16+
Понедельник, 29 ноября 2021
  • BRENT $ 75.76 / ₽ 5674
  • RTS1589.38
23 ноября 2021, 13:06 Компании

Виноват будет не Чубайс: почему государству лучше не допустить дефолта «Роснано». Комментарий Семена Новопрудского

Лента новостей

Если компания на 100% принадлежит государству, но при этом хочет быть рыночной и выпускает ценные бумаги под госгарантии, то и отвечать за ее дефолт должно государство, уверен колумнист

Семен Новопрудский.
Семен Новопрудский. Фото: Татьяна Фролова

Печальная история госкорпорации «Роснано» доказывает, что превращать государственный научно-исследовательский стартап с неясными перспективами в рыночный бизнес рискованно и может плохо кончиться.

В пятницу, 19 ноября, в 17:08 по московскому времени на ММВБ были приостановлены торги облигациями корпорации «Роснано». Ровно в тот же день сама госкорпорация опубликовала сообщение, в котором признала, что «накопленный непропорциональный долг и текущая финансовая модель требуют корректировок». Выражаясь простым языком, «Роснано» сообщило, что не может платить держателям своих ценных бумаг по долгам. Выражаясь языком финансовым, оно косвенно объявило технический дефолт.

Суммарный объем выпусков, по которым были приостановлены торги, составил 71,58 млрд рублей. Ближайшие выплаты купонов должны быть сделаны компанией в декабре этого года по пяти выпускам. По состоянию на начало 2021 года облигационный долг на 75% был обеспечен гарантиями Минфина. Но они распространяются только на погашение по номиналу, у купонных выплат госгарантий нет.

Хотя в понедельник, 22 ноября, торги восстановили, а Банк России объяснил приостановку торгов желанием предотвратить инсайд, ситуацию вокруг госкорпорации это не меняет. У нее нет денег, чтобы обслуживать свои долги и погасить их может, если захочет, только государство.

Саму госкорпорацию «Роснано» в рамках реформы институтов развития, объявленной год назад, должны были передать в управление другой госкорпорации — ВЭБ.РФ. То есть теперь возможный дефолт «Роснано» не только ложится тенью на государство, но еще и станет маркером неэффективности громко объявленной правительством реформы институтов развития.

В начале декабря 2020 года госкорпорацию покинул ее бессменный председатель с момента создания Анатолий Чубайс. Считалось, что «Роснано» и создавали специально для Чубайса, чтобы найти ему достойное место после реформы электроэнергетики и самоликвидации РАО «ЕЭС».

Главной проблемой «Роснано» оказалась предельная размытость бизнес-модели. Госкорпорация появилась на свет в сентябре 2007 года в разгар мировой моды на нанотехнологии при неясности относительно того, где именно и как они могут применяться в массовых производствах.

Заявленной задачей «Роснано» было создание целой новой отрасли экономики с ежегодным оборотом в сотни миллиардов рублей. Этого не получилось. Но не получилось и ни у кого в мире. Нанотехнологии как синоним модного инновационного бизнеса на стыке суперсовременных научных исследований и производства не дали внятных результатов и постепенно вышли из моды.

В итоге «Роснано» оказалось чем-то вроде неуспешного научно-исследовательского института, но пыталось вести себя как инновационная рыночная компания. Ругать за это Чубайса можно, но, повторим, ничего похожего пока не вышло ни у кого в мире. При этом под идею создания «Роснано» именно как госкорпорации, а не как нового НИИ или хотя бы проекта на основе государственно-частного партнерства изначально подписалось само государство.

В России есть опыт ликвидации госкорпораций, но он неприменим к «Роснано», потому что ликвидированная с многомиллиардными долгами госкорпорация «Олимпстрой» создавалась конкретно для строительства объектов к зимней Олимпиаде 2014 года в Сочи и должна была в итоге не только она, но и ей. Кроме того, «Олимпстрой», в отличие от «Роснано», не выпускал никаких ценных бумаг под государственные гарантии.

Четырнадцать лет жизни «Роснано» — достаточный срок, чтобы государство смогло увидеть, насколько «эффективна» эта госкорпорация и каковы ее перспективы. Минфин давал гарантии обеспечения облигационного долга «Роснано». Сами эти ценные бумаги, а ведь их было несколько выпусков, не могли появиться без ведома государства.

С августа 1998 года, когда Россия объявила дефолт по государственным ценным бумагам, наше государство было предельно аккуратным и честным плательщиком по всем своим финансовым обязательствам. Этого не изменили ни экономические кризисы, ни война санкций. И эту репутацию нашему государству критически важно сохранить.

Очевидно, что долг «Роснано» по факту не корпоративный, а именно государственный. Сумма этого долга не разорительна для российской казны. Гораздо опаснее дать инвесторам сигнал, что государство не спасает даже стопроцентно государственные компании и позволяет им нарушать финансовые обязательства.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию