16+
Суббота, 5 декабря 2020
  • BRENT $ 49.03 / ₽ 3631
  • RTS1357.39
20 января 2011, 19:42 Право

Дружба экс-банкира с депутатом измерялась сотнями миллионов

Лента новостей

Суд приступил к заочному рассмотрению одного из уголовных дел Александра Гительсона. Он обвиняется в мошенничестве — хищении почти 500 млн рублей у депутата Госдумы Аднана Музыкаева

Бывший владелец банка ВЕФК Александр Гительсон описал свои финансовые взаимоотношения с депутатом Госдумы Аднаном Музыкаевым в письме, которое направил в адрес суда. Фото: РИА Новости
Бывший владелец банка ВЕФК Александр Гительсон описал свои финансовые взаимоотношения с депутатом Госдумы Аднаном Музыкаевым в письме, которое направил в адрес суда. Фото: РИА Новости

Мещанский суд Москвы сегодня, 20 января, приступил к заочному рассмотрению одного из уголовных дел бывшего владельца банка ВЕФК (ныне «Петровский») Александра Гительсона. Он обвиняется в мошенническом хищении 500 млн рублей у депутата Госдумы Аднана Музыкаева. Процесс начался со скандала — защитники подсудимого озвучили заявление своего клиента. В нем экс-банкир утверждал, что уголовное дело в отношении него было сфабриковано потерпевшим. Тот якобы не хотел возвращать 3 млрд рублей, которые банкир одолжил парламентарию на предвыборную кампанию.

Согласно озвученной в суде фабуле обвинения, хищение в особо крупном размере произошло в октябре 2008 года. Тогда банк ВЕФК уже испытывал серьезные финансовые трудности, и в его кассе образовалась задолженность на 2,5 млрд рублей. Центробанк и Агентство по страхованию вкладов (АСВ) начали санацию кредитного учреждения и готовили проверку. «Заткнуть дыру» по наличности Александр Гительсон решил из собственных средств, а также используя деньги своего хорошего знакомого — Аднана Музыкаева. Воспользовавшись дружескими отношениями с последним, финансист уговорил парламентария всего на несколько дней одолжить ему 500 млн рублей, которые находились на счету Музыкаева в московском филиале банка ВЕФК. Тот согласился. Однако банкир деньги не вернул и стал уклоняться от встречи с кредитором. В итоге в августе 2009 года депутат обратился с заявлением в Следственный комитет.

В то время Гительсон уже находился под стражей по своему основному делу — о присвоении и легализации средств банка ВЕФК на сумму 890 млн рублей. Он больше года отсидел под стражей в московском СИЗО, а в середине апреля 2010 года был освобожден после того, как в силу вступили поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, направленные на смягчение наказания за экономические преступления. В октябре экс-банкир пропал. Это произошло перед тем, как стало известно, что ему хотят предъявить очередное обвинение. Его местонахождение до сих пор неизвестно.

Заседания Мещанского суда началось с того, что защитники подсудимого Олег Левинсон и Оксана Михалкина огласили заявление, которое их клиент направил в адрес суда.

«Ценная» дружба

В нем Гительсон рассказал о своей «дружбе» с депутатом, с которым познакомился в 1993 году на Кипре. По версии финансиста, Музыкаев сразу же проявил живейший интерес к его бизнесу. Депутат сообщил, что имеет обширные связи в Генпрокуратуре, Счетной палате, ФСБ, Госдуме и Центробанке и предложил взаимовыгодное «сотрудничество», а именно — избавить от проверок контролирующих органов. «Я был уверен в том, что он может как создавать проблемы, так и решить», — поведал Гительсон. По признанию экс-банкира, на протяжении многих лет он давал Музыкаеву огромные суммы денег. Так, с 1996 по 2006 годы он перечислил депутату 10 млн долларов, а также оплатил издание книги тогдашнего секретаря Совбеза Ивана Рыбкина. Кроме того, через родственников депутата Гительсон профинансировал покупку для Музыкаева двух вилл на Кипре, морской яхты и строительство дома в Испании, а также погасил кредиты депутата на сумму почти в 1 млн долларов и оплатил авиаперелеты примерно на ту же сумму. А в 2007 году он выделил в долг Музыкаеву 3 млрд рублей для участия депутата в избирательной кампании. «В 2008 году у банка возникли финансовые трудности, и я попросил вернуть деньги или хотя бы их часть», — сообщил Гительсон. Тогда, по его версии, Музыкаев предложил ему совершить ряд фиктивных следок, в результате которых банк выделил кипрской компании депутата кредит в размере 500 млн рублей. Это помогло банку отчитаться по части недостачи.

Музыкаеву же был выдан расходный ордер на 495 млн рублей (пять млн депутат якобы попросил оставить ему «на жизнь»).

Гительсон заявил в письме суду, что когда он находился под стражей, Музыкаев стал вымогать у него эту сумму, в противном случае обещая расправиться с женой и дочерью. Парламентарий не стеснялся в выражениях — он угрожал, что жену и дочь «увезут в багажнике в Чечню и продадут в рабство» или «закопают прямо в Гайд-Парке в Лондоне».

Адвокаты просили приобщить соответствующее заявление супруги Александра Гительсона Елены Руновой, и даже аудиодиск с записью угроз в ее адрес. Однако судья Владимир Родин данное ходатайство отклонил, указав, что супруга Гительсона не является участником данного процесса.

Приехавший в суд потерпевший отреагировал на заявление подсудимого весьма эмоционально. «Это все клевета, это неправда», — заявил Музыкаев. — Если бы Гительсон был прав, он бы сейчас сидел здесь и говорил мне все это, глядя в глаза».

Депутат сообщил, что на протяжении 17 лет с банкиром у него складывались нормальные дружеские отношения, пока тот его не «кинул». «Мы даже ни разу не поссорились», — сказал Музыкаев.

Помощь вслепую

Парламентарий сообщил, что когда Гительсон позвонил и попросил одолжить деньги, тот не сомневался, что банкир их вернет. Он уже задекларировал 500 млн рублей в качестве дохода и просил лишь оставить у него на счету 2 млн долларов, чтобы заплатить налоги.

Когда куратор московского филиала банка ВЕФК приехал к нему подписывать документы, то он даже не стал их проверять, и не глядя подмахнул расходный ордер. Впоследствии выяснилось, что на счету у Музыкаева остались только 5 млн рублей. Он так и не смог рассчитаться с налоговыми органами, которые выставили ему претензии на 70 млн рублей.

«Гительсон обещал вернуть деньги, но потом стал меня избегать, не отвечал на телефонные звонки. Я понял, что он не собирается их возвращать», — сказал Музыкаев.

Депутат отрицал, что у него имеется недвижимость за рубежом, а также, что он много лет «крышевал» банкира. Вопросы адвокатов, которые называли номера зарубежных счетов, якобы принадлежащих депутату, перечисляли названия фирм, оформленных, по сведениям защиты, на его родственников, не смогли сбить с толку парламентария. Музыкаев заявил, что не знает, о чем идет речь, и никаких денег от Гительсона он никогда не получал.

Слушание дела продолжится 26 января. В этот день суд намерен заслушать в качестве свидетелей тогдашних сотрудников головного отделения банка ВЕФК.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию