16+
Вторник, 19 июня 2018
  • BRENT $ 75.46 / ₽ 4788
  • RTS1100.63

Цитаты персоны

Все персоны
Андрей Вадимович Кортунов

Андрей Вадимович Кортунов

генеральный директор Российского совета по международным делам

19 августа 1957 г. р.

Высказанные мнения:

сортировать   по рейтингу / по датерейтинг / дата
Мнение к материалу от 14 июня 2018 года:
«Что ждет Россию — возвращение в G8 или новые санкции?»
«Хотя бы по той простой причине, что Великобритания находится уже в процессе выхода из Евросоюза. Наверное, на этом им придется и сосредоточиться. Что же касается единой политики Евросоюза, санкции европейские сформулированы таким образом, что их очень трудно изменить как в ту, так и в другую сторону. Единственное, что действительно может изменить ситуацию, это как решится вопрос об экстратерриториальном применении американских санкций. Может сложиться ситуация, когда фактически европейские компании для того, чтобы избежать дополнительных политических рисков будут в целом следовать американской политике. Вот то, что мы сейчас наблюдаем в отношении Ирана, если это произойдет в отношении России, то, конечно, можно будет говорить о де-факто ужесточении».
Мнение к материалу от 11 июня 2018 года:
«Встреча Трампа и Кима: асимметричные ожидания и страх разочарования»
«Для Северной Кореи все, что не будет явным поражением, можно считать победой, а для США, наоборот, то, что не будет явной победой, можно считать поражением. Немножко ассиметричные ожидания. Для Северной Кореи важен факт диалога, его продолжение, то есть задача выйти из изоляции, начать прямой диалог с США, попытаться убедить американцев в необходимости снижения напряженности на полуострове. А у Трампа положение более тяжелое, потому что, если он не получит конкретных обязательств от Пхеньяна по сворачиванию ядерной баллистической программы, то, конечно, его оппозиция внутри страны будет говорить, что он опять оказался непрофессионалом, опять позволил себя обмануть и так далее. Поэтому задача заключается в том, чтобы управлять ожиданиями, не ожидать какого-то прорыва, но вместе с тем добиваться пусть очень незначительных, но конкретных подвижек по ядерному вопросу. В этом интрига и заключается».
Мнение к материалу от 8 июня 2018 года:
«Путин едет к Си Цзиньпину на фоне «усиливающегося давления Вашингтона на Пекин»»
«В Пекине отдают себе отчет в том, что в связи с действиями нынешней администрации США риски для Китая возрастают. Ограничительные меры в торговле, давление в Пекин, можно говорить и о возрастании военно-политического давления. В последние месяцы произошла активизация многостороннего американо-японо-австралийско-индийского сотрудничества. Не так давно Китай демонстративно не был приглашен на крупнейшие военно-морские учения, которые проводят США со своими союзниками. Этот фон усиливающегося давления Вашингтона на Пекин должен повлиять и на тональность разговора, и на содержание: например, дедолларизация торговли России с Китаем, создание каких-то запасных финансовых систем на случай, если США попытаются использовать SWIFT в качестве орудия политического давления. Я думаю, обе стороны будут подчеркивать, что их партнерские отношения ни в коей мере не направлены против какой-либо третьей стороны. Дипломатические условности, конечно, будут соблюдены».
Мнение к материалу от 1 июня 2018 года:
«В Нидерландах удивлены заявлениями Малайзии о крушении Boeing над Донбассом»
«Сам факт того, что началась такая дискуссия, причем не в экспертном сообществе, а на официальном уровне — между странами, которые все-таки являются основными пострадавшими сторонами — говорит о том, что действительно случай сложный. Очевидно, доказательная база, которая имеется в распоряжении двух стран, не подлежит однозначной интерпретации, возможны различные трактовки тех или иных данных, актов, которые были представлены. По всей видимости, это говорит о том, что для окончательного ответа на вопрос о том, кто все-таки несет ответственность за сбитый Boeing, пока что мы не имеем и вряд ли получим в ближайшем будущем».
Мнение к материалу от 14 мая 2018 года:
«В СМИ попал проект выступления главы британской контрразведки — речь в основном о России»
«Можно предположить, что здесь преследуются как минимум две цели: одна внутренняя, а другая внешняя. Если говорить о внутренней цели, то это все-таки попытка каким-то образом сплотить расколотое британское общество, может быть, переключить общественное внимание с проблемы «Брекзита» на другие вопросы, по которым таких серьезных расхождений в британском обществе не существует. А второе — то, что, наверное, все-таки есть стремление выступить в качестве лидера антироссийской коалиции, которая сформировалась после отравления Скрипалей, которая является ситуативной, а не стратегической, и попытка ее сохранить, укрепить, поддержать. Я допускаю, что здесь могут быть и определенные национальные интересы. Как и в любой другой стране, в Великобритании идет жесткая борьба за бюджет. Конечно, для спецслужб эта борьба не всегда оказывается легкой, поэтому, может быть, здесь еще и напоминание британским парламентариям о необходимости сохранения ассигнований на спецслужбы, на противодействие информационной войне, которую Россия якобы ведет и так далее. То есть здесь возможен целый набор самых разных причин.

загрузить еще...

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию