16+
Среда, 25 апреля 2018
  • BRENT $ 73.86 / ₽ 4551
  • RTS1153.83
13 мая 2011, 14:59 ОбществоПолитика
В фокусе: Дельные книги

Библия капитализма от Айн Рэнд

Лента новостей

В этом году издательство «Альпина Паблишер» выпустило новую для России книгу «Добродетель эгоизма» американской писательницы Айн Рэнд, автора полюбившегося российским читателям романа «Атлант расправил плечи».

Фото BFM.ru
Фото BFM.ru

Айн Рэнд (1905–1982) родилась в Санкт-Петербурге, (настоящее имя: Алиса Зиновьевна Розенбаум). Получила историческое образование в Петербургском университете. В 1925 году эмигрировала в США. Работала продавщицей, костюмершей, статисткой в кино и сценаристом, пока не стала известной писательницей и основателем философии объективизма, на которую, согласно Рэнд, неявно опирается капитализм.

Эта теория отрицает понятие «общего блага», потому что под «общим благом» зачастую понимают «благо большинства», что позволяет порой оправдывать любые преступления во имя высшего блага. Ее книги оказали огромное влияние на многомиллионную армию читателей. Айн Рэнд называют главным идеологом капитализма в XX веке. В США ее романы по влиянию на американское общество занимают второе место после Библии.

Книга «Добродетель эгоизма» представляет собой сборник статей, написанных Айн Рэнд в разные годы и объединенных темой рациональности концепции «разумного эгоизма».

Изначально Рэнд хотела назвать сборник размышлений по поводу «нравственности разумного эгоизма» и «безнравственности альтруизма» «Новые границы фашизма», но затем отказалась от этой идеи.

«Название этой книги [Добродетель эгоизма] может породить вопрос, который я уже как-то слышала: «Почему вы используете слово «эгоизм» для обозначения положительных качеств характера, при том что оно вызывает неприятие у столь многих людей?». Тем, кто задает такой вопрос, я могу ответить: «Потому что оно вас пугает», — объясняет Рэнд в предисловии к сборнику.

Рэнд «на берегу» договаривается о терминологии: по ее убеждению, определение эгоизма (забота о своих собственных интересах») не подразумевает моральной оценки, а негативный оттенок этому понятию «эгоизм» придают страдающие «страшным интеллектуальным комплексом».

Образ эгоиста – жестокого дикаря, говорит автор, создан этикой альтруизма. В основе же альтруизма, как считает Айн Рэнд, — два бесчеловечных фактора. Первый: забота о собственных интересах — всегда зло (поэтому промышленник и бандит с точки зрения приверженцев альтруизма одинаково виноваты перед обществом, потому что оба действуют в своих интересах). Второй: любая деятельность дикаря по факту является чем-то, что он делает исключительно ради своей пользы (которой альтруизм призывает человека жертвовать ради пользы ближнего).

Характеристики альтруизма у Рэнд беспощадны: «Отсюда отвратительное отсутствие морали, постоянная несправедливость, двойные стандарты, неразрешимые конфликты и противоречия, которые характерны для человеческих взаимоотношений и человеческих обществ на протяжении всей истории, при всех вариантах альтруистической этики».

«Он [человек] может надеяться на то, что другие время от времени будут жертвовать собой ради него, так же, как он скрепя сердце жертвовал собой ради них, но он понимает, что такие отношения несут с собой лишь взаимное отторжение, а не удовольствие, и что, с точки зрения нравственности, такое обретение ценностей похоже на обмен никому не нужными и нежеланными рождественскими подарками», — так Айн Рэнд пытается развенчать «цинизм и лицемерие» людей, на словах проповедующих альтруизм.

Автор яростно бросается на защиту эгоизма от альтруизма, который, по ее мнению, «не видит в людях никого, кроме как жертвенных животных и тех, кто … паразитирует на них».

В статье «Этика чрезвычайных ситуаций» она задается вопросом, должен ли не умеющий плавать человек бросаться спасать утопающего? По ее теории, — нет, не должен. Альтруизм внушил людям, что ценить других людей — значит жертвовать собой, и что всякая любовь, уважение и восхищение представляет собой «жертвенный чек, выписанный на имя объекта любви».

А как же быть с любовью матери к собственному ребенку, с ее готовностью к самопожертвованию? «Беспокойство о благополучии тех, кого человек любит, — рациональная часть его личных интересов», — считает Рэнд.

Айн Рэнд считает, что следует утвердить право человека на нравственное существование, регламентировать которое должен моральный кодекс эгоиста разумного.

Этой теме и посвящена первая статья сборника — «Этика объективизма». Суть ее сводится к тому, что человек должен действовать в собственных разумных интересах. При этом автор предостерегает от трактовки эгоизма, как возможности и права «делать все что угодно».

«Так каковы же правильные цели для человека? Каких ценностей требует его выживание?» — задается вопросом автор. По ее мнению, на этот вопрос должна ответить этика.

Автор утверждает, что «ценностный стандарт объективистской этики — стандарт, по которому человек оценивает, что хорошо, а что плохо, — это человеческая жизнь, или то, что требуется человеку, чтобы выжить и остаться человеком».

Айн Рэнд «классифицирует» людей, которые не хотят думать: она делит их на «интеллектуальных паразитов» (которые имитируют действия других) и на паразитов, существующих за счет уничтожения тех, кто способен выжить сам.

Реализация принципа «быть человеком» возможна, если человек «обретет, сохранит, воплотит и сделает источником радости для себя ту абсолютную ценность, тот конечный результат, который представляет его собственная жизнь», говорит Рэнд.

Она цитирует себя, приводя рассуждения героя своего романа «Атлант расправил плечи» Джона Голта: «Счастье — это успешное состояние жизни, страдание — агент смерти. Мораль, которая смеет учить вас искать счастье в отречении от своего счастья — ценить недостижение своих ценностей, — это наглое отрицание ее».

Разумный эгоист, с точки зрения писательницы, обретает цель в самом себе. Он живёт разумом, не позволяя другим людям делать из себя жертву, но и его этика, его мораль не позволяют ему превращать в жертвы других. Ее герой в повседневной жизни делает свой выбор и сам же несет за него ответственность.

При такой морали, безусловно, отличной от христианской, принципы альтруизма обесцениваются: разумный эгоист отказывается от «бескорыстных» подношений, чтобы не попадать в зависимость и не стать объектом манипуляций.

Тему «здорового разума» поддерживает Натаниэль Бранден, статьи которого напечатаны в этом же сборнике и о котором в предисловии к очередному выпуску книги в 1970 году Рэнд написала: «Натаниэль Бранден более не имеет отношения ко мне, к моей философии и к The Objectivist)».

«Вера — это подчинение сознания догматам, которые не могут быть подтверждены на практике или рационально доказаны», — пишет Бранден. И далее: «если умерщвлять свою плоть — добродетель, а работать и действовать — грех, если презирать жизнь — добродетель, а поддерживать ее и радоваться ей — грех, тогда у человека не может быть ни самооценки, ни контроля… у него не может быть ничего, кроме чувства вины и ужаса жалкого создания».

Заметим, что теория разумного эгоизма формировалась параллельно с процессом формирования капиталистических отношений. Наибольший вклад в неё внесли французские мыслители 18 века. Они утверждали, что основой морали является «разумное себялюбие». С их точки зрения, разумный эгоизм представлял собой «золотую середину» между альтруизмом и эгоизмом неразумным. Эта идея нашла свое воплощение и в русской литературе: его проповедовали «новые люди» в романе Чернышевского «Что делать?» и Лужин со своей теорией «целого кафтана» (любой человек должен жить для себя одного, употребляя все силы и все возможные средства, имеется у какого-то человека кафтан, а рядом сидит человек без кафтана. Что лучше: разорвать кафтан, поделиться с неимущим, и обоим замёрзнуть, или хотя бы одному остаться в целом кафтане и выжить?) в романе Достоевского «Преступление и наказание».

«Социальная теория этики заменяет Бога обществом, и хотя заявляет о том, что ее главная забота — это жизнь на Земле, это не жизнь человека, не жизнь личности, а жизнь абстрактной сущности — коллектива, который, по отношению к любому человеку, состоит из всех за исключением самого себя… Девиз «человек человеку волк», который не имеет отношения ни к капитализму, ни к волкам, вполне подходит к социальной теории этики. Экзистенциальный монумент этой теории — нацистская Германия и Советская Россия», — резюмирует Айн Рэнд.

Философ Чандран Кукатас отмечал, что позиция Айн Рэнд по вопросу разумного эгоизма и отрицания альтруизма «принесла ей известность, но оставила в стороне от интеллектуального мейнстрима».

Кто-то из критиков и читателей «Добродетели эгоизма» считают Айн Рэнд гениальным человеком, «который задает вопросы, которые не решаются задать другие», но есть и ярые противники как теории разумного эгоизма, так и воинственной манеры, свойственной автору книги. В любом случае Рэнд заставляет задуматься и, может быть, изменить свой взгляд на мир.

Где купить:

1. В Интернет-магазине «Альпина Паблишер»
2. В Интернет-магазине OZON.ru

Рекомендуем:

  • Фотоистории