16+
Четверг, 5 августа 2021
  • BRENT $ 70.56 / ₽ 5157
  • RTS1653.31
27 июня 2021, 23:04 Политика

Амбициозный проект Эрдогана. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

В Турции начали строить дублер канала Босфор. Цена проекта — 15 млрд долларов. Сдать объект планируют к 2028 году. Зачем Эрдогану этот проект и не нарушает ли он Конвенцию Монтрё?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган дал старт строительству канала «Стамбул», который пройдет западнее столицы и параллельно Босфору. Канал будет иметь длину 45 километров, ширину 275 метров и глубину 20,7 метра. По нему смогут проходить нефтеналивные танкеры длиной до 275 метров и контейнеровозы длиной до 351 метра. Проект намерены реализовать за семь лет. Его оценочная стоимость — 15 млрд долларов.

Официально Анкара в обоснование строительства нового канала приводит, разумеется, экономические, а также экологические причины. Ведь при нынешней высокой загруженности Босфора и плотности трафика любая авария, скажем, нефтяного танкера может привести к непоправимым экологическим последствиям. В 1930-е годы, когда державы — победительницы в Первой мировой войне вернули Турции контроль над проливами, оговорив это условиями Конвенции Монтрё, через пролив ежегодно проходили в среднем 3 тысячи судов. В настоящее время — около 40 тысяч. По некоторым прогнозам, к 2050 году это число может превысить 75 тысяч, притом что безопасную пропускную способность пролива Босфор оценивают в 25 тысяч судов. Правда, некоторые эксперты указывают на то, что в самые последние годы трафик через Босфор как раз сокращался, поскольку введение в строй целого ряда нефтепроводов заметно сократило потребности в танкерных перевозках.

Пока очередной амбициозный проект Эрдогана выглядит не очень обоснованно с экономической точки зрения. Потратив 15 млрд, а то и, по некоторым оценкам, все 25 млрд долларов, Турция существенно увеличит свой и так немаленький внешний долг в 270 млрд долларов. Между тем по той же Конвенции Монтрё Турция не может запретить иностранным судам пользоваться проливами Босфор и Дарданеллы, перенаправив их в новый канал. Турции также позволено взимать лишь, по сути, символическую плату за проход судов через Босфор — около 4,5 тысячи долларов. Лишь существенно снизив даже эту цену, она сможет заинтересовать пользоваться каналом «Стамбул», нарастив выручку за счет объема трафика. Или же выйти из Конвенции Монтрё и как-то попытаться заставить пользоваться новым каналом. Что тоже будет непросто.

У турецкого президента есть сугубо внутриполитические цели. Например, за счет притока новых жителей данного региона, в том числе строителей, он не прочь разбавить не очень лояльное ему нынешнее население этих районов Стамбула. В том числе могут быть привлечены и беженцы из Сирии, до предела лояльные Эрдогану. Также хорошо известно, что подобные масштабные строительные проекты привлекают капиталы сомнительного происхождения, которые неплохо отмываются на больших стройках. Такие деньги тоже не помешают турецкой экономике.

Главное же, что Эрдоган значительно повысит собственные ставки в геополитической игре в регионе, закрепившись в роли «брокера» в отношении других сильных держав. Например, сам факт такого масштабного международного проекта может стать преградой на пути американских санкций, которые еще недавно обсуждала в отношении Анкары администрация США. Новый канал также может стать сильной картой для игры на рынке международных перевозок, в том числе нефтяных.

Что касается Конвенции Монтрё, то ее судьба вовсе не предопределена. Не зря, когда весной текущего года около сотни высокопоставленных отставных турецких военных выступили с открытым письмом против строительства канала и подрыва данной конвенции, Эрдоган ответил им жесткими репрессиями. Он действительно имеет в виду избавить свою страну от обязательств по данной конвенции или создать еще более благоприятные условия для избирательного ее применения в интересах Анкары.

Скажем, во время российско-грузинской войны 2008 года Эрдоган не разрешил проход в Черное море одного крупнотоннажного американского военного корабля. А в будущем, наоборот, может разрешить проход через новый пролив без ограничений по численности и водоизмещению военных кораблей НАТО в Черное море. И при этом сохранить требование о предварительном уведомлении на проход для российских военных кораблей, следующих в Средиземное море. С другой стороны, если Турция полностью выйдет из Конвенции Монтрё, то у иностранных держав останется право требовать свободы судоходства на основании обычного морского права.

В любом случае геополитическая игра в регионе может сильно осложниться. А что касается Конвенции Монтрё, то рассчитывать на то, что она будет действовать вечно, было бы наивно. Ситуация в регионе, да и во всем мире, сильно изменилась с 1936 года. Новая реальность всегда корректирует любые договоры. Или перечеркивает их. В данном случае это будет пересмотр итогов даже не Второй, а еще Первой мировой войны.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию