16+
Вторник, 17 октября 2017
  • BRENT $ 57.44 / ₽ 3302
  • RTS1146.62
7 апреля 2010, 21:16 ПравоКриминал

Дума вывела товарное рейдерство за закон

Лента новостей

Госдума сегодня приняла в окончательном чтении законопроект, меняющий порядок реализации вещественных доказательств. Он запрещает продавать арестованный товар без согласия его владельца или решения суда

Арестованный товар нельзя будет продавать без согласия его владельца или решения суда. Фото: ИТАР-ТАСС
Арестованный товар нельзя будет продавать без согласия его владельца или решения суда. Фото: ИТАР-ТАСС

Госдума сегодня приняла в окончательном чтении законопроект о внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, меняющий порядок реализации вещественных доказательств. Он запрещает продавать арестованный товар без согласия его владельца или решения суда. По мнению экспертов, принятие закона создаст препятствия на пути так называемого товарного рейдерства.

Разработку проекта закона инициировало отраслевое объединение производителей и продавцов бытовой техники и электроники (РАТЭК) в 2006 году после череды скандалов с изъятием у ритейлеров крупных партий мобильных телефонов по делам о контрабанде. «В то время рынок сильно страдал от так называемого товарного рейдерства, — рассказал BFM.ru директор РАТЭК по связям с общественностью Антон Гуськов. — Были арестованы слады таких компаний, как «Евросеть», «Техносила» и ряда других оптовых компаний».

Напомним, в марте 2006 года у компании «Евросеть» изъяли 167,5 тысяч мобильных телефонов под предлогом несоответствия требованиям безопасности. Впоследствии часть «небезопасного» товара была продана, причем без ведома поставщика.

Пробелы в существующем законодательстве позволяли существовать коррупционному бизнесу по отъему собственности, говорит Гуськов. «Следователь мог своим решением отправить товары на реализацию под предлогом того, что конфискат дорого хранить, он может испортиться и так далее», — рассказал он. По словам Гускова, это касалось не только электроники, но и целого ряда других товаров — начиная от продуктов питания и кончая часами и дорогими шубами.

Товары реализовывались через Российский фонд федерального имущества или через аккредитованные им «сомнительные» фирмы, нередко по заниженным ценам. «Таким образом, еще до решения суда изъятый товар был уже продан», — отмечает Гуськов.

Законопроект был внесен в Госдуму в марте 2007 года. В первом чтении он был принят лишь два года спустя, а второе чтение прошло в январе 2010 года. Законопроект вносит две поправки в законодательство. Первая касается статьи 82-й УПК РФ, которая дает следователю право выносить решение о реализации вещественных доказательств в ходе следствия, если их хранение затруднено либо слишком дорого. Вторая поправка вносит изменения в ФЗ «Об оценочной деятельности в РФ». Она предусматривает уголовную ответственность для оценщиков за злоупотребление полномочиями, а также привлечение к ответственности лиц, допустивших незаконные действия в отношении арестованного имущества.

Согласно принятому законопроекту, решение о реализации или уничтожении крупных или скоропортящихся вещественных доказательств может быть принято только с согласия их владельца, либо по решению суда. Большие партии товаров, являющиеся вещдоками, могут быть переданы на ответственное хранение их владельцу. Также проект обязывает проводить оценку стоимости изымаемых крупногабаритных и скоропортящихся вещдоков.

Товарное рейдерство как промысел должностных лиц

То, что государственные органы не всегда добросовестно относятся к сохранности изъятого ими имуществ подтверждает целый ряд уголовных дел, возбужденных в отношении стражей порядка. Например, дело бывшего прокурора Северо-Западного административного округа (СЗАО) Москвы Валерия Самойлова, а также сотрудников ОБЭП УВД по СЗАО и следователя Тушинской межрайонной прокуратуры Павла Кирилина. Их сейчас судят в Мосгорсуде.

По данным Генпрокуратуры, схема действий «стражей порядка» была такова. Сотрудники ОБЭП УВД по СЗАО Москвы фальсифицировали материалы оперативно-розыскной деятельности, из которых следовало, что фирмы, на складах которых хранились ценные товары, якобы причастны к контрабанде. По каждому из таких фактов в рамках возбужденного уголовного дела проводились обыски на складах, арендуемых собственниками товара. В дальнейшем участники группы через посредников составляли экспертные заключения, в которых цена изъятого товара указывалась на 85% ниже рыночной. Следователь выносил постановление о реализации товара по заниженной цене. Впоследствии товары перепродавались по реальным ценам.

Аналогичные схемы применялись в отношении многих поставщиков компьютеров, мобильных устройств, бытовой техники и прочих товаров. Но те, кто проводил изъятия, а затем наживался на продажах конфиската, не нес за свой промысел никакой судебной и даже административной ответственности.

Адвокат Владимир Жеребенков, защищающий бывшего совладельца «Евросети» Евгения Чичваркина заявил, что приветствует принятие вышеназванного законопроекта. «Это хоть какая-то преграда для злоупотреблений. Возможно и не совсем совершенная, но для начала это просто замечательно», — сказал он BFM.ru.

С ним согласен член комитета Госдумы по делам Федерации и региональной политике Антон Беляков. «Буквально несколько дней назад ко мне обратились руководители известной по всей стране крупной компании «Графика-М», которая поставляет оснастку для печати практически во все фирмы РФ, — поведал он. — По информации заявителей, сотрудники дознания при Таможенной службе изъяли у них в качестве вещественных доказательств товары общей стоимостью 10 млн рублей. Далее, как утверждают заявители, они узнали, что была принята попытка реализовать некоторую часть этого конфискованного товара их конкурентам».

По мнению парламентария, принятие изменений в УПК позволят предотвратить такие случаи, поскольку они закрепляют необходимость составления подробной описи изымаемого у собственника имущества.

Необходимость принятого законно оценил также адвокат Станислав Акимов, защищавший осужденного на 8 лет за контрабанду фактического владельца торговых центров «Три Кита» и «Гранд» Сергея Зуева. «То, что закон нужный и давно назрел — это несомненно. Но у нас в стране проблема не с законами, а с их соблюдением», — говорит юрист. Он отметил, что его клиент также в свое время стал жертвой товарного рейдерства. По его словам, изъятые в 2002 году из торгового центра «Три кита» семь фур с мебелью сотрудники Генпрокуратуры через Российский фонд федерального имущества реализовали по заниженной цене. «Это было сделано без ведома собственника и решения суда, — отметил защитник. — И самое смешное, что по этой партии товаров суд счел контрабанду недоказанной и оправдал Зуева». Акимов не исключил, что в этой связи защита осужденного предъявит иск к РФФИ и Генпрокуратуре о возмещении причиненного ущерба.

В РАТЭК считают, что с принятием закона случаев товарного рейдерства, из-за которых экономика теряла десятки миллиардов долларов, станет меньше. «Правоту нашей позиции подтвердил и Конституционный суд, который еще в июле 2008 года пришел к выводу, что подпункт 1 части 2-й статьи 82-й УПК РФ, позволявший лишать собственника имущества без вступившего в законную силу приговора суда, прямо противоречит Конституции РФ», — отметил Антон Гуськов.

Рекомендуем:

  • Фотоистории