16+
Суббота, 26 сентября 2020
  • BRENT $ 41.79 / ₽ 3268
  • RTS1164.68
28 сентября 2010, 10:05 МакроэкономикаПолитика

«Абсолютно согласованная история»

Лента новостей

После отставки Юрия Лужкова многие с дозволенной смелостью разоблачат его грехи. Вопрос в том, какие именно из этих грехов привели к появлению жесткой формулировке «утратил доверие» (причем, похоже, обоих членов тандема), а также в том кто и какими методами будет эти грехи замаливать

Эта фотография сделана за день до того, как был обнародован указ президента об отставке Юрия Лужкова. Фото: РИА Новости
Эта фотография сделана за день до того, как был обнародован указ президента об отставке Юрия Лужкова. Фото: РИА Новости

Сейчас мало кто вспомнит, когда впервые в отечественной практике была использована формулировка «в связи с утратой доверия» при увольнении высшего чиновника. Судя по частушке «…Как товарищ Берия вышел из доверия», одним из первых был Лаврентий Павлович, которого впоследствии обвинили в том, что он был шпионом иностранных разведок (возможно, единственный грех, которым Берия не страдал). Нет сомнений в том, что сегодня, после того, как стало известно, что Юрий Лужков уволен с поста мэра Москвы с формулировкой «в связи с утратой доверия президента», теперь уже бывшего городского голову с дозволенной смелостью обвинят во многих грехах — его собственных, членов его семьи, а также членов его команды и созданной им хозяйственно-политической системы.

Даже при том, что увольнению предшествовала необычайно длительная по нынешним временам артподготовка — в современной России увольнения обычно проводят как спецоперацию, которая должна громом поразить соотечественников, — утренние сообщения информагентств многих поразили. Один из первых комментировавших это событие в эфире радиостанции Business FM сделал красноречивую оговорку, назвав Лужкова «мэром России».

Формально Лужкова снял президент Дмитрий Медведев. Но многие считают, что Лужков «утратил доверие» и премьера Владимира Путина. Это мнение, в частности, выразил в интервью BFM.ru один из самых ярких критиков Лужкова бизнесмен Александр Лебедев: «Это сознательный поступок тандема. Это Лужков с женой, как ему казалось, мог проковырять в нём какую-то трещину. Не получилось у него ничего. Это абсолютно согласованная история», — сказал глава Объединенной резервной корпорации.

Это мнение, похоже, не разделяет другой видный критик Лужкова, Борис Немцов. В интервью BFM.ru он назвал указ Медведева об отставке мэра «первым президентским поступком». Юрий Лужков, предположил бывший первый вице-премьер, «может стать самостоятельным игроком и принять, например, участие в выборах 2012 года».

Мэр Москвы — особый мэр, хотя бы потому, что Москва не просто крупнейший город страны, куда при советской власти ходили «колбасные» электрички из окрестных городов, а в наши дни ходят главы корпораций и регионов за кредитами, субвенциями и прочими финансовыми благами. Москва, к тому же, сама по себе — крупнейший рынок страны.

У этого рынка сменился начальник. Как сказала сегодня BFM.ru руководитель центра изучения элиты Института социологии РАН Ольга Крыштановская, «все хозяйство города во многом было построено под Лужкова, под его людей, под его команду, под его семью. Бизнесмены жаловались, что невозможно попасть на рынок Москвы, потому что он монополизирован этой командой. Я думаю, что с приходом нового человека в мэрию изменения будут очень существенны», — заметила Крыштановская.

Восемнадцать с лишним лет в должности градоначальника вписали Лужкова в историю страны и города большими буквами, вне зависимости от того, в какой цвет эти буквы будут впоследствии раскрашены. Хотя начало большого пути не было отмечено особо героическими нотками. В воспоминаниях Ельцина есть эпизод о том, как в августе 1991 года Борис Николаевич увидел в коридоре осажденного гэкачепистами Белого дома Лужкова. Тот сидел рядом с молодой беременной женой и был заметно взволнован.

Так или иначе, уже тогда Лужков сделал верный выбор, и в дальнейшем его политическая карьера колебалась вместе с линией партии. А партий на его политическом веку было несколько, и каждая новая отрицала достижения предыдущей. Но, даже совершая обязательные в условиях нашей страны колебания, Лужков всегда делал это как-то особенно страстно или бурно что ли.

В памяти застряли кадры телевизионной трансляции митинга на Васильевском спуске, когда Лужков, стоя рядом с Ельциным, которого в очередной раз пытался сместить Верховный Совет, орал на пределе голосовых связок: «Россия! Ельцин! Россия!».

Кстати, тогда хазбулатовский Верховный Совет пытался сместить не только Ельцина, но и Лужкова, и Юрий Михайлович преподал стране важный урок политграмотности, парировав: «А кто вы такие, чтобы снимать меня? Меня москвичи избрали».

Этот урок крепко засел во многих головах и парадоксальным образом сыграл впоследствии против самого Лужкова, а также против той системы координат, в которой судьба политика зависела от доверия избирателей, а не вышестоящего начальника. После Беслана политик Лужков, как все прочие главы регионов, сделался чиновником Лужковым, а губернаторов стали не избирать, а назначать.

Но перемены в политике не затронули другую ипостась лужковского мэрства: созданную им хозяйственную систему. За то время, что Юрий Михайлович руководил Москвой, я сменил несколько редакций, но до самого последнего времени мне на мобильный телефон звонила девушка из пресс-службы мэрии и торжественным голосом оповещала: «Юрий Михайлович в ближайшую субботу отправится на объезд». Такие звонки раздавались во многих столичных редакциях.

Задолго до того, как в России воцарилась «вертикаль», она была построена в Москве. Причем исключительно экономическими, или, точнее, хозяйственно-административными методами. Каждый гаишник, каждый столоначальник, каждый мелкий служащий ЖЭКа знал свое место в этой негласной, но очень хорошо ощущаемой москвичами пирамиде. Чем больше набирали вес структуры и люди на вершине этой пирамиды, тем больше она давила на свое основание, москвичей, на московский бизнес. Прежде всего, малый бизнес.

Быть бизнесменом в Москве требует не меньшей смелости, чем вступить в отряд космонавтов. Но и награда за смелость здесь выше, чем, может быть, где-либо еще на планете.

Лужков, зажимая одной рукой, другой рукой щедро раздавал. Повышал пенсии пенсионерам, строил (самые дорогие в мире) дороги, привлекал в Москву иностранных инвесторов.

Тут, впрочем, как во всем, что делал этот очень незаурядный человек, трудно отделить одно от другого. На памяти история, которую в пору строительства Храма Христа Спасителя рассказал мне топ-менеджер одной крупной западной корпорации. К ним поступила бумага из мэрии, за подписью весьма ответственного лица, с указанием выделить крупную сумму на это святое мероприятие. Руководство корпорации ответило, что в бюджете нет такой строчки. Тогда было дано понять, что и землеотвод под завод этой компании также, по-видимому, второпях был оформлен неправильно. В результате компании пришлось заказать, если можно так выразиться, архитектурные элементы для фасада храма, которые и украшают его.

Постепенно это «долевое участие» всех живущих и работающих в городе в грандиозных планах мэрии становилось нормой.

Никто не возьмет на себя смелость утверждать, что руководить этой гигантской машиной было просто или безопасно. Одного из замов Лужкова взрывали, другого изрешетили автоматной очередью, на еще одну высокопоставленную чиновницу также покушались, что стоило ей глаза.

Стало общим местом повторять известную максиму о том, что власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно. Юрий Михайлович, конечно же, не обладал абсолютной властью в Москве, но он создал такую глубокоэшелонированную систему управления хозяйственными процессами, которую еще долго придется разбирать.

Между тем страстная натура мэра постоянно подвигала его на неординарные поступки в самых разных областях. Я был на концерте Хулио Иглесиаса в Кремлевском дворце и видел, как Лужков с Кобзоном обняли испанского певца и исполнили с ним русскую народную песню, а затем мэр пустился вприсядку и неожиданно в порыве страсти воспарил над сценой и прыгнул в зал, где был принят на руки гигантских охранников. В то время Лужков еще вынашивал планы стать президентом после Ельцина. Но не удалось.

И тогда он еще больше сосредоточился на создании хозяйственной пирамиды. Параллельно рос и укреплялся бизнес его супруги. Никто пока не доказал, что этот бизнес строился какими-то недозволенными методами, но самые гигантские его размеры не могли не вызвать осуждения мэра. Недавние слова Юрия Михайловича о том, что его супруга, Елена Николаевна, — настолько талантливый бизнесмен, что, не будь она женой мэра, она бы еще не так развернулась, говорят о том, что Лужков отчасти утратил связь с реальностью (о том же свидетельствуют эпизоды с «Речником», дольщиками, отпуском во время пожаров — примеров немало). Это всегда плохо кончается для политика.

Сейчас, впрочем, впору интересоваться не судьбой Юрия Михайловича, который при всех постигших его карьерных переменах, остается крепким и энергичным мужчиной, что, с учетом его возраста, может вызывать здоровую зависть, да и его финансовое положение также не вызывает особых опасений. Созданная Лужковым гигантская хозяйственная пирамида, если ее вовремя не укрепить, может похоронить под собой многое и многих. Но об этом наш портал еще намерен подробней высказаться в ближайшие часы и дни.

Из первых интервью, которые корреспонденты BFM.ru взяли этим утром, обратил бы внимание на слова главы Объединенной резервной корпорации Александра Лебедева: «С приходом нового человека изменения будут очень существенные. Они не будут заметны сразу, но в течение 2-3 лет. Я надеюсь, что к лучшему».


 

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию