16+
Пятница, 14 декабря 2018
  • BRENT $ 60.22 / ₽ 4020
  • RTS1116.50
5 мая 2011, 10:03 Рынки

Инвестклимат в России на детекторе IPO

Лента новостей

Выход на IPO — что детектор лжи: заставляет даже госкомпании рассказывать правду о рисках работы в России

Перед выходом на западные рынки российские компании раскрывают инвесторам душу и признаются в своих страхах. Фото: РИА Новости
Перед выходом на западные рынки российские компании раскрывают инвесторам душу и признаются в своих страхах. Фото: РИА Новости

Российские компании, выходя на IPO, все чаще делают акцент на системных рисках. Проблемы российской экономики, которые упоминались лишь в неофициальных комментариях — непрозрачность, местничество и неэффективность судебной системы — теперь открыто перечисляются прямо в проспектах к размещениям.

Последний пример этому — выдержки из проспекта «Яндекса», выпущенного накануне размещения акций на бирже NASDAQ. Компания указывает, что различные финансовые группы, обладающие средствами и политическими связями, могут захотеть получить операционный контроль или доли в привлекательных российских бизнесах, опираясь на свое экономическое или политическое влияние и связи в правительстве. Компания признает, что способность независимых игроков противостоять им может быть ограничена.

Череда скандалов, в которые оказался вовлечен «Яндекс», — иллюстрация к тем рискам, о которых шла речь в презентации компании перед выходом на IPO.

В качестве ответной меры компания разработала целую систему «юридической безопасности»: например, выделение различных групп акций с различными правами, преемственность совета директоров и другие. При этом еще в 2009 году «Яндекс» передал государственному Сбербанку «золотую акцию», дающую право вето на продажу более 25% акций.

Страх перед государством

Другой риск, который упоминают компании в своих проспектах к размещению, — неэффективность государственных структур и избирательность их подхода к представителям бизнеса.

Первой об этом риске, как ни странно, еще в марте прошлого года заявила государственная железнодорожная монополия — РЖД. Тогда в проспекте к размещению евробондов на 1 млрд долларов компания пояснила, что видит угрозу своему бизнесу в отечественной судебной системе, которая «не имеет достаточно независимости от политических, общественных и коммерческих сил и тоже может быть коррумпирована».

ОАО «РЖД» предупредило покупателей облигаций и о том, что государственные органы имеют большие возможности для вынесения произвольных решений.

Риск давления со стороны государственных структур указан и в меморандуме к размещению депозитарных расписок группы ГМС. Эмитент сообщил, что российские власти подвергали некоторые компании и их владельцев судебному преследованию за неуплату налогов, и в некоторых случаях разбирательства заканчивались большими штрафами и тюремными заключениям. В меморандуме отмечается, что преследования, возможно, были организованы с целью наказания за оппозиционное отношение к правительству.

Страх перед человеческим фактором

Однако, государство — не единственный источник рисков для компаний. Угрозы для своего бизнеса компании видят и в социальном секторе.

Первым среди эмитентов об этом еще в 2009 году объявил «Газпром». Тогда в проспекте к евробондам компания отметила, что ухудшающаяся экономическая ситуация и хаос на финансовых рынках в России могут привести к высокой безработице. Активизация забастовочного движения в свою очередь может спровоцировать «рост поддержки идеи обновления центральной власти, усиление национализма, и в том числе ограничений на иностранное участие в российской экономике».

Другим примером «необычной открытости» для инвесторов стал меморандум «Русагро», подготовленный к IPO на Лондонской фондовой бирже. В разделе "Риски" отмечалось, что ведение бизнеса в России часто требует как формально легализованной, так и неформальной поддержки со стороны федеральных и местных властей и служб. При этом бенефициар компании Вадим Мошкович — член Совета Федерации от Белгородской области, где работает 5 из 10 производственных активов «Русагро». Таким образом, фактически группа признала, что именно её главный акционер, а не производственные и перерабатывающие предприятия, является её ключевым активом.

«Объем раскрываемой эмитентами информации в графе "Риски" зависит от двух факторов: степень известности и открытости компании и от того, насколько её продукция конкурентоспособна, — указывает управляющий директор UniCredit Securities Александр Макарин. — Чем более закрытый игрок выходит на размещение и чем более его продукция привязана к локальному рынку, тем больше информации о присущих ему рисках хотят знать инвесторы».

По словам топ-менеджера UniCredit Securities, менеджмент эмитентов прописывает описание рисков, свойственных бизнесу, вместе с консультирующим инвестиционным банком. При этом, несмотря на стандарты публичности, обе стороны преследуют одну и ту же цель — привлечь максимальное количество инвесторов.

Управляющий УК «Велес Капитал Менеджмент» Михаил Федоряк считает, что рост внимания компаний к собственной системе риск-менеджмента — это последствие кризиса. В докризисный период активного роста экономики многие компании относились к этому прохладно. Сейчас инвесторы демонстрируют более тщательный подход, но акцент делается преимущественно на анализе рисков, связанных с операционной деятельностью, а не общесистемных.

По его мнению, именно эта группа рисков в большей степени влияет на решение о покупке бумаг эмитента. «Политические риски — лишь один из типов общесистемных рисков, который в той или иной форме присущ не столько какой-то конкретной компании, сколько экономике, в которой она функционирует, — утверждает Федоряк. — Начав инвестировать в любую экономику, независимо от отраслевого выбора компании, инвестор автоматически принимает системный риск на себя».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию