16+
Понедельник, 21 августа 2017
  • BRENT $ 52.49 / ₽ 3102
  • RTS1032.00
30 апреля 2010, 19:11 Право

Глава «КитЭлитНедвижимости» повторила судьбу Магнитского

Лента новостей

Президент компании «КитЭлитНедвижимость» Вера Трифонова, обвиняемая в мошенничестве, скончалась в СИЗО «Матросская Тишина» из-за неоказания ей надлежащей медицинской помощи

Президент компании «КитЭлитНедвижимость» Вера Трифонова. Фото из личного архива
Президент компании «КитЭлитНедвижимость» Вера Трифонова. Фото из личного архива

Президент компании «КитЭлитНедвижимость» Вера Трифонова, арестованная по делу о попытке продажи председателю правления АКБ «МФТ-Банк» Павлу Разумову места в Совете Федерации РФ за 1,5 млн долларов, скончалась в СИЗО «Матросская Тишина» из-за неоказания ей надлежащей медицинской помощи. Об этом BFM.ru сообщил ее адвокат Владимир Жеребенков. По его словам, на протяжении четырех месяцев следствие отказывалось изменить меру пресечения обвиняемой, у которой отказывали почки, а Одинцовский городской суд отвергал ходатайство о залоге. Глухи к мольбам арестованной остались и судьи Мособлсуда. «В итоге, практически слепая 53-летняя женщина, вынужденная передвигаться на инвалидной коляске, умерла из-за бездушия официальных лиц», — сказал защитник.

О смерти свое своей клиентки, страдающей тяжелой формой диабета, Владимир Жеребенков узнал сегодня днем от сотрудников СИЗО.

«В последние недели мы пытались убедить следователя Сергея Пысина из Подмосковного управления Следственного комитета (СКП) направить нашу подзащитную на лечение в специализированную больницу, однако этого так и не удалось сделать», — говорит адвокат. Он рассказал, что следователь согласился лишь вернуть Трифонову в 20-ю горбольницу, где находится режимный блок. Это должно было случиться сегодня. Однако обвиняемая не пережила ночь в тюремной камере.

Вера Трифонова была задержана 16 декабря прошлого года, а спустя два дня Одинцовский городской суд Московской области санкционировал ее арест. По версии следствия, бизнес-вумен и ее знакомый — депутат Магаданской областной думы Георгий Шамирян пытались «развести» председателя правления МФТ-Банка Павла Разумова на крупную сумму денег.

Версия следствия

Согласно материалам дела, в 2009 году советник председателя правления АКБ «Русо-Банк» Сергей Гридасов сообщил Трифоновой, что его приятелю — председателю правления МФТ-Банка Павлу Разумову — нужна помощь во властных структурах для «решения коммерческих вопросов». Та познакомила банкира с Георгием Шамиряном, который предложил Разумову спонсировать его назначение на должность губернатора области. Шамирян заявил, что уже якобы согласовал свою кандидатуру в Кремле и для назначения на должность необходимо доплатить «кому надо» 1,5 млн долларов. Депутат пообещал, что после того, как займет губернаторского кресло, назначит Разумова представителем Магаданской областной думы в Совете Федерации. С октября по декабрь 2009 года предпринимательница и Шимирян неоднократно встречались с Гридасовым и Разумовым в доме у Трифонова в деревне Жуковка. На этих встречах было решено, что сумма должна быть выплачена в рублях.

Георгия Шамиряна взяли в ночь на 16 декабря 2009 года во время получения «куклы» в 45 млн рублей от Сергея Гридасова. Встреча проходила под контролем оперативников — к тому времени банкиры заподозрили неладное и обратились в правоохранительные органы. Чуть позже задержали Веру Трифонову, а на следующий день — ее водителя Юрия Шубина. Всем фигурантам было предъявлено обвинение в покушении на мошенничество (часть 3-я статьи 30-1, часть 4-я статьи 159 УК), поскольку следователи решили, что они давали заранее невыполнимые обещания.

Хождения по мукам

Попав в СИЗО, Вера Трифонова сразу же оказалась в тюремной больнице. По словам Владимира Жеребенкова, несмотря на ряд тяжелых хронических заболеваний, в «Матросской тишине» его подзащитной не была оказана необходимая медицинская помощь. В результате, прогрессирующая тяжелая форма диабета привела к тому, что у Трифоновой отказали почки, а зрение упало до десяти процентов. «Из-за скопившейся в легкости жидкости Вера Трифонова жаловалась, что не может спать. В ответ на это врачи СИЗО предложили ей спать стоя», — рассказывал о «тюремном юморе» врачей защитник.

Еще в начале апреля в беседе с корреспондентом BFM.ru он поделился своими опасениями относительно того, что его подзащитная может повторить судьбу погибшего в Бутырском следственном изоляторе юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского. К сожалению, они оказались не беспочвенными.

В марте Жеребенкову удалось добиться перевода Трифоновой из «Матросской тишины» на лечение в спецблок 20-й горбольницы. Там медики диагностировали состояние больной как тяжелое и пришли к выводу, что женщине требуется проходить лечение в специализированном учреждении. «Учитывая наличие у Трифоновой отечного синдрома и, как следствие, сердечной и почечной недостаточности, ей показано периодическое проведение (2-3 раза в неделю) сеансов гемодиализа», — констатировали врачи. Доктора пришли к выводу, что в настоящее время «проведение следственных действий с участием Трифоновой невозможно».

Под давлением медиков следователь Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Московской области Сергей Пысин был вынужден обратиться в суд с ходатайством об изменении Вере Трифоновой меры пресечения с содержания под стражей на залог. Обвиняемая готова была внести 300 тысяч рублей.

Судей диагноз не убедил

Однако судью Ольгу Макарову не впечатлил диагноз. Она оставила тяжелобольную женщину под стражей. В своем постановлении судья указала, что «органы предварительного следствия при необходимости могут самостоятельно» освободить Трифонову под подписку о невыезде.

Прокуратура Московской области и защита Трифоновой оспорили это решение в Мособлсуде. На этот раз сын Трифоновой готов был внести уже 520 тысяч рублей в качестве залога. Однако и это предложение было отвергнуто.

Несмотря на то, что состояние обвиняемой ухудшалось с каждым днем, следователь не спешил менять Вере Трифоновой меру пресечения. «Я готов отпустить ее, если она признается и покается», — привел защитник слова следователя. Однако обвиняемая упорно отказывалась это сделать. «Она утверждала, что дело в отношении нее сфабриковано людьми, которые должны были ей много денег», — говорит Жеребенков.

В этом месяце адвокат направил обращение главе СКП Александру Бастрыкину, в котором просил вмешаться в ситуацию, поскольку его подзащитной «важен каждый час». Он отметил, что «следственные изоляторы существуют только для осуществления процессуальной деятельности, а не для пыток»

На инвалидной коляске в СИЗО

Пока защита ждала реакции главы СКП, Подмосковное управление в середине апреля вновь вышло в Одинцовский горсуд с ходатайством о продлении Трифоновой сроков содержания под стражей. «Ее специально доставили из 20-й больницы в «Матросскую тишину» на один день, чтобы 15 апреля следователь мог там получить липовую справку о возможности обвиняемой принимать участие в судебно-следственных действиях», — рассказал о манипуляциях правоохранителей Владимир Жеребеноков. При этом он добавил, что накануне врачи выдали адвокатам совсем другой документ, в очередной раз подтверждающий невозможность нахождения подследственной в СИЗО.

В итоге, 16 апреля все та же судья Ольга Макарова оставила Трифонову под стражей еще на 3 месяца. В Можайском СИЗО, увидев состояние Трифоновой, которую доставили на инвалидной коляске, обвиняемую не приняли. Какое-то время после этого женщина находилась в реанимационном отделении больницы подмосковного Можайска. «Однако там ей не могли оказать необходимую помощь из-за отсутствия оборудования и персонала», — отмечает адвокат.

По словам Владимира Жеребенкова, защита ходатайствовала перед следствием о срочном переводе Трифоновой на лечение в Московский областной научно-исследовательский институт им. М. Ф. Владимирского (МОНИКИ) в связи с резким ухудшением состояния ее здоровья. «Один раз родственникам Трифоновой даже удалось заказать за личные средства реанимобиль и отвезти ее туда для гемодиализа», — сказал адвокат. Но этого было мало. «Следователь же тянул время с переводом, ссылаясь на невозможность обеспечить в МОНИКах охрану конвоем», — рассказал Жеребенков.
Наконец, Сергей Пысин согласился вернуть Трифонову в 20 ГКБ. «Ее доставили в «Матросскую тишину», чтобы в дальнейшем отвезти в 20-ю горбольницу, но оказалось поздно», — сокрушается защитник.

Владимир Жеребенков считает, что «следователь намеренно довел до смерти Веру Трифонову». В ближайшее время он собирается обратиться к главе СКП с заявлением о привлечении Сергея Пысина к уголовной ответственности за «превышение должностных полномочий» (статья 286 УК) и «злоупотребление должностными полномочиями» (статья 285 УК). «Кроме того, мы намерены обратиться в Европейский суд с жалобой на действия государства, которое не смогло обеспечить Трифоновой надлежащее лечение и фактически довело подследственную до смерти», — сказал адвокат.

ФСИН начал проверку

Руководитель пресс-службы столичного управления ФСИН Сергей Цыганков сообщил BFM.ru, что сегодня же по факту смерти Веры Трифоновой начата проверка. По его информации, женщина скончалась в полдень в палате интенсивной терапии хирургического отделения спецбольницы СИЗО № 1. «На место происшествия была вызвана оперативна группа из ОВД «Сокольники». «Предварительная причина смерти — острая сердечно-сосудистая недостаточность», — сказал Цыганков.

Он затруднился ответить на вопрос о том, выдавали ли врачи изолятора в середине апреля справку о возможности обвиняемой находится в СИЗО. «В ходе проверки будут изучены все медицинские документы, а также действия лечащих врачей», — сказал Цыганков. По закону, на проведение проверки отводится месяц, добавил пресс-секретарь московского УФСИН.

Рекомендуем:

  • Фотоистории