16+
Четверг, 18 июля 2024
  • BRENT $ 84.59 / ₽ 7452
  • RTS1055.75
14 февраля 2009, 18:43

«Надо покупать то, что нравится»

Лента новостей

Совладелица аукционного дома Macdougall’s Екатерина МакДугл в интервью Business FM отвечает на вопросы о том, стоит ли во времена кризиса инвестировать в искусство и как это лучше делать

Торги в аукционном доме Macdougall's. Фото: macdougallauction.com
Торги в аукционном доме Macdougall's. Фото: macdougallauction.com

Совладелица аукционного дома Macdougall's Екатерина МакДугл в интервью Business FM отвечает на вопросы о том, стоит ли во времена кризиса инвестировать в искусство и как это лучше делать.

— Продажи антикварного искусства весь 2008 год ставили рекорды. А что с 2009 — ощущают ли аукционные дома кризис? Как он сказывается на этом виде бизнеса?

— В прошлом году, действительно, объемы продаж значительно увеличились по сравнению с предыдущим годом. И даже в четвертом квартале мы деньги заработали. Мы специализируемся на русском искусстве, и, естественно, переживаемый Россией кризис отразился и на продажах картин, поскольку наши покупатели кризисом затронуты.

— То есть русские стали меньше покупать?

— Не только. Но в топовом ценовом сегменте, действительно, в основном покупали русские или бывшие граждане России.

— За счет чего сокращаются продажи?

— Если сильно упростить: существуют спекулятивные инвесторы, то есть люди, которые решили вкладывать деньги в живопись, потому что картины приносили больше дохода, чем облигации и акции, и есть люди, которые серьезно занимаются коллекционированием живописи. Те истинные коллекционеры, которые уже без этого жить не могут, как были на рынке, так и остались. А те, кто просто вкладывал деньги, стали покупать гораздо меньше или вообще перестали это делать. Возможно, временно.

— Получается, что ваши прошлогодние рекорды обеспечили спекулянты, а теперь они просто ушли?

— Рекорды не всегда ставились только инвесторами, иногда и коллекционерами. Ведь что такое аукцион, как он происходит? Чем больше желающих на данное произведение, тем дороже оно стоит. А когда кто-то уходит с рынка, меньший спрос порождает менее высокие цены.

— Можете ли вы оценить глубину падения цен на антикварное искусство?

— Могу сказать, что в среднем цены упали на 20-30%, но это среднестатистическое значение. В живописи не существует биржи, где можно было бы сравнить работы, то есть все работы уникальные, поэтому среднеарифметические значения трудно выводить. Но в целом сейчас, когда мы даем эстимейты, стараемся быть наиболее консервативными, как и наши конкуренты.

— Распродажи будете устраивать?

— Нет, распродаж не будет.

— Можно ли дать инвестиционный совет: что не подешевеет, что будет по-прежнему хорошо продаваться?

— Прежде всего я бы сказала, что уникальные, шедевральные работы продавались раньше и будут продаваться хорошо, потому что если два ценителя живописи встретятся на одном лоте, они будут за него биться. В целом, упали цены на современное искусство. Но одно дело, упали цены на Дэмьена Хёрста, который стоил миллионы, а другое — говорить о том, что упали цены на современное русское искусство. Естественно, они упали, но поскольку изначально русские художники и так стоили дешево, то значит, это хороший момент для покупки.

— Вы и коллекционер, и инвестор. Что планируете покупать в этом году для себя?

— Моя стратегия и то, что я всегда советовала инвесторам, — надо покупать то, что нравится. Угадать, что поднимется в цене, очень сложно, потому что, если говорить о современном искусстве, поднимается не самая хорошая, а самая модная живопись. Поэтому вы пытаетесь, когда покупаете, угадать не то, что хорошо для всех, а то, что всем нравится.

— Но это речь о какого рода инвестиции — краткосрочной или долгосрочной?

— У инвесторов всегда существует какая-то временная составляющая. Вот он хочет продать через шесть месяцев, через год, через три... А если человек решил купить картину и с ней жить, чтобы она его радовала и одновременно была бы вложением денег? В таком случае ему не важно, когда эта картина подорожает — через пять или через десять лет, и нет планов заработать десять процентов в год. Если картина действительно хорошая, она обычно нравится девяти из десяти инвесторам.

— Вы сказали, что многие инвесторы с рынка ушли. Можно ли оценить, насколько сократилась ваша клиентская база? Вы уже это почувствовали?

— Естественно, мы почувствовали, потому что наши покупатели не обрывают телефоны с заявками на покупку. Но мы — небольшая команда, которая занимается своим делом. Мы приходим, работаем, надеемся на положительный результат.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию