16+
Вторник, 19 ноября 2019
  • BRENT $ 62.34 / ₽ 3979
  • RTS1443.02

Каталог персон

Все персоны
Сивков Константин Валентинович

Сивков Константин Валентинович

Доктор военных наук, военный эксперт

2 июня 1954 г. р.

В 1976 г. - окончил «Высшее военно-морское училище радиоэлектроники им. А.С. Попова» в Ленинграде (с 2012 года – Федеральное Государственное Образовательное учреждение Военный институт (Военно-морской политехнический) ФГКВОУ ВПО «Военный учебно-научный центр ВМФ “Военно-морская академия им. Н. Г. Кузнецова”»).

Служил на флоте. Окончил Военно-морскую Академию СССР.

В 1992 г. – окончил Академию Генштаба РФ.

В 1995-2007 гг. служил в Генштабе Вооружённых Сил РФ.

В 2013-март 2015 г. – Президент Академии геополитических проблем.

Доктор военных наук. Специалист в области военной политологии.

Мнение к материалу от 12 апреля 2017 года:
«Химатака в Идлибе: Белый дом официально обвинил Москву»
«Химические боеприпасы, как правило, мало-мальски глубоких воронок не оставляют, они должны взрываться, коснувшись поверхности земли. Та воронка чисто условная. Если они говорят о том, что обнаружили воронку, это, мягко скажем, несерьезный разговор, этого быть не может. Если химический боеприпас зарывается в землю и взрывается, то вся химия остается там, в земле, поэтому химический боеприпас взрывается либо над землей, либо ударившись об землю, то есть он большую воронку не может оставить. Во-вторых, в этом случае в земле должно остаться большое количество химикатов. Отличить взрыв химического боеприпаса от взрыва обычной мины, выпущенной из миномета, нет никаких возможностей, потому что мина точно так же не зарывается в землю, она ориентирована на осколочное действие и, касаясь земли, тут же взрывается. Это не снаряд, который летит с большой скоростью, должен проникнуть под землю и поразить подземные объекты и поэтому, образуя воронку, взрывается с замедлением. А здесь другая картина».
Мнение к материалу от 22 мая 2019 года:
«СМИ: США дали Турции две недели на отказ от покупки С-400»
«Нам выгодно продавать туркам С-400, потому что мы привязываем Турцию и стран НАТО по комплектующим, боеприпасам, горюче-смазочным материалам. Второй момент заключается в том, что, продавая комплекс С-400 Турции, мы не создаем себе серьезных угроз. Зная всю технологию работы этого комплекса, принципы работы, режимы работы и многое другое, мы имеем возможность создать эффективные средства радиоэлектронного подавления. Я уже не говорю о том, что, вполне возможно, в это смогут быть заложены соответствующие заплатки, которые исключат возможность применения этого комплекса по нашей авиации. Подчеркиваю, это должен быть комплекс в экспортной версии, то есть с заведомо ухудшенными техническими данными, чем тот, который поступает на вооружение наших вооруженных сил. Исключение оттуда целого ряда технических решений из комплекса и технических программных решений, которые составляют государственную и военную тайну».
Мнение к материалу от 1 августа 2016 года:
«Потери в Сирии: третья сбитая машина»
«То что у них появились ПЗРК, это очень не хорошо, это будет означать, что такие удары будут наноситься и далее. Это говорит о том, что нашим пилотам теперь при выполнении гуманитарных операций придется решать задачи сопровождения боевой авиации. Во-вторых, нужно будет решать задачу поддержания контроля над территорией, через которую проходят эти самые операции с использованием беспилотников и наземных подразделений. Ну и конечно, надо наносить удары возмездия».
Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию