16+
Понедельник, 12 апреля 2021
  • BRENT $ 63.05 / ₽ 4880
  • RTS1417.77
25 марта 2021, 15:08 Компании

Наталья Бахова, МКБ: «Сейчас российским компаниям интересен как экспорт, так и импорт, поэтому важно, чтобы у них была квалифицированная поддержка»

Лента новостей

По ее словам, банк должен предоставлять широкий ряд продуктов, чтобы компания могла закрыть все свои потребности

Наталья Бахова, директор департамента торгового финансирования МКБ.
Наталья Бахова, директор департамента торгового финансирования МКБ. Фото: МКБ

Директор департамента торгового финансирования МКБ Наталья Бахова рассказала о том, как проходит диджитализация в торговом финансировании, куда делся блокчейн и что нового банк может предложить российским экспортерам.

За минувший пандемийный год очень многое перешло в цифру и это коснулось, в том числе, банковских продуктов и услуг. Как, по вашей оценке, диджитализация проходит непосредственно в торговом финансировании?
Наталья Бахова: Диджитализация на текущий момент — это общий мировой тренд, и международное финансирование следует этому тренду. Стало еще более актуально проводить транзакции, не используя бумаги. Также очень важно, чтобы транзакции проходили быстрее и трудозатрат по ним было меньше. С точки зрения международного финансирования, это очень актуально, поэтому мы разрабатываем возможные варианты и несколько продуктов уже запустили. Мы на текущий момент предлагаем клиентам выпускать внутрироссийские аккредитивы и делаем это через электронную платформу «Контур.Диадок». То есть, аккредитивы в данном случае выпускаются абсолютно без бумаги. Наш банк, по просьбе нашего клиента, выпускает аккредитив в пользу поставщика. Учитывая, что это делается через электронную платформу, мы напрямую авизовываем поставщику этот аккредитив, то есть, банк поставщика исключается из цепочки. Поставщик может быть не клиентом нашего банка. Он видит, что в его адрес открыт аккредитив, проводит транзакции, отгружает и также предоставляет нашему банку отгрузочные документы через электронную платформу. Это могут быть диджитал-документы, это может быть скан документа, подписанный электронной цифровой подписью. Процесс реализации кредитивов здесь ускоряется примерно в три раза. Это первый пример. Второй пример: международный факторинг. Сейчас у нас на стадии реализации находится сделка по международному факторингу, когда мы полностью ее делаем через платформу «Контур.Диадок». В данном случае мы будем передовиком в этом направлении и видим, что клиентам это очень интересно, и понимаем почему.
Очевидно, что коронавирус эту диджитализацию подогрел, но она не была бы возможна без соответствующего развития технологий. Интересный момент: в последнее время из нашего лексикона исчезло слово «блокчейн», хотя еще пару лет назад буквально на каждом углу все говорили только о блокчейне. Возникает вопрос: ушло только слово? Во что вылились все эти бесконечные разговоры о блокчейне?
Наталья Бахова: Если говорить про Россию и про блокчейн, то у международного финансирования сейчас нет транзакций по торговому финансированию на блокчейне. Потому что для того, чтобы российские компании, контрагенты, ведущие внешнюю экономическую деятельность, начали его использовать, необходимо, как минимум, изменение законодательства Российской Федерации. Но однозначно, что это будущее. Однозначно, что это удобно. Это децентрализация. На текущий момент, к примеру, мы тестируем контур-платформу с нашим клиентом. Он выпускает аккредитив в пользу турецкого поставщика, все подключаются к платформе и начинают процессить эту сделку. Все заходят в один интерфейс, видят в одно и то же время, что произошло по сделке. Для того, чтобы эта технология — блокчейн, перешла в широкомасштабный формат, нужно чтобы российское законодательство разрешило использовать цифровые документы.
Если из будущего вернуться в настоящее и поговорить о цифрах. Объем несырьевого неэнергетического экспорта в прошлом году составил рекордные для России 161,3 млрд долларов. Причем, по данным Российского экспортного центра, это уже третий рекорд подряд. Интересно, у нас действительно все так хорошо с этим или есть какие-то нюансы?
Наталья Бахова: На самом деле, если говорить про несырьевой неэнергетический экспорт, то с каждым годом его объемы увеличиваются, притом, что если взять последний год, то экспорт уменьшился. Мы, в основном, экспортируем металлургию, химию, машиностроение, продовольствие. С точки зрения несырьевого неэнергетического экспорта, нашими основными покупателями являются Китай, Казахстан, Белоруссия. Это интересное направление, где банки встраиваются и помогают клиентам структурировать сделки. При этом, наши экспортеры хотят быть конкурентоспособными по отношению к зарубежным поставщикам. Когда ты выходишь на рынок к зарубежному покупателю, ты должен быть конкурентоспособным, и ты предлагаешь, к примеру, отсрочку платежа, продукцию уже совместно с формой финансирования. Мы видим спрос в этом направлении: клиентам интересен международный факторинг. Это можно делать через подтверждение и дисконтирование экспортных аккредитивов или через представление финансирований иностранному контрагенту. Мы это делаем, в том числе, при сотрудничестве с иностранными международными финансовыми институтами. У нас есть прямые лимиты на локальные банки тех стран, где работают наши экспортеры.
А если говорить о динамике, где мы больше растем: в СНГ или странах дальнего зарубежья?
Наталья Бахова: Растем и там, и там. Если говорить про СНГ, то основные покупатели несырьевого и неэнергетического экспорта это Казахстан, Белоруссия и Узбекистан. В меньшей степени другие страны. Нашим клиентам здесь интересны банковские продукты. Например, если вы экспортируете в Китай, то вам открывает аккредитив китайский банк с высоким рейтингом. Если говорить про страны СНГ, то российские экспортеры хотят зачастую закрыть свои риски и испытывают еще большую потребность в таких сделках.
Поговорив об экспортерах, не хочется обижать и импортеров. Какие новые продукты рынок предлагает сейчас для них?
Наталья Бахова: Здесь есть стандартные инструменты, которые широко используются: аккредитивы, гарантии, импортный факторинг. Но, в данном случае, банк не стоит на месте и даже те же стандартные продукты все время модифицирует, кастомизирует под клиентов. Возьмем аккредитивы. Мы предлагаем постфинансирование в отличной от самого аккредитива валюте и дополнительные опции, например, дисконтирование. Также недавно был разработан новый продукт, который очень интересен клиентам, — мультиаппликантный договор по аккредитивам. Мы, заключая договор с одним контрагентом и устанавливая риск на этого контрагента, по его поручению, можем выпускать аккредитивы за третьих лиц. Очень удобно, потому что банк не анализирует аппликанта, а анализирует только клиента.
Соответственно, экономя очень много времени.
Наталья Бахова: Экономя очень много времени и, может быть, есть какие-то компании, на которых тяжело установить лимит: они могут выступать аппликантами в рамках выпуска аккредитива по международному контракту, либо по внутрироссийскому контракту. Сейчас российским компаниям интересен как экспорт, так и импорт. Очень важно, чтобы здесь у них была квалифицированная поддержка, где российская компания может найти экспертизу и помощь в структурировании сделки. Удобно, когда банк предоставляет сразу широкий ряд продуктов, и компания, приходя в банк, может закрыть все свои потребности. Например, экспортер может профинансироваться как на предэкспорт, а также закрыть риск того, что иностранный контрагент не заплатит. И с точки зрения импорта, удобно, когда банк предоставляет решение на всей цепочке.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию