16+
Понедельник, 21 августа 2017
  • BRENT $ 51.74 / ₽ 3054
  • RTS1033.06

Каталог персон

Все персоны
Яшин Илья Валерьевич

Яшин Илья Валерьевич

Заместитель председателя Партии народной свободы (ПАРНАС)

29 июня 1983 г. р.

Родился в Москве.

В 2000 г. – вступил в партию «Яблоко».

В 2001-2005 гг. – руководитель «Московского молодежного «Яблока»».

В 2002-2006 гг. – помощник депутата Мосгордумы Е. Бунимовича.

В 2005 г. – окончил политологический факультет Международного независимого эколого-политологического университета.

С 2005 г. – колумнист «Новой газеты».

В 2005-2008 гг. – руководитель общероссийского движения «Молодежное «Яблоко»».

В 2007 г. – поступил в аспирантуру ВШЭ.

В 2007 г. заявлял о готовности бороться за пост председателя партии «Яблоко».

В 2008 г. – исключен из партии «Яблоко» с формулировкой «за нанесение политического ущерба».

Декабрь 2008 г. – принял участие в учредительном съезде движения «Солидарность», был избран в бюро федерального политсовета.

В 2009 г. – возглавляет штаб Б. Немцова на выборах мэра г. Сочи.

В 2010 г. – вступил в ПАРНАС.

В 2011-2012 гг. – активный участник протестного движения, входит в состав Координационного совета оппозиции.

В 2015 г. – кандидат от Партии народной свободы на выборах в законодательное собрание Костромской области.

Мнение к материалу от 17 августа 2015 года:
«Оппозиции прочат как минимум одну победу на выборах»
«Протестные настроения в регионах растут, поэтому люди зачастую голосуют просто за самую оппозиционную партию. Все зависит от того, как пройдет кампания. Все эти рейтинги ─ узнаваемости, популярности ─ гроша ломаного не стоят, потому что общество готово голосовать за ту партию, которая в ходе избирательной кампании проявит себя наиболее активно и предложит какую-то внятную, реальную альтернативу «Единой России».
Мнение к материалу от 12 февраля 2016 года:
«Яшин: полиция искала в моей машине доклад, посвященный режиму Кадырова»
«Сегодня с самого утра начала развиваться какая-то своеобразная, очень странная операция московской полиции. С утра к моим родителям пришли домой сотрудники полиции с вопросами о моем местонахождении. Позже меня на МКАД вела некоторое время машина ДПС, вплоть до автосервиса, на который я направлялся. И на выезде автосервиса меня заблокировали несколько полицейских автомобилей, автомобилей ДПС. И полковник Вешняков, который, собственно, возглавлял эту бригаду, заявил о том, что у них есть оперативная информация, что в багажнике моего автомобиле якобы находится огнестрельное оружие, в связи с чем необходимо провести досмотр автомобиля. Для этого будет на место вызвана следственная группа, и будут произведены необходимые следственные действия. На протяжении следующих полутора часов собиралось все больше и больше полиции вокруг моего автомобиля, приехали сотрудники из ближайшего УВД «Куркино», приехали двое сотрудников уголовного розыска и, наконец, следственная группа, которая нашла понятых ну, и, собственно, произвела досмотр автомобиля. Естественно, никакого оружия огнестрельного в нем обнаружено не было, равно как и других незаконных вещей, препаратов, чего угодно. Однако единственное, что привлекло внимание сотрудников полиции, это экземпляры прошлогоднего доклада «Путин. Война», который я и мои коллеги готовили по материалам Бориса Немцова, и который был презентован в мае прошлого года, вот несколько экземпляров в моей машине осталось. Они были изъяты, как указано в протоколе, для дальнейшего изучения. Но у меня сложилось явное ощущение, что искали они ни этот доклад, ни оружие, конечно, ни наркотики, искали они новый доклад, который я анонсировал, который будет презентован 23 февраля, доклад посвященный режиму Кадырова. И вся эта спецоперация явно направлена на то, чтобы обнаружить тираж доклада, изъять его и пресечь его распространение в Москве».
Мнение к материалу от 11 июля 2017 года:
««Он всегда знал, что такое правильный путь». В Москве простились с Антоном Носиком»
«Очень мало людей вокруг он оставлял равнодушным. У Антона была одна удивительная черта — он был очень терпим к людям. Как бы он ни был резок в своих суждениях, как бы он ни был резок в своих высказываниях, он был очень терпим к людям и, кажется, действительно их любил. Буквально за несколько недель до его смерти у нас с ним была переписка, я обратился к нему с какой-то просьбой, и в этой переписке, как мне кажется, был весь Носик: он сначала согласился помочь и только потом уже спросил, что именно нужно сделать. Спи спокойно, Антон Борисович».

Фотоистории