16+
Четверг, 23 мая 2024
  • BRENT $ 81.96 / ₽ 7392
  • RTS1194.53
4 ноября 2022, 12:00 Стиль жизни
Спецпроект: Есть — такое дело

Гастрономические заметки на Ладоге, Онеге и в деревне Мандроги

Лента новостей

Как кормят на теплоходе «Антон Чехов»? Что стоит привезти с острова Коневец? Что попробовать в Кижах? Сколько видов яблонь растет на Валааме? Исполняют ли желания пряники, купленные в деревне Мандроги?

Фото: Лолита Самолетова/BFM.ru

Вторая декада сентября. Я на теплоходе «Антон Чехов» отправилась из Санкт-Петербурга в Москву. Заходили на острова Коневец, Валаам и Кижи, гуляли в деревне Мандроги и городе Мышкин.

Нам повезло с погодой: бабье лето, солнце, теплый воздух с удивительными осенними запахами. Озера Ладога и Онега — бескрайние, как море. Кстати, для прохода по Ладоге капитанам судов требуется морская лицензия, ведь Ладогу штормит, как море. Но нам повезло: все дни озеро было идеально, как зеркало, с глубокой синевой.

На теплоходе «Антон Чехов» кормили, как в пионерлагере. Завтрак, обед и ужин — по расписанию. Вне основных приемов пищи еды на теплоходе не раздобыть. Нам, москвичам, привыкшим к круглосуточной доставке еды и гедонистическому разнообразию многочисленных ресторанов, было первые дни тяжеловато, но потом привыкли. Завтрак первой смены начинался в 6:20 — шведский стол, и, как всегда, на столе обязательная питательная каша. Особенно я радовалась с детства любимой каше «Дружба», ее готовят из смеси риса и пшена. Такая вкусная. О, прекрасные времена, когда повара варили нормальные каши с сахаром и солью на вкусном коровьем молоке, а не безвкусную модную киноа с «молоком единорога без всего» и без души.

На обед и ужин блюда были небольшие, но сытные. Иногда меня поражала фантазия теплоходных поваров смешивать в одном блюде яйца, майонез и ананас. Но такие гастрономические диссонансы компенсировались вежливым приветливым персоналом в зале и нереально вкусной картофельной пюрешечкой с котлетками.

Мы ходили по монастырским землям, монастыри действующие, с послушниками и трудниками, но трапезных для гостей нет. Из еды пробовали немного: отмечу фирменный квас на острове Коневец — водянистый, несладкий, но вкусный, такой идеален под окрошку. В Москве привезенная литровая бутыль мне вообще показалась божественной. На Коневце в лесу много черники, так что вкусили остатки лета. Нам повезло с экскурсоводом. Студент со звучной исторической фамилией Анатолий Курбатов — аспирант Петербургской духовной академии, учится на факультете истории, а в летние каникулы живет в Коневском монастыре. Занимательны его рассказы и про церковь на Конь-камне, и про аскезы монахов, и про то, как 20 разнокалиберных кошек делят между собой территорию острова. Коневец — место, где все мирские мысли от вас отступают, словно океан в «Солярисе», — здесь нет понятия «время» и «пространство». Я даже опросила соседей по теплоходу — ощущения совпали.

В Кижах (ударение на первый слог) попробовали карельское мороженое. Колокольный звон, деревня, живущая по принципам разумного потребления: летом возделывали поля, осенью делали заготовки, зимой ткали полотно, вышивали и делали игрушки. Амбар, где хранилось «золото» крестьян, — зерно, закрывалось на могучий амбарный замок, а внизу двери было скромное милое окошечко для кошки — пусть мышей ловит и оберегает самое главное. Поскольку драгоценной пахотной земли на карельских островах было мало, коров пасли на соседних островах. Туда добирались на лодках, и управляли ими женщины — коров надо было подоить и привезти молоко обратно. Если цифровая эпоха накроется медным тазом, вы теперь знаете лайфхак выживания.

Но больше всего мне запомнился черный ароматный хлеб из монастырской пекарни на Валааме. Лавка была уже закрыта, и только мое гастрономическое любопытство заставило меня настойчиво заглянуть внутрь: аромат свежеиспеченного хлеба я считаю самым удивительным запахом. Хлеб мне не продали, а отдали за пожертвование. Я никогда не ела ничего вкуснее, а тепло этот хлеб хранил еще два часа, пока мы бродили по острову. На Валааме до революции выращивали ананасы. В описаниях монастыря рубежа XIX-XX веков указывалось, что в садах растет более 400 яблонь 60 сортов. До наших дней дошел лишь яблоневый сад с 40 видами яблонь. Вот такой Эдем. Валаам — место, в котором хочется остаться на три дня: надышаться, насмотреться и зарядиться. Интересно, что дают за их трапезным столом. Я думаю, это очень просто и очень вкусно. Моя мечта на весеннюю навигацию.

Удивительная деревня Мандроги. Расписная набережная, сказочные терема, крыши в ярких ромбах и замысловатые коньки на сводах крыш. От пристани налево пойдешь — в Потемкинскую деревню попадешь, направо пойдешь — окно в Древнюю Русь найдешь.

В левой части деревни построили магазины с сувенирами: павлопосадские платки, матрешки, карельские вышивки, кокошники и ростовская эмаль. Есть «Музей водки» — в его коллекции четыре тысячи бутылок. Вход 300 рублей, в билет входит дегустация водочки количеством одна стопка. Я водку не пью, но масштабом коллекции и росписями терема впечатлилась.

В правой части деревни — Русь XVIII века. Сюда свезли исторические деревянные дома из Архангельска и Вологды. Благородные серые бревна. Обережные славянские узоры. В каждом доме расположилась своя ремесленная мастерская: гончары, ткачихи, кузнецы, берестяных дел мастер, травники. Каждый мастер расскажет историю и секреты своего ремесла. Обязательно загляните в дом музыканта и к мастеру Константину — он делает архангельские козули — разноцветные пряники, которые поморы делали на Рождество. Пряники делали в сентябре-октябре, и это было первое угощение на рождественское утро после окончания поста, ведь в украшении использовался яичный белок. У каждого пряника свое назначение. Я взяла петушка, курочку и задорную коняшку. Константин мне сказал нужные приговоры, так что, если я выйду замуж и получу повышение по работе, я вам всенепременно расскажу, как работают эти волшебные пряники. Константин — лучший краевед из тех, что я встретила в Мандрогах: рассказал про северный семейный уклад. Мудры были предки и очень хозяйственны. Семеро по лавкам, дети — на полатях. Бабий кут — уголок кухни, куда мужчин не пускали. А дом был настоящая крепость: запасы еды и воды помогали перенести недельный снежный занос.

В Мандрогах есть большой ресторан, тут часто можно встретить киношников. На веранде в стиле «мохнатый шмель на душистый хмель» продают чудесные пирожки с щедрой начинкой: грибы, брусника, морошка. На первом этаже ресторана можно вкусно поесть: самолепные пельмени со щукой, соленья и зельц — вариант холодца. Цены на уровне московского ЦАО, но порции большие. Недоумение у меня вызвал только двойной эспрессо за 400 рублей. Раньше на причале еще была очень вкусная «Блинная», но ее в отсутствие массового потока закрыли.

Когда-то деревня Мандроги, придуманная петербуржским ресторатором Сергеем Эдидовичем Гутцайтом, принимала в день по 12 кораблей с иностранными туристами. Но с тех пор и менеджмент поменялся, и стратегия сменилась. В день захода наш теплоход «Антон Чехов» был единственным, а на следующий день кораблей не ждали. Однако расписные гостевые дома в Мандрогах не пустуют, на Новый год номера раскуплены, благо сюда можно добраться и на машине: 260 километров от Петербурга, и вот вам шанс пожить старорусским укладом в экологичном стиле. Мечта Греты Тунберг.

Впечатлившись недельным путешествием и отдохнувши за неделю как за месяц, я решила забронировать на Новый год отель в местечке Лодейное Поле на реке Свирь. Меня поразила его красота, когда мы проходили мимо по маршруту. Так что после Нового года расскажу вам, как дела с едой на том краю неизведанной земли.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию