16+
Суббота, 8 мая 2021
  • BRENT $ 68.27 / ₽ 5038
  • RTS1577.51
30 апреля 2021, 20:42 Право

«Перевернутая правда» лжесвидетелей Михаила Ефремова

Лента новостей

Вынесены приговоры трем лжесвидетелям из дела Михаила Ефремова. Их привел на процесс бывший адвокат артиста Эльман Пашаев. В суде он заступался за обвиняемых в даче заведомо ложных показаний, но это не помогло

Александр Кобец.
Александр Кобец. Фото: Алексей Потицкий/ТАСС

Трое свидетелей защиты из дела актера Михаила Ефремова получили по приговору Пресненского суда Москвы от года до полутора лет исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства. Двое из них утверждали, что актер не был за рулем внедорожника, а третий уверял: он видел, как на заднее сиденье джипа артиста сел какой-то человек. Всех троих признали виновными в даче заведомо ложных показаний (ч. 1 ст. 307 УК РФ).

Дела друзей детства, уроженцев Воркуты Александра Кобеца и Андрея Гаева, а также перебравшегося из Астрахани в столицу 52-летнего Тевана Бадасяна слушались тремя разными судьями. Какой в этом был смысл, никто так и не понял. Ведь свидетелями по всем трем делам фактически были одни и те же люди. И даже защищал Кобеца и Гаева один и тот же адвокат.

Так или иначе, но к финалам процесса судьи Сергей Артемов, Александра Авдотьина и Катерина Гордеева подобрались синхронно — в пятницу они провели прения сторон и огласили приговоры.

Показания в пользу Ефремова

По версии следствия, явившись на процесс по делу Михаила Ефремова летом 2020 года, Кобец, Гаев и Бадасян дали не соответствующие действительности показания, чтобы выгородить актера. Тот был сильно пьян, когда вечером 8 июня 2020 года сел за руль своего внедорожника. В районе Смоленской площади Ефремов выехал на встречку и врезался в фургон Lada, его водитель Сергей Захаров погиб.

Кобец утверждал, что первым подбежал к машине, на водительском сиденье которой был молодой человек в жилетке, собиравший подушку безопасности. Он якобы обругал Кобеца нецензурной бранью, потребовав, чтобы тот ушел. По версии Кобеца, сам Михаил Ефремов, прической похожий на Аллу Пугачеву, якобы вышел из машины с заднего пассажирского сиденья. Аналогичные показания в суде дал и Андрей Гаев.

Вот только коллеги Гаева, который трудился грузчиком на Рублевском мясокомбинате, опровергли такую возможность. Они показали, что в день аварии Гаев работал в ночную смену и выйти за территорию предприятия без специального пропуска не мог. Его присутствие на работе подтвердил и табель учета рабочего времени. На это Гаев выдвинул версию, согласно которой он поменялся с кем-то из коллег. Правда, имени этого человека он так и не назвал.

Что же касается Бадасяна, то он рассказал историю о том, что был в Плотниковом переулке незадолго до ДТП и видел, как на заднее сиденье джипа с «блатными» номерами сел какой-то человек. Впрочем, Ефремова Бадасян в этом «человеке в кепке» не узнал.

Пашаев, свидетель и «детектор лжи»

Позицию фигурантов подтвердил в суде Эльман Пашаев, который и привел всех трех свидетелей на процесс. В пятницу он выступал в защиту Александра Кобеца, был, как всегда, самоуверен и «обличал» репортеров. «Вы актеры, а не журналисты. Вы правду боитесь писать!» — с ходу заявил он в коридоре суда.

Об Александре Кобеце он был, напротив, высокого мнения, говорил, что оснований не доверять ему не имел. По версии Пашаева, Кобец якобы сам нашел его «то ли в Facebook, то ли в Instagram» в ответ на его клич объявиться очевидцам аварии.

В ходе общения выяснилось что оба воевали — Кобец в Донбассе, Пашаев в 1990-е в Приднестровье. «Я сказал, что боевой офицер и даю слово, что вас не брошу», — рассказал Пашаев. Он объяснил, что в первые пять-десять дней с Ефремовым было «невозможно разговаривать». «Сказывалось тяжелое алкогольное, наркотическое опьянение, снотворные, шок. На любой мой вопрос он отвечал: я ничего не знаю», — выступал Пашаев.

По его версии, прежде чем привести Кобеца в суд, он проверил свидетеля на детекторе лжи, дабы убедиться, что тот говорит правду. Исследование на полиграфе юрист якобы проводил у себя в офисе. Впрочем, никакого документального подтверждения этому он не предъявил. Отсутствие документа Пашаев объяснил просто: за выдачу письменного заключения надо было платить 60 тысяч. А консультация полиграфолога стоит дешевле — всего 15 тысяч. Но тут никаких бумаг не дают. Однако Пашаев заверил, что обследовавший Кобеца специалист был профессионал своего дела. «Он обслуживает МВД и СК, один из лучших полиграфологов. Я попросил его», — выступал Пашаев. Кстати, он заверил, что пригласил Кобеца как свидетеля с согласия актера. Последний после аварии заявил, что ничего не помнит. Также Пашаев заверил, что никому из свидетелей денег за показания не платил, а лишь возместил расходы на перелет и проживание в хостеле.

При этом он не скрывал — именно он позвал Кобеца на передачу «Пусть говорят». (Сам житель Иванова в суде, как ни старался, не смог вспомнить, кто привез его на программу. — Business FM). Однако сделал это Пашаев якобы из лучших побуждений — дабы защитить имя Ефремова, которого его оппонент, представитель потерпевших Александр Добровинский, обвинял в пьянстве и наркомании. Последнего Пашаев назвал «клоуном».

И Добровинского, и Пашаева после процесса лишили статуса за оскорбительные высказывания. Слова последнего судьи не приняли. Так, выносившая приговор Кобецу Катерина Гордеева котировала: показания Пашаева не только не подтверждают версию подсудимого, а даны с целью помочь ему уйти от уголовной ответственности.

«Темное прошлое» и телефонный биллинг

Кстати, процессы вскрыли «темное» прошлое свидетелей Михаила Ефремова. Так, Кобец оказался судим за мошенничество при получении выплат (ст. 159.2 УК РФ), а Гаев не раз привлекался к административной ответственности за домашнее насилие — нанесение побоев — и был лишен родительских прав.

Большинство же фигурантов подвел телефонный биллинг. Следователи выяснили, что в день аварии Гаев находился дома в Иванове, а Бадасян — в Одинцове. Суд положил это в основу их приговоров.

При назначении наказаний в качестве смягчающих обстоятельств судьи учли наличие у всех подсудимых малолетних детей, у Бадасяна — порока сердца, а у Кобеца — беременной жены и маленького ребенка.

«Очень хочется верить, что к воспитанию наследников Кобец подойдет более ответственно, чем к своей собственной жизни, — высказался в прениях гособвинитель. — Тот факт, что у него была личная заинтересованность, не вызывает сомнений. Какая именно и в чем выражалась — подсудимый умалчивает. Однако он рассказывал, что на период участия в деле фактически жил за счет Пашаева. Потом в эфире программы «Пусть говорят» на всю страну рассказал свою перевернутую правду. И уж если его заинтересованность была в удовлетворении своего тщеславия, то данный интерес Кобеца был удовлетворен, хотя слава вышла вполне сомнительная».

В итоге все трое получили исправительные работы — Гаев и Кобец по полтора года, а Бадасян — один год с удержанием 10% заработка в доход государства. Это значит, что в течение этого времени с их зарплат будут идти отчисления в бюджет. Впрочем, фигуранты заявили, что не согласны с решениями суда и будут их обжаловать.

Что же касается Михаила Ефремова, то под конец процесса он признал вину, выплатил родным погибшего компенсации и получил 7,5 года колонии.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию