16+
Среда, 21 апреля 2021
  • BRENT $ 66.13 / ₽ 5068
  • RTS1464.17
30 марта 2021, 02:35 Политика

«Стоит ли оно того?» Георгий Бовт о позиции Москвы по военному режиму Мьянмы на фоне гибели сотен протестующих

Лента новостей

Присутствие замглавы Минобороны России на военном параде в Мьянме не означает одобрения Москвой трагических событий в этой стране, заявил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков. Как расценивать данный визит?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

В Кремле обеспокоены растущим количеством жертв среди гражданского населения в Мьянме, где проходят массовые протесты, заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, отметив, что ситуация тщательно отслеживается.

В Мьянме в минувшие выходные погибли более 100 манифестантов во время разгона акции протеста. Ранее в Минобороны сообщили, что заместитель министра обороны РФ генерал-полковник Александр Фомин и члены общественного совета при российском военном ведомстве стали гостями парада в честь 76-й годовщины образования Вооруженных сил Мьянмы, который прошел в Нейпьидо.

«Вы знаете, что у нас давние и достаточно конструктивные связи с Мьянмой, есть все-таки определенные наработки в плане двусторонних отношений, и вот именно с этого угла нужно к этому относиться. Это совершенно не означает, конечно, одобрения вот тех трагических событий, которые имеют место в стране», — ответил Песков на вопрос о том, означает ли присутствие замглавы МО РФ на параде поддержку или признание режима, который установился в Мьянме.

В Мьянме 1 февраля произошел военный переворот. С тех пор в стране не прекращаются протесты, подавление которых сопровождается массовыми жертвами. Очередная волна прошла 27 марта, в день, когда в столице прошел военный парад в честь 76-летия вооруженных сил. Были убиты более сотни человек, включая детей, а всего после захвата власти военными погибли более 400 человек.

Отношение России к происходящему резко отличается от оценок, звучащих из западных столиц. Так, главы оборонных ведомств двенадцати — в основном западных — стран выступили с заявлением, резко осудившим применение насилия против населения Мьянмы армией страны. Генсек ООН Антониу Гутерриш заявил, что глубоко шокирован насилием в Мьянме, а спецдокладчик ООН Том Эндрюс призвал провести чрезвычайное заседание, посвященное событиям в Мьянме. Однако вряд ли западным странам удастся добиться осуждения режима во главе с главнокомандующим армии Мин Аун Хлаином, поскольку в Совете Безопасности ООН подобная резолюция не получит поддержки не только России, но и Китая, который также относится к подобным действиям по подавлению беспорядков весьма снисходительно.

В то же время во время парада 27 марта именно российское представительство на уровне замминистра обороны Александра Фомина было самым высоким, тогда как другие присутствовавшие делегации — Китая, Индии, Бангладеш, Пакистана, Лаоса, Вьетнама и Таиланда — были представлены на значительно менее высоком уровне. Накануне произошла также встреча Фомина и лидера путчистов Мин Аун Хлаина, в ходе которой тот назвал Россию «подлинным другом Мьянмы» и поблагодарил за поддержку. Сам он, как и ряд других военных страны, находится под санкциями ЕС и США.

В этом плане заявление представителя Кремля о том, что присутствие на военном параде российского замминистра не означает поддержки действий режима, а также выражение глубокой озабоченности происходящим в Мьянме можно считать несколько запоздалой реакцией. Притом даже не на сами события, а на то, что высокий уровень российской делегации на фоне расстрелов демонстрантов был замечен в западных СМИ, вызвав, разумеется, соответствующие комментарии. При этом МИД России в эти дни вообще предпочел отмолчаться. Видимо, не хотел оценивать действия ведомства Сергея Шойгу.

Надо отдать должное, вопреки сложившимся традициям, Москва не стала на сей раз осуждать резкое отношение Запада к событиям в Мьянме, избегая заявлений о том, что, мол, не надо вмешиваться во внутренние дела суверенного государства. Притом что, конечно, правозащитная тема никогда особо не являлась заметной в российской внешней политике, тем более в качестве самостоятельной линии вне контекста отношений с тем или иным государством в целом. Тем более она не являлась таковой в отношении столь неоднозначных партнеров из числа стран третьего мира, к которым относится и Мьянма, где военные правили десятилетиями. Отчасти в этом есть своя логика, поскольку последовательной правозащитной политики не получается в подобных случаях ни у кого, в том числе у западных стран, а все время получаются какие-то двойные стандарты. Скажем, военным Мьянмы нельзя стрелять в протестантов, а монархиям Персидского залива очень даже можно.

Свои интересы у России в Мьянме есть, но не сказать, чтобы такие уж значительные. Имеется соглашение об упрощенном заходе в порты военных кораблей. Взаимный товарооборот не превышает полумиллиарда долларов в год, зато мы поставляем туда некоторое количество машин и оборудования. Россия проводит обучение военных из Мьянмы, поставки вооружений составили в последние пять-шесть лет примерно 16% полученных армией Мьянмы на фоне эмбарго со стороны ряда западных стран.

Стоит ли оно того, чтобы закрывать глаза на то, что потом вполне может потянуть на военные преступления? Правда, это в определении западного правосудия. В мире все теперь так вариативно с точки зрения принципов. Обычно в таких случаях шутят примерно так: «Если не мы, то завтра там будут солдаты НАТО». В смысле всегда найдутся те, кто будет еще менее щепетилен и отожмет нас с очередного, хоть и маленького, но рынка. Тогда как по нынешним временам всякая маржа хороша.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию