16+
Вторник, 28 сентября 2021
  • BRENT $ 79.92 / ₽ 5793
  • RTS1774.24
16 августа 2021, 02:30 Политика

Запрещенные в России террористы пришли к власти в Афганистане. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Приход к власти в Афганистане организации, признанной в России террористической, — это колоссальный вызов российской политике в регионе. России необходимо будет решать вопрос не только с легализацией новой власти, но и учитывать ее потенциал к экспансии в центральноазиатские страны, с которыми у РФ безвизовый режим, подчеркивает политолог

Фото: ITAR-TASS

Россия готова сотрудничать с переходным афганским правительством, заявили ТАСС в посольстве РФ в Афганистане. Само посольство не эвакуируется и остается работать в Кабуле, в который вошли войска движения «Талибан» (запрещено в РФ как террористическая организация). Президент Афганистана Ашраф Гани ушел в отставку и вылетел в Таджикистан после того, как талибы объявили об установлении полного контроля над страной. Что дальше?

Столь молниеносного падения прозападного режима в Афганистане не ожидал никто. В начале вывода своих войск из этой страны США рассчитывали, что кабульское правительство продержится полгода, а то и больше. Несколько дней назад оценки сократились до двух-трех месяцев. Даже 5 августа официальный представитель МИД РФ говорил, что «наступление талибов в Афганистане начало выдыхаться». Однако правительственные силы, на подготовку которых только США потратили за 20 лет 83 млрд долларов, просто отказались сражаться с талибами. Они либо разбежались, либо перешли на сторону исламистов со всем вооружением.

Режим рухнул в одночасье, хотя за годы оккупации западной коалицией все же были несомненные достижения в строительстве мирной жизни. Возводились объекты инфраструктуры, налаживалась система медицины и образования, в том числе для женщин. Жители крупных городов стали привыкать к благам цивилизации, которых они были лишены во время прежнего правления талибов.

Выборы президента 2014 и 2019 годов были признаны всеми наблюдателями как в целом демократические и отвечающие требуемым нормам. Хотя выборы 2019 года, когда президент Гани был переизбран, прошли при очень низкой явке.

Все рухнуло, как карточный домик. Страна, которая теперь, вероятно, будет называться «Исламский эмират Афганистан», вернется под власть клерикальных исламистских мракобесов. И пока непохоже, что такое состояние будет ей, стране, и большой части ее населения менее комфортно, чем когда сначала советские, а потом западные «цивилизаторы» пытались извне построить прогрессивное общество или даже демократию.

Запрещенные в РФ талибы пока осторожничают. Говорят о гарантиях работы посольств, что простят чуть ли не всех, кто сотрудничал с прозападным режимом. Кто хочет, сможет эмигрировать. Даже обещают сохранить за женщинами право на работу и учебу, но хиджабы им надо надеть уже сейчас. Уверяют, что не собираются нападать на соседние среднеазиатские государства. По афганским меркам, скорее всего, переход всей полноты власти к исламистам будет относительно мирным. Работники госаппарата все равно понадобятся.

Поначалу талибы, являющиеся преимущественно пуштунами, наверное, будут действовать осмотрительно в провинциях со значительным числом таджиков, узбеков и даже шиитов-хазарейцев, являющихся для них, по сути, «иноверцами». Однако жестокость режима будет неизбежно нарастать. Особенно по мере возвращения в страну тех представителей талибов, кто обретался все это время в Пакистане. Наведение новых порядков будет сопровождаться в том числе массовыми казнями, отрубанием голов, рук и побиванием камнями, утверждением законов шариата. На мой взгляд, не стоит ждать от талибов милосердия. Обещания, данные ими тем, кого они считают «неверными», для них ничего не стоят.

Сам факт сокрушительной победы может вскружить новым правителям голову, укрепив их в вере в собственной богоизбранности. Никак не решена также пока проблема с запрещенными в РФ игиловцами, которых уже довольно много в стране и с которыми талибы обещали бороться, но могут и не захотеть. Также среди талибов появилось заметное число таджикских и узбекских группировок, которые могут начать активно смотреть на север, с тем чтобы нести соплеменникам «истинную веру». Афганистан станет прибежищем джихадистов со всего мира, в том числе выдавливаемых из Сирии.

Приход к власти организации, признанной в России террористической, — это колоссальный вызов российской политике в регионе. Как решать вопрос с ярлыком «запрещенная» для этой силы? Хотя в ее сущности ничего ровным счетом не изменилось. Снимать на том лишь основании, что в Афганистане остается наше посольство? Тогда надо готовиться принимать верительные грамоты их нового посла в Москве.

Еще более серьезный вызов может встать перед центральноазиатскими странами. Насколько режимы в Ташкенте и Душанбе смогут противостоять растущему влиянию исламизма? Смогут ли они встать преградой на пути проникновения террористов дальше на север? Особенно учитывая безвизовый режим России с этими странами.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию