16+
Суббота, 24 июня 2017
  • BRENT $ 45.81 / ₽ 2730
  • RTS977.14

Каталог персон

Все персоны
Сивков Константин Валентинович

Сивков Константин Валентинович

Доктор военных наук, военный эксперт

2 июня 1954 г. р.

В 1976 г. - окончил «Высшее военно-морское училище радиоэлектроники им. А.С. Попова» в Ленинграде (с 2012 года – Федеральное Государственное Образовательное учреждение Военный институт (Военно-морской политехнический) ФГКВОУ ВПО «Военный учебно-научный центр ВМФ “Военно-морская академия им. Н. Г. Кузнецова”»).

Служил на флоте. Окончил Военно-морскую Академию СССР.

В 1992 г. – окончил Академию Генштаба РФ.

В 1995-2007 гг. служил в Генштабе Вооружённых Сил РФ.

В 2013-март 2015 г. – Президент Академии геополитических проблем.

Доктор военных наук. Специалист в области военной политологии.

Мнение к материалу от 12 апреля 2017 года:
«Химатака в Идлибе: Белый дом официально обвинил Москву»
«Химические боеприпасы, как правило, мало-мальски глубоких воронок не оставляют, они должны взрываться, коснувшись поверхности земли. Та воронка чисто условная. Если они говорят о том, что обнаружили воронку, это, мягко скажем, несерьезный разговор, этого быть не может. Если химический боеприпас зарывается в землю и взрывается, то вся химия остается там, в земле, поэтому химический боеприпас взрывается либо над землей, либо ударившись об землю, то есть он большую воронку не может оставить. Во-вторых, в этом случае в земле должно остаться большое количество химикатов. Отличить взрыв химического боеприпаса от взрыва обычной мины, выпущенной из миномета, нет никаких возможностей, потому что мина точно так же не зарывается в землю, она ориентирована на осколочное действие и, касаясь земли, тут же взрывается. Это не снаряд, который летит с большой скоростью, должен проникнуть под землю и поразить подземные объекты и поэтому, образуя воронку, взрывается с замедлением. А здесь другая картина».
Мнение к материалу от 1 августа 2016 года:
«Потери в Сирии: третья сбитая машина»
«То что у них появились ПЗРК, это очень не хорошо, это будет означать, что такие удары будут наноситься и далее. Это говорит о том, что нашим пилотам теперь при выполнении гуманитарных операций придется решать задачи сопровождения боевой авиации. Во-вторых, нужно будет решать задачу поддержания контроля над территорией, через которую проходят эти самые операции с использованием беспилотников и наземных подразделений. Ну и конечно, надо наносить удары возмездия».
Мнение к материалу от 16 декабря 2015 года:
«Крылатые ракеты летят, летят, летят на жилые дома и детские сады»
«Наиболее рискованная часть маршрута ракеты — когда она стартовала, при старте у нее двигатель маршевый не работает, и он разгоняет эту ракету до скорости, при которой начинает включаться маршевый двигатель. Если старший стартовый двигатель не разгоняет ракету до ожидаемой скорости, то маршевый двигатель либо не включится, либо если он сработал при старте, ему не хватает мощности, чтобы разогнать ракету до необходимой скорости, чтобы она могла уже дальше лететь по маршруту. В этом случае она падает. Она плюхнулась, вот и все дело. Обычный неудачный старт, ничего особенного нет».

Фотоистории