16+
Четверг, 22 февраля 2024
  • BRENT $ 83.84 / ₽ 7776
  • RTS1064.44
22 октября 2010, 18:17 КомпанииПраво
Актуальная тема: Дело Ходорковского

Прокуроры потребовали по 14 лет Ходорковскому и Лебедеву

Лента новостей

Гособвинение требует приговорить экс-главу ЮКОСа и бывшего главу «Менатепа» к 14 годам лишения свободы каждого. Такое наказание прокуроры предложили назначить в ходе прений сторон

Гособвинение требует приговорить экс-главу ЮКОСа и бывшего главу «Менатепа» к 14 годам лишения свободы каждого. Фото: AP
Гособвинение требует приговорить экс-главу ЮКОСа и бывшего главу «Менатепа» к 14 годам лишения свободы каждого. Фото: AP

Гособвинение потребовало приговорить экс-главу ЮКОСа Михаила Ходорковского и бывшего главу МФО «Менатеп» Платона Лебедева к 14 годам лишения свободы каждого. Такое наказание прокуроры предложили назначить подсудимым в ходе прений сторон в Хамовническом суде Москвы. Они заявили, что считают доказанным предъявленное подсудимым обвинение в «присвоении или растрате вверенного имущества» (статья 160 УК), а также в «легализации преступных доходов» (статья 174.1 УК). За хищение гособвинители запросили срок в 8 лет, а за легализацию — 9 лет. По совокупности совершенных преступлений они считают справедливым назначить каждому из подсудимых 13,5 лет лишения свободы в колонии общего режима. Однако, поскольку подсудимые имеют уже 8-летний срок по первому приговору, то путем частичного сложения наказания прокуроры запросили в общей сложности для Ходорковского и Лебедева по 14 лет.

Пятничное заседание суда не вызвало никакого ажиотажа. В зале осталось много свободных мест. Поддержать Михаила Ходорковского приехали родители — мать Марина Филипповна и отец Борис Моисеевич. Лебедева навестил сын Михаил.

Отметим, что для того, чтобы проанализировать все доказательства и высказать по ним свою точку зрения, прокурорам понадобилось чуть больше недели. Прения сторон, которые, согласно процедуре, открывает обвинение, стартовали 14 октября.

Прокуроры урезали объем похищенной нефти

Как и ожидалось, не обошлось без сюрпризов. Так, прокуроры снизили объем вмененных Ходорковскому и Лебедеву хищений, признав, что следствие ошиблось в подсчетах. Напомним, первоначально подсудимым вменялось хищение в 1998–2003 годах 350 млн тонн нефти, добытых дочерними предприятиями ЮКОСа: «Самаранефтегазом», «Юганскнефтегазом» и «Томскнефтью». Однако прокуратура уменьшила объем примерно на треть — до 218,7 млн тонн. При этом стоимость якобы похищенного подсудимыми почему-то сократилась незначительно — с 892,4 млрд рублей до 824,1 млрд рублей. Сумма же отмытых от хищений денег и вовсе осталась прежней — 487 млрд 402 млн рублей и 7,5 млн долларов.

Прокуроры считают, что в суде нашло подтверждение и вмененное подсудимым хищение в 1998 году акций шести дочерних компаний ОАО «Восточная нефтяная компания» (ВНК) стоимостью более 3,6 млрд рублей, которые были обменяны на акции ЮКОСа.

«Шизофреническая фальшивка»

Между тем, подсудимые не признали свою вину. Они заявили, что их дело является политическим. Так, выступая в суде, Платон Лебедев заявил, что с точки зрения уголовного закона предъявленное ему обвинение является «шизофренической фальшивкой». Он утверждал, что такое количество продукции похитить было попросту нереально, а обвинение, наряду с нефтью, фактически вменило ему и Михаилу Ходорковскому хищение скважинной жидкости, которая сразу же после добычи возвращается в недра.

Ходорковский был солидарен с деловым партнером. Глава некогда крупнейшей нефтяной компании опроверг версию следствия о том, что ЮКОС фактически обирал своих «дочек», покупая у них нефть по себестоимости (под видом так называемой «скважинной жидкости»), а затем продавал через подконтрольные фирмы по цене выше в 3–4 раза. Бизнесмен заявил, что выручка от нефти, добытой «дочками» ЮКОСа, шла на «дивиденды акционерам, капитальные вложения и приобретения новых активов ЮКОСа». В том же, что цены на купленную у «дочек» ЮКОСа продукцию не соответствовали мировым ценам на нефть, не было ничего удивительного. Ведь для того, чтобы она стала «черным золотом», ее необходимо подвергнуть очистке, хранению и транспортировке.

Ходорковский коснулся нелогичности и противоречивости предъявленного обвинения. Бизнесмен указал, что юридически его обвинили в хищении нефти, а фактически — в занижении прибыли дочерних добывающих предприятий, что является предметом гражданско-правового спора, а не уголовного разбирательства. Бизнесмен отметил, что сделки купли-продажи нефти между ЮКОСом и его «дочками» не были оспорены в арбитражных судах, отменены либо признаны незаконными. В подтверждение своих слов он заявил, что его адвокаты готовы представить 61 решение арбитражных судов по налоговым и иным спорам. Под конец предприниматель предложил прокурорам сделку: «Вы вносите представление на отмену всех этих судебных решений, а я и мои адвокаты отказываемся от участия в прениях», — сказал подсудимый.

Прокуроры признали, что физически нефть не крали

В пятницу гособвинители рассказали, почему отвергают все эти доводы. Четверо прокуроров по очереди зачитывали свои контраргументы. «Доводы Ходорковского о том, что вмененное ему хищение нефти подразумевает ее физическое изъятие, а он из трубы «Транснефти» ее не изымал, являются несостоятельными», — сказал обвинитель. Он заявил, что прокуратура и не говорила об этом. «Ходорковскому известно, что суть обмана не в физическом обмане, а в ценовой разнице», — нравоучительно заметил Лахтин, добавив, что «нефть изымалась из владения» «дочек» ЮКОСа путем заключения с ними договоров на финансово невыгодных условиях.

Прокурор отметил, что в ходе судебного разбирательства Ходорковский и Лебедев пытались добиться от свидетелей, в том числе главы Минпромторга Виктора Христенко, бывшего главы Минэкономразвития Германа Грефа, экс-премьера Михаила Касьянова и Виктора Геращенко, руководившего ранее Центробанком, ответа на вопрос именно о физическом изъятии нефти. По мнению прокурора, слова свидетелей, сказавших, что им ничего об этом не известно, не могут быть приняты судом.

Он также отверг доводы подсудимых о том, что в консолидированной финансовой отчетности ЮКОСа отсутствовали сведения о пропаже нефти. «Убытие нефти происходило под видом сделок купли-продажи, в связи с чем в отчетности и не могло отражаться сведений о ее пропаже», — объяснил представитель гособвинения Валерий Лахтин.

«Искаженные сведения»

Ссылки подсудимых на решения арбитражных судов прокурор посчитал также не выдерживающими критики: «Следствием установлены обстоятельства, которые не были известны арбитражным судам». Кроме того, по мнению прокурора, в арбитраж предоставлялись «искаженные сведения».

По мнению прокуроров, цены, по которым ЮКОС покупал у своих дочерних предприятий нефть, являлись не трансфертными, как утверждали подсудимые, а «попросту заниженными». Это нарушало права акционеров, государства и инвесторов.

Лахтин также отмел показания ряда свидетелей защиты. В частности, экс-премьера Михаила Касьянова о том, что дело подсудимых носит политический характер. Он считает, что свидетель сам себя опроверг, рассказав, что интересовался судьбой арестованного летом в 2003 году Платона Лебедева у Владимира Путина и пытался выяснить причины ареста бизнесмена. Но президент сказал, что делом Лебедева занимается Генпрокуратура, «она знает, что делает».

Между тем, как ранее сообщал BFM.ru, давая показания в суде, Михаил Касьянов более подробно рассказывал о своих обращениях к Владимиру Путину. «Президент дважды отказывался ответить на мой вопрос. На третий или четвертый раз он сказал следующее: ЮКОС финансировал не только те партии, которые он (Путин, — BFM.ru) разрешил, «Яблоко» и СПС, но также КПРФ, которую он финансировать не разрешал».

Выступления прокуроров периодически вызывало у подсудимых приступы безудержного веселья. Они уже не пытались себя одергивать. Сдержать улыбку, порой, и, правда, было трудно. Так, давая характеристику Михаилу Ходорковскому, Валерий Лахтин сказал, что «мягкость, обходительность и сдержанность» подсудимого «это только внешнее». «Ходорковский обладает сильными качествами аккумулировать идеи в преступные схемы», — сказал обвинитель. При этом он заявил, что подсудимый «даже в этом суде ведет себя лояльно и играет роль нормального человека», говоря, что ему «вменяется хищение нефти чуть ли не из трубопровода или цистерны».

Мотивируя назначение наказания, Валерий Лахтин указал, что подсудимые обвиняются в совершении тяжких преступлений, в составе организованной группы, члены которой в настоящее время находятся в розыске (это ряд бывших акционеров ЮКОСа, — BFM.ru), а в отношении некоторых ведется процедура экстрадиции. «Подсудимые занимали лидирующие роли в ОПГ, обладая опытом и навыками в финансово-хозяйственной деятельности, связями во властных структурах и неограниченным количеством финансов, которые они использовали для подкупа бывшего руководства ЮКОСа, специалистов и экспертов», — сказал прокурор.

Он добавил, что обоим вменяется совершение преступлений в экономической сфере. И это не умаляет их ответственности — в странах Европы и в Америке за преступления в сфере экономики предусмотрены длительные сроки — до 20 лет лишения свободы. «Они естественны, оправданны и находят понимание в бизнес-сообществе, поскольку такие преступления подрывают основы экономики и государственной безопасности», — подчеркнул Лахтин.

Он отметил, что подсудимые и их адвокаты пытались оказать давление на свидетелей и искажали их показания в СМИ. Однако прокурор заверил, что никакого предвзятого отношения к подсудимым обвинение не имело.

Напомним, что это уже второй процесс над Ходорковским и Лебедевым. В 2005 году оба уже были осуждены за хищения и уклонение от уплаты налогов и получили 8-летние сроки. Они истекают в 2011 году, поскольку оба осужденных находятся под арестом с 2003 года. Наказание по второму приговору будет определяться для них путем частичного сложения — новый срок приплюсуют к уже имеющемуся.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию