16+
Вторник, 3 августа 2021
  • BRENT $ 72.79 / ₽ 5309
  • RTS1637.70
2 сентября 2010, 18:14 КомпанииПраво

Ходорковский и Лебедев не получат трехдневных свиданий

Лента новостей

Мосгорсуд сегодня оставил в силе решение Хамовнического суда столицы, который 16 августа продлил Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву срок содержания под стражей еще на три месяца — до 17 ноября

Ходорковский и Лебедев по-прежнему будут общатья с родственниками через стекло.  Фото: РИА Новости
Ходорковский и Лебедев по-прежнему будут общатья с родственниками через стекло. Фото: РИА Новости

Мосгорсуд сегодня оставил в силе решение Хамовнического суда столицы, который 16 августа продлил Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву срок содержания под стражей еще на три месяца — до 17 ноября. Вышестоящая инстанция отклонила кассационные жалобы адвокатов бывших акционеров ЮКОСа, обвиняемых в хищениях 350 млн тонн нефти. Защитники настаивали на отмене постановления нижестоящего суда. Они пытались убедить суд в том, что отмена ареста по второму делу Ходорковского и Лебедева, уже отбывающих 8-летний срок, мало что изменит в положении их подзащитных. Однако соблюдение закона даст обвиняемым право на 3-дневное длительное свидание с родственниками.

Приехавших на заседание Мосгорсуда встречали несколько бойцов спецназа в шапках-масках и с автоматами наперевес. «Они что, монитор собрались охранять?» — шутили адвокаты. Перестраховка оказалась напрасной. Присутствовать на слушании Лебедев не захотел. Об этом было известно заранее. Ходорковский же участвовал в заседании виртуально — с помощью системы видеоконференцсвязи, установленной между судом и СИЗО.

Он приготовил целую речь. Обращаясь к членам кассационной коллегии, экс-глава ЮКОСа отметил, что согласно постановлению пленума Верховного суда от 29 октября 2009 года, «для принятия решения о применении меры пресечения суду надлежит проверить обоснованность подозрения в причастности лица к совершенному преступлению».

Однако с предъявленным ему и Лебедеву обвинением происходят постоянные метаморфозы, а суд словно этого не видит. Вначале, по словам Ходорковского, ему инкриминировали хищения 350 млн тонн нефти у дочерних компаний ЮКОСа, но позже обвинение согласилось, что нефть у законного владельца им не изымалась, а отгружалась непосредственно потребителю. «Как я могу быть причастен к похищению того, что не похищено?» — возмутился обвиняемый.

Этой весной, указал Ходорковский, у обвинения возникла новая версия: существо преступления — в ценовой разнице между ценой нефти в России и в Западной Европе. «После показаний Грефа и Христенко с фактом «ценовой разницы» смирились, до этого поверить, что нефть в России стоит в разы меньше, чем в Европе, не могли», — иронизировал арестованный.

Он добавил, что теперь в процессе «под видом поддержания обвинения обсуждается новый вопрос, не имеющий к обвинению никакого отношения: кто из участников сделки должен был получить прибыли больше, а кто — меньше, сам ЮКОС или его добывающие дочки». «Какое может быть хищение нефти при такой постановке вопроса?» — недоумевал Ходорковский. — Особенно с учетом того, с чем тоже все согласны (и даже сторона обвинения) — «дочки», у которых, как говорят, нефть похищена, с 2001 года принадлежат ЮКОСу на 100%».

«Я убежден, что судья все слышит и понимает. Тем не менее, он игнорирует постановление Пленума Верховного суда», — сказал бизнесмен. Он отметил, что если бы судья Хамовнического суда Виктор Данилкин действовал по закону, то «давно должен был бы вернуть дело в прокуратуру», его — в колонию «и прекратил этот позор».

Несравнимое нарушение

Арестованный отметил, что все эти нарушения меркнут по сравнению с тем, что районный суд «демонстративно не желает замечать изменения в законодательстве», а именно в 108-статье («заключение под стражу») УПК, принятые Госдумой и подписанные президентом в апреле этого года.

Напомним, согласно принятым поправкам, к обвиняемым по статье 160 («присвоение или растрата»), а также по статьям 174 и 174 прим. («легализация преступных доходов») не может применяться мера пресечения в виде ареста. Эти статьи УК как раз и вменяют экс-главе ЮКОСа Михаилу Ходорковскому и бывшему руководителю МФО «Менатеп» Платону Лебедеву.

«Мне надоели глупые упреки, будто из-за моего процесса фактически остановлена судебная реформа. Ну не чувствую я себя в этом виноватым! — сокрушался подсудимый. — Мне неприятно искать судебную защиту в Страсбурге. Я хочу ее видеть в Москве».

Адвокат Михаила Ходорковского Вадим Клювгант заявил, что игнорирование судом изменений в законе «может означать только одно: что ничего не изменилось именно по этому делу, в отношении этих подсудимых». «Мы считаем это преступной расправой», — сказал Клювгант.

Он назвал «откровенной ложью» доводы гособвинителей о том, что если суд не пойдет на продление ареста, Ходорковский и Лебедев окажутся на свободе.

Трехдневные свидания или беседы через стекло

Адвокат Платона Лебедева Елена Липцер расписала перспективы в случае изменения подсудимым меры пресечения по второму делу. Защитница отметила, что, конечно, «никто их не освободит», поскольку и Ходорковский, и Лебедев отбывают восьмилетний срок, назначенный им приговором Мещанского суда Москвы в рамках первого уголовного дела. Наказание истекает лишь в 2011 году.

«Просто в их жизни появятся длительные свидания», — сказала адвокат. Она пояснила, что, если суд отменит арест Ходорковского и Лебедева по второму делу, обвиняемым будут обязаны создать условия содержания, соответствующие приговору Мещанского суда. А именно — условия колонии общего режима. Они, в частности, предусматривают 3-х дневное длительное свидание с семьей 4 раза в год. «Все понимают, что это важный аспект человеческой жизни. И у Михаила Борисовича, и у Платона Леонидовича есть маленькие дети, с которыми они могут общаться только через стекло в течение одного часа один раз в месяц».

Липцер добавила, что Конституция России гарантирует право на свободу и личную неприкосновенность и равенство всех перед законом, а статья 18 Европейской конвенции (ЕК) «О защите прав человека и основных свобод» запрещает налагать ограничения, не связанные с целями правосудия. «В данном случае закон, очевидно, нарушен», — сказала адвокат.

Она отметила, что Страсбургский суд пока признал нарушение 18-й статьи лишь по одному делу российского гражданина — бывшего главы холдинга «Медиа-Мост» Владимира Гусинского, когда тот, будучи под следствием, был вынужден отказаться от своего имущества. «Второе дело, в котором нарушается эта статья, — дело Ходорковского и Лебедева», — сказала адвокат.

Гособвинитель Валерий Лахтин был непреклонен. Он заявил, что Хамовнический суд учел все доводы сторон и отразил их в своем постановлении. «Степень мотивированности судебного решения законом не предусмотрена», — считает прокурор. Он напомнил аргументы прокуратуры в пользу продления срока ареста. В частности, что Ходорковский и Лебедев обвиняются в тяжких преступлениях, а за рубежом скрываются их соучастники. Последние «занимаются активным противодействием следствию» и проживают на деньги Ходорковского и Лебедева, сказал Лахтин.

Он отметил, что в случае изменения меры пресечения Ходорковский и Лебедев могут повлиять на свидетелей. Прокурор упрекнул экс-главу ЮКОСа в том, что тот уже «пытается анализировать доказательства», а также старается «дискредитировать обвинение», которое якобы не понимает сущность вертикально-интегрированной компании ЮКОС и суть взаимоотношений между основной компанией и ее дочерними обществами.

«Мы говорим о том, что члены ОПГ и те, кто находится в международном розыске, использовали структуру вертикально-интегрированной компании в целях присвоения имущества дочерних обществ», — продемонстрировал понимание обвинения прокурор. Он заверил, что обвинение «желает объективно разобраться в доказательствах». Однако доказательства, которые имеются в материалах дела, убеждают прокуроров в том, что Ходорковский и Лебедев должны оставаться в СИЗО.

Как в анекдоте

Для того, чтобы принять решение, судьям потребовалось не больше 20 минут. Постановление районного суда они сочли законным.

Адвокаты признались, что ожидали подобного исхода, а обращение в кассацию обычно редко приносит сюрпризы. В подтверждение своих слов защитник Михаила Ходорковского рассказал анекдот, иллюстрирующий адвокатские будни.

«Встретились два адвоката. Один спрашивает другого как у него дела. Тот отвечает: как в кассации — без изменения и без удовлетворения». Покидая суд, защитники сказали, что принятое в четверг решение в очередной раз убедило их: в деле Ходорковского и Лебедева московские суды руководствуются инструкциям 2003 года (когда были арестованы обвиняемые, — BFM.ru), а изменения в законодательстве их не интересуют.

Они пообещали обжаловать вынесенное решение в президиуме Мосгорсуда, а также уведомить Европейский суд о противоправных действиях в отношении их подзащитных, подав дополнения к одной из находящихся там жалоб.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию