16+
Понедельник, 26 июля 2021
  • BRENT $ 74.19 / ₽ 5472
  • RTS1595.86
13 июля 2021, 18:00 Право

Две «опечатки» в деле генерала Дрыманова

Лента новостей

Теперь уже Верховный суд вынужден был исправлять недочеты судьи Мосгорсуда Сергея Груздева, который приписал бывшему главному следователю столицы участие в сбыте наркотиков и судимость. Однако приговор устоял

Александр Дрыманов.
Александр Дрыманов. Фото: Максим Григорьев/ТАСС

Верховный суд России 13 июля рассмотрел жалобу осужденного на 12 лет колонии бывшего руководителя столичного управления Следственного комитета России Александра Дрыманова. Для слушания в кассации его доставили из мордовской колонии. Защита настаивала на отмене приговора и направлении дела в Мосгорсуд на новое рассмотрение иным составом суда. Однако этого не случилось: суд ограничился исправлением «технической» ошибки — указаний на то, что генерал-майор в отставке был ранее судим.

Это не первый «ляп» судьи Мосгорсуда Сергея Груздева. В сентябре 2020 года Первый апелляционный суд исключил из приговора другую формулировку — о том, что подсудимые Дрыманов, Максименко и Крамаренко «объединились в организованную группу с целью сбыта наркотиков».

Тогда защита предположила, что эта формулировка, вероятно, перекочевала в судебный акт из приговора по другому делу, который использовал судья.

Следователи и «воры»

Сергей Груздев 18 марта 2020 года приговорил Александра Дрыманова к 12 годам колонии строгого режима, лишив звания и наград и назначив штраф в 195 млн рублей. Вместе с ним в колонию на 14 лет отправился экс-начальник Главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СКР Михаил Максименко (для него это был второй срок). Бывший начальник следственного управления по Центральному административному округу ГСУ СК РФ по Москве Алексей Крамаренко получил десять лет заключения. Двое последних также должны заплатить штрафы в 250 млн рублей и в 195 млн рублей соответственно.

Поскольку Первый апелляционный суд осенью 2020 года оставил приговор в силе, осужденные были этапированы отбывать наказание в колонии для бывших сотрудников правоохранительных органов.

В кассации приговор обжаловал только Александр Дрыманов. Из-за того что в деле имелись документы, имеющие гриф «секретно», он не мог участвовать в разбирательстве по видео-конференц-связи, а был конвоирован в здание Верховного суда России на Поварской улице в Москве. Впрочем, ни родственники, ни журналисты увидеть его не смогли: слушание прошло в закрытом режиме, хотя в Мосгорсуде подавляющая часть процесса прошла при открытых дверях.

На заседании 13 июля защита просила отменить приговор Мосгорсуда, который признал Дрыманова виновным в получении двух взяток (ч. 6 ст. 290 УК РФ). Речь шла об 1 млн долларов за смягчение обвинения и освобождение из-под стражи правой руки вора в законе Захара Калашова (Шакро Молодого) Андрея Кочуйкова по прозвищу Итальянец и его друга Эдуарда Романова (Дюбеля). Оба оказались замешаны в перестрелке на Рочдельской улице рядом с кафе Elements в декабре 2015 года, в ходе которой были убиты двое и ранены еще несколько человек.

Помимо этого, как установил суд, Дрыманов получил от своего бывшего первого заместителя Дениса Никандрова банковскую карточку с 9,8 тысячи евро в благодарность за назначение на должность.

Ненайденный 1 миллион долларов

Сам генерал вину отрицал. Его адвокаты настаивали, что все обвинение было построено на показаниях Никандрова, который также был арестован, однако в итоге признал вину и, дав показания на бывшего начальника, отделался пятью с половиной годами колонии общего режима. Летом 2019 года Никандров освободился условно-досрочно, отсидев чуть меньше трех лет.

Призывая Верховный суд отменить приговор, защита апеллировала к тому, что суд неправильно истолковал аудиозаписи прослушек разговоров фигурантов.

«В них несколько раз говорилось, что Дрыманов «не должен быть в курсе» и с ним нельзя «решить», что он действует только в рамках закона. Было много записей, мы просили суд дать им оценку в совокупности со всеми доказательствами и отменить приговор», — привел Business FM подробности заседания один из защитников осужденного Марк Каверзин.

Он обратил внимание на то, что 1 млн долларов в итоге так ни у кого и не нашли, в том числе и «долю» Никандрова в 200 тысяч долларов, якобы полученную от генерала в фирменном мешке из магазина Bosco. Сам Дрыманов заявил, что в ней презентовал своему заму бутылку коньяка.

«Опечатки» приговору не помеха

Другой защитник осужденного Денис Кобелев считает, что при рассмотрении были допущены «массовые» нарушения уголовно-процессуального закона, которых вполне хватило бы для пересмотра дела. Не говоря о том, что судья Груздев явно использовал текст другого судебного акта для написания приговора, что и повлекло те самые «опечатки».

«Причем об обеих «опечатках», включая несуществующую судимость Дрыманова, мы говорили еще в апелляции, однако суд наши слова проигнорировал, в итоге Верховному суду пришлось проводить еще одну «работу над ошибками», — заметил адвокат.

Как сообщили Business FM в пресс-службе Верховного суда, рассмотрев дело, судья кассационной инстанции исключил из описательно-мотивировочной части приговора указание на судимость осужденного. «В остальном приговор и апелляционное определение были оставлены без изменения, а кассационные жалобы защиты — без удовлетворения», — сказал сотрудник пресс-службы.

Адвокаты Дрыманова на этом останавливаться не собираются и планируют обжаловать приговор в порядке надзора в президиуме Верховного суда. Передавать туда дело на рассмотрение или нет, будет решать председатель ВС Вячеслав Лебедев. Это последняя возможность лишенного звания генерала добиться отмены судебного акта или смягчения срока.

Что же касается «ляпов», которые допустил по его делу судья, то, по словам вице-президента Гильдии российских адвокатов, управляющего партнера адвокатского бюро «Соколов, Трусов и партнеры» Федора Трусова, к сожалению, это в порядке вещей.

«Такие опечатки показывают, как у нас вершится правосудие, ведь не секрет, что часто приговоры за судей пишут секретари, нередко приговоры переписывают с обвинительного заключения, которые судьям приносят на флешках следователи», — отметил адвокат. Он добавил что, как правило, «залетевшие в приговор случайные фразы из другого дела» являются процессуальными нарушениями. Однако вышестоящие инстанции расценивают их как опечатку, которая не повлекла постановление незаконного приговора.

Что же касается судьи Сергея Груздева, то в Мосгорсуде он считается одним из самых опытных. После дела Дрыманова ему доверили рассматривать другое резонансное дело — о подбросе наркотиков журналисту Ивану Голунову. Оно завершилось назначением сотрудникам полиции больших сроков.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию