16+
Среда, 21 февраля 2018
  • BRENT $ 64.78 / ₽ 3665
  • RTS1264.68

Цитаты персоны

Все персоны
Андрей Вадимович Кортунов

Андрей Вадимович Кортунов

генеральный директор Российского совета по международным делам

19 августа 1957 г. р.

Высказанные мнения:

сортировать   по рейтингу / по датерейтинг / дата
Мнение к материалу от 3 февраля 2018 года:
«Баланс ядерных сил: смогут ли договориться Москва и Вашингтон?»
«Принципиальных расхождений по этому договору нет. Были технические некоторые моменты, в частности, США утверждали, что Россия несколько отстает от графика по сокращению своего стратегического ядерного арсенала. Но повторяю, что это технические вопросы, они и ставились именно в техническом, а не в политическом плане. Даже если какое-то отставание незначительное и было, то, я думаю, Россия вполне могла это отставание наверстать. И большинство экспертов полагает, что при очередном обзоре каких-то серьезных нарушений графика или других отклонений от договора не будет. В принципе, это один из тех редких случаев, когда между Россией и Соединенными Штатами, в том числе и на уровне экспертов и военных, существует значительный консенсус относительно ценности этого договора, относительно того, что он служит интересам обеих стран, и что, в общем, Договор СНВ-3 стоило бы продлить. Единственное, что, когда Трамп пришел в Белый дом и когда его спросил президент Путин о судьбе этого договора, то он, по крайней мере, по той информации, которая просочилась, американский президент сказал что-то такое, что, если этот договор был подписан Обамой, наверное, он не отвечает американским интересам, но это, скорее всего, было проявлением неосведомленности нового хозяина Белого дома относительно содержания этого договора, никто серьезно, насколько я знаю, в США возможность выхода из этого договора не рассматривал».
Мнение к материалу от 31 января 2018 года:
«Встреча на баррикадах: виделись ли главы самых грозных разведок мира в Вашингтоне?»
«Конечно, не следует из этой встречи делать вывод о том, что произошел перелом в наших отношениях, в общем плане или более частном произошел перелом во взаимодействии наших спецслужб. По всей видимости, речь идет об очень конкретной ситуации, а именно о каком-то ограниченном сотрудничестве для предотвращения или снижения опасности террористических актов в ходе проведения предстоящего ЧМ по футболу в России. То есть, когда речь идет об угрозе террористических актов, особенно эта угроза становится значительной при проведении крупных публичных мероприятий, конечно, все наши разногласия, все противоречия, отходят на второй план».
Мнение к материалу от 24 января 2018 года:
«МИД ответил на обвинения Тиллерсона, связанные с химоружием в Сирии»
«Наверное, совершенных механизмов не существует, и всегда можно что-то улучшить, повысить эффективность, достоверность исследований. К сожалению, то, что мы сейчас наблюдаем в последние годы, существующие процедуры, механизмы расследования использования химического оружия, так и не привели к каким-то определенным результатам. Это относится не только вот к тем случаям, которые имели место в прошлом году, в марте прошлого года, но это относится и к более раним случаям использования химического оружия. В частности, использование химического оружия в 2013 году, которое, собственно, и повлекло за собой российско-американское соглашение о совместной работе по ликвидации этого оружия на территории Сирии. Очевидно, требуется совершенно иной уровень взаимодействия великих держав и в особенности другой уровень взаимодействия разведывательных сообществ, поскольку без этого, как мы видим, добиться ясности невозможно, что недопустимо и что должно быть изменено».
Мнение к материалу от 11 января 2018 года:
«Путин рассказал, где «прокололись» США»
«Я считаю, что это в русле тех высказываний, тех позиций, которые были сформулированы ранее. Это готовность к диалогу. Но при этом, как мне кажется, российский лидер еще раз подчеркнул, что российское руководство не считает, что оно должно сделать какие-то первые шаги, идти на какие-то уступки и как-то корректировать свою позицию в отношении Соединенных Штатов. Любопытно, что Владимир Путин, как всегда, избегает называть Алексея Навального и говорит о некоем персонаже. Но, мне кажется, сам факт того, что российский лидер обратил внимание именно на этого политика, говорит о том, что, по всей видимости, российское руководство рассматривает Навального в качестве наиболее серьезного оппонента».
Мнение к материалу от 11 января 2018 года:
«ПАСЕ осталась без России»
«Мало у кого это решение могло вызвать удивление, поскольку российская позиция по этому вопросу хорошо известна, она не изменилась и в этом смысле, конечно, это не сюрприз. Думаю, что к этому решению были готовы и в России, и на Западе. Ясно также и то, что Россия, по крайней мере, на данном этапе, не ставит под вопрос в принципе свое участие в Парламентской ассамблее, тем более в Совете Европы в целом, что безусловно надо считать позитивным сигналом, поскольку у нас идут дискуссии на эту тему и целый ряд радикальных политиков, экспертов считают, что России не место в этой организации, что она нам ничего не дает и что вообще надо оттуда уходить. Поэтому продолжение диалога, попытка найти какой-то компромисс, безусловно, это надо считать позитивным моментом и хочется надеяться, что этот диалог все-таки при всех сложностях позволит достичь какого-то прогресса. Но вот что касается январской сессии, тут надо учитывать то обстоятельство, что вообще сейчас ПАСЕ и Совет Европы находятся в очень сложном положении не только из-за того конфликта, который возник с российской делегации, но и вообще в силу многих накопившихся проблем этих организаций. Там есть проблемы и финансового характера, и процедурного характера. Критика ПАСЕ и Совета Европы довольно сейчас активизировалась, не только с российской стороны, а со стороны целого ряда членов этой организации. Поэтому в принципе можно сказать, что Совет Европы дозрел до достаточно серьезных, может быть в чем-то и радикальных изменений. Но существует инерция и политическая инерция, существует институциональная инерция, поэтому любые реформы Совета Европы, Парламентской ассамблеи они, очевидно, будут сложными, болезненными, трудными и будут проходить в нервной обстановке».

загрузить еще...

Фотоистории