16+
Вторник, 3 августа 2021
  • BRENT $ 72.79 / ₽ 5316
  • RTS1635.90
19 июля 2021, 08:16 Недвижимость

Арт-объективность, часть I. «Истеблишмент неразрывно связан с миром искусства»

Лента новостей

Арт-скейтпарк в Иванове, «Арт-Овраг» в Выксе, выставка «Красный сад» в рамках фестиваля «ГУМ-Red-Line» — искусство становится имиджем, и девелоперам нужны арт-объекты

Арт-скейтпарк в Иванове.
Арт-скейтпарк в Иванове. Фото: пресс-служба компании Involta

Сегодня в России насчитывается около 300 скейтпарков, но скоро появится еще один, особый — расположенный в Иванове, на территории Дворца игровых видов спорта, первый в стране арт-скейтпарк. Проект реализуется при поддержке правительства Ивановской области и компании Involta — именно ее основатель Алекс Концов пригласил к сотрудничеству уличного художника Руслана Магомедова, известного, в частности, созданием масштабного граффити в Великом Новгороде и мурала пятиэтажного дома в Дербенте.

Для ивановского проекта Руслан Магомедов создал особый эскиз: за несколько дней на площадку будет нанесена специфически выполненная строчка из его любимого стихотворения Сергея Есенина. Новый скейтпарк — примет представителей пяти спортивных дисциплин, в числе которых велосипедный, самокатный и роллерспорт, ВМХ и MTB, скейтбординг (кстати, с прошлого года BMX-фристайл и скейтбординг стали олимпийскими видами спорта, а значит, Иваново переходит в высшую лигу). Парк изначально построен с учетом всех пожеланий экстремалов, и, как считают в администрации Ивановской области, после креативной росписи он будет выглядеть современно и привлекательно — ничуть не хуже, чем его «собратья» в Бразилии, Швейцарии или Испании.

Во всей этой истории самым, пожалуй, интригующим выглядит определение «арт» — вот захотелось же идеологам и финансистам ивановского проекта создать не просто скейтпарк, а именно спортивный арт-объект. Если бы речь шла о каком-нибудь европейском или североамериканском регионе, вопросов бы, наверное, не возникало — там соединение арт-начал и девелоперского бизнеса произошло довольно давно. В качестве наиболее ярких примеров профессионалы обычно называют, скажем, магически притягательные Cloud Gate Аниш Капура в Миллениум-парке в Чикаго, а из менее дорогостоящих проектов — «Ворота» в Центральном парке Нью-Йорка, созданные художником Христо Явашевым, или его же состоявшуюся в 1995 году «упаковку» белой тканью здания берлинского Рейхстага. Называют — и непременно сокрушаются, что в России об актуальном общественном искусстве таких масштабов можно только мечтать...

«Облачные ворота» (Cloud Gate) в Чикаго. Фото: depositphotos.com

Впрочем, уже не только. У нас появились арт-кластеры, список которых возглавляют московские Artplay и дизайн-завод «Флакон» и петербургские «Севкабель Порт» и «Новая Голландия». Созданы очень интересные масштабные арт-проекты: например, в моногороде Выкса, который широко известен своим фестивалем городской культуры «Арт-Овраг», на территории завода Объединенной металлургической компании создается настоящий парк на стенах. Заводские корпуса украшают огромные муралы — пока их три, но за десять лет, а именно на такой срок рассчитан проект, как раз должно появиться ровно десять. Кстати, один из них — «Эволюция-2», который художник Миша Most вместе с пятью помощниками создавал на поверхности в 10 800 квадратных метров более месяца, — признан самым большим граффити в России и Старом Свете, работа даже занесена в отечественную Книгу рекордов.

У нас есть множество, может, более скромных, но не менее интересных проектов в других городах — Казани, Сысерсти, Владивостоке, Краснодаре. А тех, кто еще сомневается в серьезности современных арт-намерений, должна окончательно убедить выставка «Красный сад» в рамках фестиваля «ГУМ-Red-Line», недавно открывшаяся не где-нибудь, а прямо на Красной площади.

Николай Полисский, Аристарх Чернышев, Ринат Волигамси, Дмитрий Жуков, Андрей Филиппов, Роман Ермаков, Дмитрий Аске, Василиса Прокопчук и Евгений Брагин — в рамках размашистого арт-эксперимента, партнером которого стала девелоперская компания «Интеко», художники высказались на тему сада как места, открытого для всех. В результате получилась настоящая коллекция произведений, которые будут представлены на Красной площади до 31 августа. А вот их дальнейшая судьба, по мнению архитектора, куратора выставки «Красный сад» Антона Кочуркина, — это еще один интересный поворот темы.

Антон Кочуркин архитектор, куратор фестиваля «Архстояние», арт-парка «Никола-Ленивец», выставки паблик-арта «Красный сад» на Красной площади, основатель проектной группы 8 lines «Искусство — это имидж. Это точка притяжения внимания широкой аудитории. Это легкий способ отличиться и возможность взглянуть на жилой комплекс или деловой центр под уникальным ракурсом. Наконец, часто это интересное дополнение к визуальному облику. Одна из задач, которая всегда стоит перед кураторами, — привлечь внимание к месту, среде и проекту, в том числе внимание экспертов: ведь хорошее искусство — это всегда хороший медиаповод. Или, например, одна из задач фестиваля «Алушта. Green» — представить инновационные решения в области экологии и благоустройства набережной: искусство в таком случае устремляет город в будущее, приближает его к атмосфере курорта завтрашнего дня. Сейчас появляется интерес к искусству в жилых проектах. Большинство объектов нашей экспозиции «Красный сад», покинув Красную площадь, переедут в открытые пространства новых ЖК, построенных компанией «Интеко», благодаря чему у этих проектов появится новая ценность. Причем паблик-арт высокого исполнения может повлиять и на уровень позиционирования девелоперского проекта, порождая дискуссию нового качества».

Итак, девелоперам, которых только ленивый не обвинил в особой жадности и стремлении пристроить в статистику продаж каждый возможный квадратный метр в пятне застройки, зачем-то нужны арт-объекты. Мало того, судя по словам арт-директора группы компаний Insigma Александра Есипенко, они (по крайней мере, в элитном сегменте) уже думают об арт-началах не только применительно к украшающим проект художественным произведениям, но и ко всему проекту целиком.

Александр Есипенко арт-директор группы компаний Insigma «Истеблишмент неразрывно связан с миром искусства — это сообщающиеся сосуды. На протяжении всей истории человечества блестящие художники реализуют великие творческие замыслы под покровительством и на средства правителей и бизнесменов-меценатов. При этом искусство помогает властителям транслировать публике важные сообщения, и сегодня оно остается одним из ключевых медиумов, позволяющих формировать отношение к событиям и явлениям. Девелоперам премиальных жилых проектов искусство позволяет найти новые точки взаимодействия с целевой аудиторией — покупателями элитных апартаментов и частных резиденций. Наряду, скажем, с владением престижными марками автомобилей и предпочтением определенного набора элитарных модных брендов, коллекционирование или, как минимум, регулярное посещение событий мира искусства формирует образ жизни представителей нашей аудитории. Позиционирование жилых проектов как коллекции арт-объектов подчеркивает эту связь: например, проект «Ордынка» представлен как собрание клубных домов с уникальной архитектурой, и размещение на первых этажах арт-галерей помогает акцентировать эту ассоциацию. Для реализации по-настоящему успешного совместного проекта коммерческой компании в сфере искусства необходима не только красивая концепция, сильный состав кураторов, ювелирно отбирающих авторов и произведения, но также продуманная коммуникация и четкий нарратив, чтобы инициатива была замечена и получила необходимый охват. Кроме того, коммерческой компании важно «поверить алгеброй гармонию» — арт-коллаборации в девелопменте должны иметь ожидаемый экономический эффект».

И девелоперы готовы сделать следующий шаг: директор по маркетингу компании «Интеко» Ирина Коршунова считает, что именно девелоперские проекты могут и должны сегодня стать «площадками для творческих высказываний».

Ирина Коршунова директор по маркетингу компании «Интеко» «Паблик-арт в России до сих пор представляет собой что-то недоступное, экспериментальное — эдакое в какой-то степени запретное искусство. Знаковые объекты можно буквально пересчитать по пальцам: «Счастье не за горами» Бориса Матросова в Перми, «Памятник клавиатуре» Анатолия Вяткина в Екатеринбурге, в Москве — «Агата» Григория Орехова и «Лихоборские ворота» Николая Полисского и Галины Лихтеровой… Согласовать и установить на улицах Москвы или другого российского города объект современного искусства на постоянной основе, а не в рамках какого-то перформанса — сложнейшая задача. В столице, например, вопрос попадает под регулирование закона «О порядке возведения в городе Москве произведений монументально-декоративного искусства городского значения»: процедура утверждения включает многочисленные конкурсы, комиссии и критерии соответствия, и относительно легко отбор проходят только монументы-памятники «великим». Платформами для современных художников могли бы стать усадьбы и парки, которые самостоятельно принимают решение об установке, но искусство требует больших затрат на производство объектов, монтаж, гонорары создателям. Поэтому сейчас именно застройщики могут взять инициативу в свои руки, обеспечив художников и площадками для творческих высказываний, и финансированием. «Интеко» является партнером выставки паблик-арта на Красной площади «Красный сад» — у стен ГУМа представлены восемь работ современных российских художников. После выставки две работы отправятся в Калужскую область — в Никола-Ленивец и на мануфактуру Bosco, а шесть переместятся во дворы жилых проектов «Интеко». Мы уже не первый год собираем корпоративную коллекцию паблик-арта, и видим, что у клиентов есть запрос на благоустроенную среду и искусство рядом. Возможно, наша инициатива послужит примером для девелоперского и архитектурного сообщества, и в будущем арт-объектов на улицах российских городов станет больше».

Безусловно, арт-объект в составе жилого комплекса редко появляется просто по прихоти владельца бизнеса, которого вдруг заинтересовала роль покровителя искусств. Скульптура или арт-объект, как правило, рассматриваются застройщиком в качестве крайней точки маркетинговой концепции, которая увязывает все заложенные создателями смыслы, в качестве центральной идеи «сборки» всего проекта — от архитектуры и нейминга до внутренней отделки общественных пространств и наполнения малыми архитектурными формами.

«Однако это в теории, — считает директор по коммуникациям ГК «А101» Елена Платонова. — На практике мы можем получить громкие заявления, установку посередине жилого комплекса копии Эйфелевой башни или стеклянной пирамиды Лувра — и при этом полное отсутствие непередаваемого ощущения Парижа в облике самой застройки, наполнении дворовых пространств, озеленении и так далее. Популярный нынче placemaking (или дизайн среды) в этом случае выполнен формально — не получается среда».

Кроме того, как утверждают профессионалы, на рынке существует четкая зависимость — класс объекта диктует уровень именитости скульптора и объем затрат на арт-композиции. Также значение имеет масштаб жилого комплекса и плотность интеграции арт-составляющей в его облик: чем масштабнее проект, тем болезненнее интеграция — увеличивается объем затрат. «При этом, повторю, произведение именитого скульптора зачастую так и остается просто приятным бонусом — оно существует как бы вне объекта, символом его статуса, который во всем остальном с проектом перекликается крайне мало», — подчеркивает Елена Платонова. ​

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию