16+
Вторник, 28 сентября 2021
  • BRENT $ 79.92 / ₽ 5789
  • RTS1774.24
6 августа 2021, 23:12 Право

Фигуранты дела Baring Vostok получили условные сроки за растрату 2,5 млрд рублей

Лента новостей

Суд назначил семерым подсудимым сроки от 3,5 до 5,5 года условно. Самое большое наказание получил основатель инвестфонда Майкл Калви. Защита планирует обжаловать судебный акт, так как считает, что суд фактически скопировал в приговоре обвинительное заключение

Майкл Калви.
Майкл Калви. Фото: Сергей Карпухин/ТАСС

Мещанский суд Москвы вынес приговор по резонансному делу Baring Vostok о хищении 2,5 млрд рублей, которое, по мнению следствия, имело место в банке «Восточный». Суд признал крупного американского инвестора, основателя инвестфонда Baring Vostok Майкла Калви, а также гражданина Франции Филиппа Дельпаля и пятерых их деловых партнеров виновными в особо крупной растрате (ч. 4 ст. 160 УК РФ). И хотя по этой статье им грозило до десяти реальных лет заключения, суд приговорил их к условным срокам — от 3,5 до 5,5 года лишения свободы. Защита, которая полагает, что суд ограничился переписыванием обвинительного заключения, не дав анализ доказательствам, намерена обжаловать приговор.

Для того чтобы огласить приговор по резонансному делу, потребовалось два дня. Судья Анна Сокова начала его зачитывать днем 5 августа и закончила лишь на следующий день. Журналистов, которым ранее разрешали присутствовать в зале, на этот раз попросили пройти на трансляцию, организованную на девятом этаже. Впрочем, там было отлично видно и слышно все происходящее.

В ожидании приговора

«У всех есть маски? В течение оглашения приговора маски не снимаем!» — давала напутствие участникам процесса помощница судьи Анны Соковой. Те пребывали в расслабленном настроении: 15 июля прокурор Дмитрий Надысев запросил для подсудимых условные сроки — от четырех до шести лет лишения свободы. Поэтому перед началом финала все обсуждали сторонние новости, рассказывая, например, о том, что Белоруссия возложила вину за попытку госпереворота на Михаила Ходорковского. Кто-то вскользь упомянул бывшего министра внутренних дел СССР Лаврентия Берию. Защитники же делились друг с другом опытом, как лучше добираться до аэропорта.

Главный фигурант дела Майкл Калви выглядел сосредоточенным. Он не поднимал лица от экрана смартфона. Другого подсудимого — француза Филиппа Дельпаля — пришли поддержать трое представителей посольства Франции и жена Сесиль, неизменно присутствовавшая почти на всех заседаниях.

Пока ждали судью Анну Сокову, журналисты обсуждали возможность возврата дела прокурору или даже переквалификации обвинения, но, когда та стала зачитывать приговор, стало ясно: суд согласился с версией обвинения. «Подсудимые совершили преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 160 УК РФ, то есть растрату вверенного имущества в особо крупном размере лицом с использованием своего служебного положения организованной группой», — сказала судья.

Анна Сокова известна тем, что в июне 2020 года вынесла приговор главному бухгалтеру Нине Масляевой — главному свидетелю обвинения по делу «Седьмой студии», назначив ей уже отбытый срок.

В четверг, 5 августа, судья так и не успела подобраться к финалу и в девятом часу вечера объявила перерыв до утра следующего дня.

В пятницу чтение приговора растянулось на 12 с лишним часов. В какой-то момент днем техника дала сбой, трансляция зависла, и репортерам пришлось срочно бежать в зал. Финальная часть приговора прозвучала уже поздно вечером, когда суд уже давно закрыл двери для посетителей. Не прервалась судья и после 22:00, что официально считается наступлением ночного времени. К этому моменту участники процесса уже с трудом стояли. Майкл Калви давно снял пиджак. Он скрестил руки на груди и сдвинул медицинскую маску на подбородок. Финальная часть прозвучала лишь около 23 часов.

Самый большой срок в 5,5 года лишения свободы условно суд назначил Майклу Калви. Директор фонда по инвестициям Иван Зюзин был осужден на пять лет. На полгода меньше — по 4,5 — судья назначила партнерам фонда Baring Vostok гражданину Франции Филиппу Дельпалю и Вагану Абгаряну. Бывший гендиректор Первого коллекторского бюро Максим Владимиров и экс-директор банка по инвестициям Александр Цакунов были осуждены к четырем годам условно каждый. А самое маленькое наказание в 3,5 года суд назначил признавшему на следствии вину, но в суде изменившему позицию бывшему председателю правления банка «Восточный» Алексею Кордичеву. Испытательный срок всем был установлен в пять лет.

Оглашая приговор, судья прекратила производство по гражданскому иску ПАО КБ «Восточный» на сумму в размере 2 млрд 593 млн рублей в связи с отзывом банком иска. Наложенные в ходе следствия аресты на имущество и деньги осужденных были отменены.

Обвинение

Об уголовном деле стало известно после задержания 15 февраля 2019 года Майкла Калви, основателя крупной инвестиционной компании Baring Vostok, которая с 1994 года занимается инвестициями в России и других странах СНГ. Так, компания в разные годы вкладывала средства в «Вымпелком» и другие крупные проекты, в числе которых были «СТС Медиа», «Авито», Тинькофф банк, «Вкусвилл», «Папа Джонс», аптечная сеть «А5», «Яндекс», Европейский медицинский центр, Ozon.

Фигурантами дела также стали партнеры фонда Baring Vostok Филипп Дельпаль и Ваган Абгарян, директор Baring Vostok по инвестициям Иван Зюзин, бывший генеральный директор Первого коллекторского бюро (ПКБ) Максим Владимиров, экс-директор банка по инвестициям Александр Цакунов, а также бывший предправления банка «Восточный» Алексей Кордичев. Лишь последнего отправили под домашний арест благодаря признательным показаниям, от которых он, впрочем, в дальнейшем отказался.

Первоначально Калви и остальных обвинили в мошенничестве на сумму 2,5 млрд рублей (ч. 4 ст. 159 УК РФ) путем выдачи в декабре 2015 года банком «Восточный» Первому коллекторскому бюро двух заведомо невозвратных и необеспеченных, по мнению следствия, кредитов. В дальнейшем вместо возврата долга «Восточному» были переданы 59,9% акций люксембургской компании Internationl Financial Technology (IFTG). По данным СК РФ, их реальная стоимость не превышала 600 тысяч рублей. Позже обвинение переквалифицировали на растрату в особо крупном размере (ч.4 ст. 160 УК РФ).

Фигуранты вину отрицали, ссылаясь на данные независимой экспертизы, которая оценила ценные бумаги почти в 4 млрд рублей. Защита же заявляла о множестве нарушений при расследовании и дважды ходатайствовала о прекращении дела, но суд в этом отказал.

Корпоративный спор

Сам Майкл Калви с самого начала утверждал, что уголовное дело — это следствие корпоративного спора с другим акционером банка «Восточный», бывшим собственником банка «Юниаструм» Артемом Аветисяном, в ходе которого в Лондонском арбитраже Baring Vostok потребовал от него выплаты 17 млрд рублей. Дело в том, что банк «Юниаструм» слился с банком «Восточный» в январе 2017 года. Baring Vostok усмотрел в ряде проведенных перед слиянием сделок признаки мошенничества.

В ходе своего ареста в феврале 2019 года Майкл Калви высказывал мнение о том, что, обратившись в СК с заявлением о возбуждении дела, выступающий на стороне Артема Аветисяна акционер «Восточного» Шерзод Юсупов, в частности, преследовал цель создания «переговорной позиции» для того, чтобы фонд отказался от требований в Лондонском суде. Защита настаивала на том, что Юсупов вообще не имел полномочий подавать заявление, это должен был делать банк. Адвокаты просили оправдать подсудимых.

Сам Калви настаивал, что обвинение в растрате не выдерживает критики, поскольку все кредитные средства были использованы для оплаты обязательств «Восточного» перед кипрской компанией BrokerCreditService (BCS). В соответствии с ними банк передал фирме залог в виде еврооблигаций стоимостью более 6 млрд рублей. В случае если бы банк не погасил задолженность перед BCS, это привело бы к потере «Восточным» евробондов, уменьшения его капитала и отзыву лицензии.

Под стражей Майкл Калви провел два месяца — в середине апреля 2019 года его перевели под домашний арест, в дальнейшем Верховный суд изменил ему меру пресечения на запрет определенных действий. Большинство других фигурантов провели в СИЗО около года. К моменту вынесения приговора все подсудимые находились на свободе, под запретом определенных действий.

Корпоративный же конфликт с банком «Восточный» был урегулирован еще до начала разбирательства в Мещанском суде — кредитное учреждение заявило о том, что получило обратно от Первого коллекторского бюро 2,5 млрд рублей. 30 декабря 2020 года представитель потерпевшего отозвал иск к фигурантам на данную сумму. Весной 2021 года банк «Восточный» был продан Совкомбанку. Таким образом, Baring Vostok утратил над ним контроль.

«Взаимоисключающие решения»

Адвокаты уже заявили, что намерены обжаловать приговор в Мосгорсуде. По словам Тимофея Гриднева, который представляет интересы Майкла Калви, защиту не устроит ни один приговор, кроме оправдательного, «поскольку защита убеждена: никаких хищений не было». «Нас в принципе не устраивает обвинение в хищении, а исследованные в суде доказательства исключают сам факт хищения», — сказал защитник Business FM. Еще в первый день оглашения приговора он высказал в интервью радиостанции мнение о том, что обвинительный приговор суда может «разрушить все гражданско-правовые сделки, связанные с банком «Восточный», в том числе по продаже его Совкомбанку.

Адвокат Ивана Зюзина Виктория Бурковская считает, что, признав подсудимых виновными в совершении хищения, «суд создал правовые основания для оспаривания решения Верховного суда РФ, который еще в 2020 году установил, что спорная задолженность в сумме 2,5 млрд рублей (которые теперь в соответствии с приговором считаются похищенными) была погашена к обоюдному удовлетворению сторон». «В таком случае нельзя гарантировать никакую стабильность гражданского оборота, когда суды по одним и тем же обстоятельствам выносят взаимоисключающие решения», — подчеркнула она.

По мнению Бурковской, суд в приговоре фактически воспроизвел текст обвинительного заключения, отказавшись от анализа доказательств защиты. «Еще в ходе судебного следствия ни суд, ни прокуратура не задали ни одного вопроса Ивана Зюзину по существу его показаний», — сказала она.

Комментируя приговор суда, Майкл Калви заявил, что «суд, к сожалению, не стал или не смог разобраться в сути дела, в котором нет ни потерпевшего, ни ущерба, ни каких-либо выгодоприобретателей помимо самого банка «Восточный».

Майкл Калви основатель инвестфонда Baring Vostok «С одной стороны, мы реалистично и прагматично смотрим на сложившуюся практику и статистику вынесения приговоров. На фоне большинства таких дел получение условного срока — это уже почти победа. Но с другой стороны, быть осужденным за преступление, которого не было, — это просто возмутительно. Обвинение в растрате глубоко оскорбительно для меня как для профессионала в области инвестиций, который за 25 лет работы заслужил репутацию честного человека», — сказал бизнесмен.

Он назвал этот приговор «глубоко несправедливым и прискорбным». При этом предприниматель был не так категоричен, как его защитники, и осторожно заметил, что вместе со своей командой адвокатов он планирует внимательно ознакомиться с полным текстом приговора «и принять решение о дальнейших шагах в течение следующей недели».

В компании Baring Vostok в очередной раз заявили о невиновности своих коллег. «Мы продолжим поддерживать наших коллег, какую бы стратегию защиты они ни выбрали», — отметили там.

Условный срок подразумевает наложение на фигурантов определенных ограничений. Так, осужденный в течение испытательного времени не должен менять постоянное место жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, обязан встать на учет там и отмечаться. Это может создать определенные проблемы для выезда осужденных-иностранцев за границу к семье. Кроме того, в случае совершения административного правонарушения может встать вопрос о замене условного срока реальным.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию