16+
Вторник, 27 июля 2021
  • BRENT $ 75.00 / ₽ 5530
  • RTS1594.64
14 октября 2010, 17:15

Зачем страховать ответственность

Лента новостей

Интервью первого заместителя Генерального директора РЕСО-Гарантия Александра Гульченко главному редактору радиостанции Business FM Илье Копелевичу

Первый заместитель Генерального директора РЕСО-Гарантия Александр Гульченко. Фото: Григорий Собченко/BFM.ru
Первый заместитель Генерального директора РЕСО-Гарантия Александр Гульченко. Фото: Григорий Собченко/BFM.ru

Интервью первого заместителя Генерального директора РЕСО-Гарантия Александра Гульченко главному редактору радиостанции Business FM Илье Копелевичу.

— После страшных событий этого лета — пожары, засухи — президент пригласил к себе руководителей пяти крупнейших российских страховых компаний, чтобы обсудить, как застраховать экономику в целом. После этого стали говорить публично, что России предстоит серьезная страховая реформа, потому что ни жилье, ни посевы, ни ответственность производителей — фактически ничего не застраховано. И в крайнем случае ответственность за все несет государство, а в иных случаях не несет никто. Если застраховать все, то возникает вопрос: кто за все это сможет заплатить, за страхование всего, что сейчас не застраховано?

— Действительно, поднят очень большой пласт вопросов, и очевидно, что участники страхового рынка должны их решать в тандеме с государством на законодательном уровне. В противном случае, мы просто замораживаем ситуацию на текущем уровне развития и в ее нынешнем виде, а значит, будем постоянно жить в страхе неких экстраординарных ситуаций — пожаров, терактов, аварий, — которые мы видим и наблюдаем все чаще и чаще.

— После катастрофы на «Распадской» очень быстро — быстрее, чем многие ожидали, — был принят закон о страховании особо опасных объектов. Теперь крупные предприятия, где бы они не находились, а все они представляют тот или иной риск для своих работников, для экологии, для жителей окружающих населенных пунктов, обязаны страховать все эти риски. С какого момента и примерно какие выплаты ждут бизнес?

— Закон вступает в силу в несколько этапов. Первый этап начинается с 1 января 2012 года, когда часть предприятий должна уже начинать реализовывать требования данного закона по страхованию своих объектов. То есть у предприятий чуть больше года чтобы подготовиться, запланировать в своей деятельности эти необходимые виды страхования. Есть это время и у страховщиков, которым тоже необходимо подготовиться, чтобы обеспечивать профессиональную и комфортную работу в данном виде страхования.

С точки зрения цены и стоимости оплаты — это будет дешевле, чем предприятия страховали бы сейчас в аналогичных лимитах ответственности на добровольном уровне страхования. Максимальный лимит довольно существенный. Он предусмотрен в объеме около шести миллиардов рублей.

— Шесть миллиардов — это выплата в случае наступления страхового случая. Если ущерб в шесть миллиардов рублей компенсирует страховая компания, во сколько страхователю это будет ежегодно обходиться?

— Это будет стоить от нескольких сотых процента от шести миллиардов рублей до десятых долей процента.

— Какую-то дифференциацию в отношении разных предприятий по группам риска, по размерам предприятий этот закон устанавливает? Предусмотрена ли очередность их включения в программу обязательного страхования ответственности?

— Существенная дифференциация. Нельзя сравнить предприятия, которые владеют или эксплуатируют лифт, с заводом, производящем металлы или химическую продукцию. Поэтому, безусловно, очень большая градация. В большинстве своем будет корректная разбивка по лимитам и по платежам страховых премий.
Что-то уже описано в законе, что-то предстоит вырабатывать, что-то — утвердить.

— Какие-то контакты с представителями промышленного крупного бизнеса уже были. Какова их реакция, как они смотрят на эти вопросы?

— Не секрет, что после первого чтения этого закона многие промышленные предприятия были против, мотивируя это дополнительным налогом, дополнительными оплатами в адрес страховщиков, но последние события, связанные с крупными убытками показали, что это просто необходимо. Мы можем посмотреть, что происходит в последние несколько дней в Европейском союзе, какие случаются аварии, какие ущербы. Ситуация в Венгрии — это конкретный пример того, что аварии дорого обходятся, что необходимо подключать большие финансовые и материальные ресурсы.

— Авария на заводе небольшого венгерского концерна MAL столь масштабна, что никакая страховка бы не спасет. Потому что ущерб, который он причинил, вообще с трудом сейчас поддается описаниям. У нас шесть миллиардов рублей будут максимальной планкой. А есть с чем сравнивать, были ли в нашей страховой истории прецеденты выплаты страховок за причинение особо опасным промышленным объектом вреда каким-то третьим сторонам — экология, люди, населенные пункты? Или сравнивать сейчас не с чем?

— Очень долго по этому виду страхования предприятия фактически не вели статистику. А если были какие-то события, то они просто не выносились на обсуждение, не определялись к выплате, потому что это фактически деньги предприятия, его зона ответственности.

— То есть сами навредили, сами залатали?

— И при этом не показывают.

— Если взять пример Саяно-Шушенской ГЭС. Там в основном ущерб был причинен самому объекту. А ущерб третьим лицам? Или он не был посчитан?

— Скорее, не был просчитан. Учитывая, что на сегодняшний день фактически отсутствует серьезный лимит, то и серьезных обсуждений на эту тему не было. Что неправильно, потому что можно абсолютно с уверенностью сказать, что находились под риском не только непосредственно объекты, расположенные в зоне поражения, но под риском находилось и многое другое. То есть если бы было обрушение плотины, то были бы совершенно другие последствия.

— У страхового сообщества сейчас есть какие-то представления о том, какой объем средств поступит в страховую систему, как только начнет действовать обязательное страхование особо опасных объектов?

— Как я говорил, запуск обязательного страхования будет этапным. Часть предприятий должна будут страховаться с января 2012 года, часть — с января 2013 года. Это будет рынок для страховщиков, несопоставимый с каким-либо другим рынком. Он будет небольшой, но довольной опасный. Порядка 50–80% основных средств уже изношены, поэтому мы можем сказать, что будут от миллиарда до двух миллиардов долларов премии, но пример Саяно-Шушенской ГЭС и других объектов говорит, что убытки могут быть несоразмерно больше.

— Давайте представим конкретную ситуацию. Для собственника предприятия страхование станет обязательным, он обязан страховаться. Допустим, пришли представители одной страховой компании, посмотрели на завод и увидели, что все там в крайнем беспорядке, что риск намного выше среднего, отказались страховать. Пришли представители второй компании, пришли к такому же выводу. Такие ситуации возможны?

— Ситуации и возможны, и невозможны. Есть обязанность создать профессиональное объединение страховщиков в этом виде страхования, которое обязано контролировать единые стандарты оценки риска. Ведь что такое страховщик? Страховщик — это не только финансовая организация, которая выполнит свою услугу по выплате страхового возмещения в момент события. Страховщик советует, рекомендует, а порой обязывает предприятие, если оно хочет продолжать свое страхование, проводить и контролировать нахождение в порядке систем противопожарной защиты, систем инженерных коммуникаций. То есть идет превенция, страховщик сделает предложения и, порой, замечания страхователю, что необходимо улучшить, чтобы он остался на покрытии, на действии поля страховщика.

— Допустим, сделал страховщик такие рекомендации, а предприятие их не выполняет. Такое возможно? Как-то закон описывает подобную ситуацию? Возможна она в жизни, если страховая компания видит, что предприятие плохо содержится, что риск наступления страхового случая слишком велик, желательно не брать такого клиента?

— Такие прецеденты и такие правила есть в любом виде страхования. Это одна из сущностей страхования, где клиент получает такие рекомендации, то есть условия, которые прописываются в договоре страхования. И в случае их невыполнения клиент останется без страховой защиты.

— Вы сказали, что будет создано специальное профобъединение. Как оно будет создаваться, кто сможет в него войти?

— Главное в создании данного профобъединения — это контроль деятельности страховщиков по утвержденным законом стандартам, гарантированию предприятиям выплат.

— То есть любой вид обязательного страхования предполагает формирование таких пулов, которые начинают взаимно друг за друга нести ответственность так же, как это происходит с ОСАГО?

— Действительно, должны создаваться союзы, профобъединения, которые работают в своих форматах. Они будут создаваться, утверждаться. И на сегодняшний день уже близки к созданию профобъединения, как того требует закон. Поэтому в ближайшие месяцы, я думаю, мы сообщим о стандартах работ.

— Еще одна тема, также заявленная президентом, — страхование сельского хозяйства. Мы столкнулись в этом году со страшной засухой, с уничтожением посевов в очень многих местах. Какое-то страхование в сельском хозяйстве у нас существовало, но, как выясняется, ничего не действует. В чем причина?

— Действительно, это так. Президент Дмитрий Медведев уделил этой теме очень большое внимание на совещании с руководителями крупнейших страховщиков. Тема волнует всех. Участники встречи практически единодушно сошлись во мнении, что необходимо развивать этот вид страхования — обязательное сельхозстрахование. Но делать это нужно с учетом опыта, а порой и негативного опыта, который уже накопил наш рынок за последние несколько лет. Необходимо, чтобы государство дотировало не оплату страховой премии, а выплаты при урегулировании убытков, при выплатах в момент наступления страхового случая. Иначе, как мы видели неоднократно, некоторые недобросовестные страховщики с, порой, недобросовестными аграриями пользуются возможностью освоить бюджетные деньги.

— Единой системы обязательного страхования посевов в России до сих пор не было, В каждом регионе решали это по-своему — где-то так, где-то иначе, но при этом действовала государственная поддержка. Как вы сказали, дотировали непосредственно платежи в страховую компанию. То есть бюджетные деньги приходят в сельхозпредприятия, они за счет этих бюджетных денег вроде бы страхуются, но где угодно, потому что не своими деньгами. Примерно такие случаи происходили?

— Ситуация описана правильно. Она и является фактически добровольным страхованием. В такой ситуации необходима адресная помощь государства всей отрасли.

— Новая система должна поменять адреса проведения бюджетных денег, потому что наше сельское хозяйство полностью за свой счет, наверное, застраховаться не сможет на сто процентов?

— Как и во многих других странах, не только в России. По поручению президента сейчас готовятся предложения, государственные органы должны высказать свою позицию. Поэтому опять же в течение нескольких следующих месяцев будут сделаны следующие шаги, решения по этому поводу

— На рынок сельскохозяйственного страхования, пользуясь той ситуацией, о которой мы говорили, зашло огромное количество мелких компаний, которые в действительности «пилили» бюджетные деньги. Какие правила надо установить, как обеспечить присутствие только надежных страховых компаний на огромном рынке сельхозпосевов?

— Есть различные способы контроля за деятельностью страховщиков. Очевидно, что небольшой страховщик, который ко всему еще недобросовестный, он своими действиями в большинстве своих случаев компрометирует саму идею страхования и возмещения убытков. Такой страховщик не должен в этом участвовать. Есть различные способы создания форм и методов борьбы с этим. Существует метод создания профобъединений, где есть квалификационные требования, куда в основной своей массе попадают крупные, средние, то есть надежные страховщики, которые работают на рынке 10–15–20 лет, которые обладают серьезными акционерами, серьезными фондами, капиталами и имеют репутацию. Существуют примеры лицензирования.

Все это предстоит найти в зависимости от вида страхования или отрасли, найти оптимальные решения. Но однозначно необходим контроль за деятельностью страховщика. Не может небольшой страховщик заниматься страхованием крупнейших рисков, обладая несущественным капиталом или не имея команды профессиональных специалистов.

— Мы коснулись двух видов страхования, которое должно стать обязательным в перспективе. Но, насколько известно, на встрече у президента список новых видов обязательного страхования этими двумя не исчерпывался. Какие еще виды страхования в перспективе, на ваш взгляд, могут стать обязательными?

— Действительно, президент указал болевые точки и рынка, отрасли в целом, и с этим трудно не согласиться. Что мы получили по итогам летних примеров? Мы увидели, что государство фактически в нынешней критической ситуации выступило главным страховщиком, приняв на себя основную тяжесть компенсации убытков гражданам, предприятиям, сельхозпроизводителям, чей бизнес из-за аномальной жары или пожаров оказался на грани банкротства. Но в этой ситуации речь идет не только о неразвитости рынка страхования в России. Мы увидели и неразвитость противопожарных мер, и ошибки в организации борьбы с пожарами. Поэтому необходимо задуматься об обязательном страховании имущества от пожаров. Вместе с страхованием опасных производственных объектов и сельхозпроизводителей это те направления, где нужно сосредоточиться в первую очередь.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию