16+
Воскресенье, 26 сентября 2021
  • BRENT $ 78.07 / ₽ 5677
  • RTS1747.56
26 августа 2021, 19:47 Общество

Песков: выход из статуса иноагента возможен, но пока им никто не воспользовался

Лента новостей

Пресс-секретарь президента также допустил, что корректировки закона о СМИ-иноагентах возможны, если законодатели, правоприменители и журналистское сообщество придут к выводу, что они необходимы

Дмитрий Песков.
Дмитрий Песков. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Обновлено в 22:59

Дмитрий Песков сообщил, что никто из иностранных агентов пока не воспользовался процедурой выхода из этого статуса. Пресс-секретарь президента во время общения с журналистами отметил, что если и «цех», которого касается закон об иноагентах, и сами законодатели, и правоприменители придут к выводу, что нужны корректировки закона, то тогда они возможны и необходимы.

Песков разъяснил некоторые моменты, касающиеся иноагентов, отвечая на вопросы журналистов:

— Вы сказали о двойном гражданстве, что двойное гражданство бывает разное, иногда человек, в общем, даже сам не может от него избавиться. Были похожие случаи при признании иноагентом, когда какие-то деньги отправлялись из-за рубежа, а компания или человек в них не нуждался, а просто сам факт этого перечисления становился таким поводом.

— Здесь я бы не стал проводить параллель с этим гражданством. Там дело в том, что когда гражданин России, он поступает, в случае как с Украиной, он это декларирует, то есть он указывает во всех анкетах и на госслужбу, и на муниципальную службу, что вот у меня есть гражданство Украины, но я не могу из него выйти, потому что я не могу туда приехать. Что касается этих невостребованных денег, которые кто-то получил из-за границы, да, наверное, такие ситуации возможны. Мы знаем, что в действующей редакции закон позволяет выйти из этого статуса, такой процесс предусмотрен. Другое дело, что пока времени прошло мало, процедурой выхода никто еще пока не успел воспользоваться, она занимает, если я правильно помню, один год, по-моему, по сроку, и тоже соответствующая система уведомлений, квартальные отчеты и так далее, и потом можно выйти из этого статуса.

— Этот статус предполагает какое-то особое внимание правоохранительных органов, какое-то ограничение в действиях или он предполагает только маркировку? Как задумывал президент, когда подписывал?

— Все-таки в законе не важно, какой был замысел, важно то, что написано, lex dura lex. Там написано, что это не означает закрытия СМИ, это не означает ограничения в его работе. СМИ продолжает пользоваться всеми положениями, правами и обязанностями, которые накладываются на него по закону о средствах массовой информации. Но существует определенная ритмичность и определенный порядок подачи отчетов, вот с чем это связано. Существует порядок проверки, администрирования этой отчетности. Цель закона — предупредить пользователей информации, что они читают информацию иностранного агента, и самостоятельно сделать вывод, насколько каждый отдельный читатель, зритель или пользователь информации для себя воспринимает эту информацию как достоверную.

— А если мы говорим о правозащитных организациях?

— Смысл точно такой же, потому что правозащитная деятельность связана с политикой. И если в политике появляются иностранные деньги, это должен быть особый режим.

— Режим информирования или режим существования организации?

— Ну, я бы сказал, режим существования.

Иностранные агенты — это юридические или физические лица, получающие финансирование из-за рубежа и участвующие в политической деятельности либо распространении информации как СМИ или сборе военно-технических сведений. В России в статусе иноагента находятся 75 НКО, 17 СМИ и 25 журналистов.

Физлиц Минюст начал включать в реестр в декабре 2020 года. Среди них оказался псковский журналист Денис Камалягин, которого признали иноагентом за получение гонораров от ресурса-иноагента «Север.Реалии». Камалягин прославился еще тем, что в январе 2021 перевел 159 рублей трем чиновникам-единороссам, чтобы показать, как легко можно стать лицом, аффилированным с иноагентом: по закону для этого надо получить деньги от иноагента.

О том, что через год можно выйти из этого статуса, Камалягин узнал со слов Пескова:

Денис Камалягин журналист «Честно говоря, закон мы раньше читали, ничего такого не было, до этого Минюст нам разъяснял, что пока идет речь о трех годах, после которых мы можем подать заявление в Минюст и предоставить, допустим, документы, я так понимаю, выписки по нашим счетам или отчеты, которые мы каждый квартал предоставляем, что мы не получали за этот период иностранного финансирования. Понятно, что у нас не будет возможности предоставить документы, что мы не пользовались соцсетями, то есть один из двух вариантов отпадает. Когда мы беседовали с [членом СПЧ Евой] Меркачёвой, она говорила, что тоже она консультировалась со специалистами, и механизмов, законодательно прописанных, и процедуры выхода из статуса иностранного агента пока нет. То есть какого-то положения или, возможно, разъяснения письменного Минюста, который был бы под официальным грифом ведомства, пока не существует. Но раз господин Песков сказал, то, наверное, уже где-то готовится такой документ. Я так понимаю, что после включения «Дождя» в реестр иностранных агентов пошел какой-то движ в плане корректировки закона».

Председатель совета межрегионального правозащитного центра «Мемориал», причисленного к иноагентам в 2014 году, Александр Черкасов сказал Business FM, что НКО рассматривала вопрос выхода из этого статуса, но понимает, что только российского финансирования недостаточно для выживания организации, да и отказываться от своих политических высказываний «Мемориал» не будет. Черкасов напомнил, что изначально, когда принимался первый закон, определение иноагента было другим:

Александр Черкасов председатель совета межрегионального правозащитного центра «Мемориал» «Исходно в 2012 году, когда принималось соответствующее законодательство, говорилось, что речь идет о сочетании, во-первых, иностранного финансирования и, во-вторых, политической деятельности в интересах иностранного принципала. То есть агент кем-то управляется, он работает на кого-то, он лоббист. Но практически сразу выяснилось, что и определение политической деятельности, и доказательство политической деятельности в интересах каких-то внешних сил не требуются. Под, собственно, политику в узком смысле слова и гражданскую активность в более широком слова — в политику записали все. Любое получение денег от кого-либо считается работой на внешнего принципала, хозяина. Далеко не всегда получение спонсорских денег означает выполнение спонсорских заданий».

При участии иностранных вливаний в организацию всё равно возникает система обязательств, считает генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов:

Константин СимоновКонстантин Симонов генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности «Любое получение денег — как бы это не обставлялось, благородными, цивилизованными ли механизмами, формирует эту систему обязательств. Даже если прямо не связывают — что мы тебе даем грант за это, а ты нам за это делаешь что-то, конечно, все равно формируется определенная зависимость, и за эту зависимость с тебя могут потом аккуратно попросить. Но при этом, когда активно рассуждают — подумаешь, иностранный агент, никто же им не запрещает работать, в тюрьму их не сажает, просто называются они иноагентами — здесь тоже есть серьезный элемент лукавства. Потому что мы прекрасно понимаем, что этот статус лишает их возможности получать рекламные деньги, особенно от структур, где есть хоть какое-то участие российского государства. Когда мы видим разъяснения и со стороны самих иноагентов, и со стороны государства, каждая из сторон эту картинку несколько искажает».

Накануне председатель партии «Справедливая Россия — За правду» Сергей Миронов назвал перегибом включение телеканала «Дождь» в реестр СМИ-иноагентов и добавил, что закон об иностранных агентах нужно скорректировать.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию