16+
Понедельник, 20 мая 2024
  • BRENT $ 83.30 / ₽ 7551
  • RTS1204.10
2 декабря 2022, 18:43 Общество

 Компания IBS потребовала от релоцировавшихся сотрудников покинуть «недружественные» и «допустимые» страны

Лента новостей

В компании составили собственный рейтинг и работать удаленно разрешили только уехавшим в «дружественные» государства. С чем может быть связано такое жесткое требование, кроме соображений информационной безопасности (IBS участвует в госзаказах)?

Фото: Михаил Терещенко/ТАСС

Российский IT-гигант потребовал переезда удаленщиков в дружественные страны. К 1 января сотрудники группы компаний IBS либо должны покинуть недружественные или нейтральные государства, либо будут уволены — за исключением индивидуальных случаев. Собеседники Business FM на IT-рынке подход коллег на данном этапе не разделяют.

Удаленная работа — это хорошо, главное — не слишком удаленная. Так можно сформулировать новые условия работы в IBS Group, 11-й IT-компании России по объему выручки в рейтинге CNews. Как заявил РБК гендиректор группы Григорий Кочаров, профессиональный ареал работников поделили на «запрещенные», «допустимые» и «разрешенные» территории. В первую вошли страны НАТО и ЕС, в последнюю — ближайшие союзники России. Название «допустимые», исходя из интервью главы IBS, получилось обманчивым — вернуться в Россию или в дружественные государства под страхом увольнения сотрудникам придется и из «запрещенных», и из «допустимых» стран. Просто в первом случае это должно было произойти еще к 10 ноября, а работникам на нейтральных территориях дали подумать до конца года. Цитата по РБК: «Если они остаются на допустимых территориях после 1 января, то мы будем вынуждены их уволить». Собственным опытом делится директор Zavod IT Александр Процюк:

Александр Процюк директор Zavod IT «У нас после пандемии вообще пропали требования по месту нахождения сотрудника. Сейчас у нас уже порядка, наверное, десяти стран, в которых работают разные сотрудники. И для нас сейчас важнее как раз попадание этого сотрудника в нужный нам часовой пояс с клиентом, менеджером проекта, чтобы была удобная коммуникация и был контакт в рамках одного часового пояса. Мы сейчас вообще не смотрим на геополитические события. Нам важнее быть как раз в мировом контакте и не ограничиваться конкретной страной. И вот эти заявления коллег, что они запрещают сотрудникам находиться в других — запрещенных территориях, я считаю, что это больше политический аспект, потому что у компании большинство заказов связаны, судя по всему, с тендерами, и, соответственно, их принуждают делать такой выбор и вести такую политику в отношении сотрудников. Мы никак не ограничиваем ни себя, ни своих сотрудников. Трудности возникли как раз из-за того, что некоторым стало сложно переводить деньги, карточки перестали работать, но криптовалюта в принципе помогает решить эти барьеры межграничными переводами».

Обоснование жестких требований IBS к месту работы сотрудников в публикации РБК не содержатся. Глава группы упоминает, что руководство пытается «помочь понять ошибки» тем работникам, которые «испугались [и] убежали», а в отдельных случаях «находит решения» в «индивидуальном порядке». В ноябре в Минцифры призвали не принимать «драконовских мер» в отношении IT-релокантов, которые продолжают работать на российский бизнес. Но с оговоркой, что вопросы безопасности для сотрудников с доступом к ключевым системам должны регулировать сами компании. Продолжает гендиректор компании Zecurion Алексей Раевский:

Алексей Раевский гендиректор компании Zecurion «Что касается удаленной работы из каких-то стран — дружественных, недружественных, у нас нет здесь пока четкого понимания. Что касается идеологического аспекта, мы стараемся быть идеологически нейтральными. В принципе, что касается варианта с точки зрения безопасности, здесь, наверное, должны быть какие-то рекомендации от наших органов безопасности, потому что мы сами не можем адекватно оценить, что если программист у нас, например, сидит в Грузии, Испании или Сербии, то какая в этом разница. У нас таких требований нет, потому что у нас никто из сотрудников не выразил желание уехать. Но вообще мы не очень приветствуем удаленную работу, потому что продуктивность такой работы гораздо ниже, чем когда команды очно присутствуют в каком-то месте».

По словам главы IBS, отъезд сотрудников на фоне боевых действий и частичной мобилизации не оказал серьезного влияния на бизнес. Как сообщил Кочаров, на сегодня доля тех, кто уехал и не вернулся, составляет не более 1% от штата. Предположительно, часть специалистов IBS в условно «допустимых» странах пока размышляют, где они хотят встретить Новый год. О последствиях релокации не 1%, а сразу 15% сотрудников рассказывает сооснователь «Битрикс 24» Сергей Рыжиков:

— На сегодняшний момент, наверное, 15% сотрудников релоцированы в самые разные страны. Никаких специальных ограничений либо требований к сотрудникам мы не предъявляем. Тут скорее каждый выбирает условия, часовую зону, какие-то другие критерии, которые у них есть.

— Куда релоцировались?

— Турция, Армения, Казахстан, Кипр — в основном такие страны. Есть, конечно, и европейские — Швейцария, Германия. На самом деле особых технических проблем нет. Пожалуй, сегодняшнее основное беспокойство для людей — это дополнительные налоги в случае потери резидентства. Это пока представляет сложность. Они скорее сами решают — в зависимости от страны, законодательства, формы локализации в стране и так далее.

Как заявил на прошлой неделе глава Минцифры, из России уехала «значимая» доля разработчиков, но «масштаб отъезда не такой глобальный, ущерба отрасли он такого непоправимого не нанес». По мнению Максута Шадаева, механизмы поддержки мотивируют специалистов продолжать работать в России, а после ухода зарубежных компаний страна «обречена» на прорыв в IT-отрасли.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию