в этой своей работе она не стала отказываться от рекламы. В ролике, который прерывает фильм, Собчак рекламирует экспресс-тесты на COVID-19 от компании «Авивир». За тестом она бежит в лабораторию «Гемотест». Рекламодателем в данном случае является производитель тестов. И в компании сожалеют о том, что ролик попал именно в этот выпуск. Директор по развитию «Авивир» Матвей Алексеев говорит, что компания рассчитывала на то, что видео встанет в обычное нейтральное интервью или в новостной выпуск на канале Собчак.

Матвей Алексеев директор по развитию «Авивир» «Мы не являемся спонсорами данного выпуска и не согласовывали интеграцию с данным противоречивым контентом. Редакторская политика Ксении не предполагает того, чтобы мы были осведомлены о том, где была размещена наша интеграция, к сожалению. Если бы мы знали, где она будет размещена, мы бы попросили, безусловно, передвинуть, или абсолютно изменить формат, или вообще не использовать YouTube».

В «Гемотесте» Business FM в письменной форме подтвердили, что лишь предоставили помещение для съемок и что ни сценарий, ни содержание выпуска не были согласованы с лабораторией. А если бы были — «Гемотест» не стал бы в этом участвовать. Впрочем, ролик из фильма до сих пор никто так и не удалил. Информация о том, сколько заработал канал Собчак на этой рекламе, разумеется, не разглашается.

Также неизвестно, получил ли деньги за это интервью сам Мохов. Журналистам он сказал, что вернулся домой из Москвы с мешком денег. Телеграм-канал Mash утверждал, что Собчак заплатила Мохову 50 тысяч рублей и купила в его дом мебель. Сама же Собчак категорически отрицает, что вела какие-либо переговоры по гонорару за это интервью.

Так или иначе реакция последовала. Глава Союза журналистов России Владимир Соловьев предложил законодательно запретить популяризировать осужденных по тяжким статьям. Первый зампред Комитета Госдумы по информационной политике Сергей Боярский заявил, что эта тема, скорее всего, будет обсуждаться в парламенте.

Некоторые эксперты приводят в пример то, как это регулируется в США. В свое время там был принят «Закон Сына Сэма», на основании которого власти могут конфисковать деньги, которые маньяки получили от издания книг, раздачи платных интервью и прочих форм рассказа о своих преступлениях. Псевдоним Сын Сэма использовал американский убийца Дэвид Берковиц. А самый яркий пример того, как этот закон сработал, — это история с публикацией книги О. Джея Симпсона. Этого американского футболиста и актера обвинили в убийстве жены и свидетеля этого преступления. Рассказывает адвокат из Флориды Эвелина Либхен.

Эвелина Либхен адвокат из Флориды «Были люди, которые считали его вину безусловно доказанной. В то же время были люди, которые, несмотря на огромный груз доказательств (он был каким-то астрономическим, людей признают виновными на одной десятой, если не на одной сотой того груза доказательств, который был собран против О. Джея Симпсона), тем не менее, поскольку у этого дела была очень мощная расовая подоплека, были люди, которые не согласились. Также у Симпсона была очень сильная защита, она была составлена из самых сильных на тот момент ведущих уголовных адвокатов страны, и они придирались буквально ко всему, за что только возможно было зацепиться. И всплыли в процессе их расследования некоторые достаточно неприятные факты, связанные с лос-анджелесской полицией».

Суд присяжных, несмотря на тяжесть улик, оправдал Симпсона. Позднее, уже в рамках гражданского судебного разбирательства, Симпсона фактически признали виновным, говорит управляющий партнер адвокатского бюро «Гладышев и партнеры» Владимир Гладышев.

Владимир Гладышев управляющий партнер адвокатского бюро «Гладышев и партнеры» «Он написал книгу «Если бы я сделал это: признания убийцы». Там он описал сам процесс убийств, заработал большую сумму денег. Но потом семья убитой им жены подала на него гражданский иск и фактически все гонорары от этой книги отсудила себе».

По словам юриста, на Западе в таких случаях речь обычно идет именно о книгах под авторством убийц и маньяков. Что же касается интервью, преступники их дают, но по закону не имеют права на этом зарабатывать, отмечает управляющий партнер адвокатского бюро Fedor Kozlov & Associates Федор Козлов.

Федор Козлов управляющий партнер адвокатского бюро Fedor Kozlov & Associates «Дают интервью, допустим, когда уже человека осудили. Дают интервью, бывает, еще во время самого процесса и после него. Но всегда это интервью не про само преступление. Задают вопросы, чтобы узнать у человека реакцию, что будет дальше, будет ли апелляция, какая будет дальнейшая процедура. В Америке с преступниками очень часто разговаривают, часто общаются журналисты, то есть это можно делать в принципе. Но, опять же, никто никогда не говорит о фактах самого преступления, и ни в коем случае преступник не получает с этого прибыль».

По тому же закону в США авторы каких-либо художественных произведений, основанных на истории громких преступлений, не имеют права делиться доходами с теми, кто эти преступления совершал.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию