16+
Понедельник, 26 октября 2020
  • BRENT $ 41.06 / ₽ 3138
  • RTS1157.91
8 марта 2009, 10:26

«Кризис не умерил тягу к роскоши»

Лента новостей

Сферы, которые не затронул кризис, являются настоящей редкостью. Директор Christie’s в России и СНГ Сандра Недвецкая рассказала BFM.ru о том, что спрос на уникальные художественные произведения не только не упал, но и вырос

Сандра Недвецкая. Фото: личный архив
Сандра Недвецкая. Фото: личный архив

Сферы, которые не затронул кризис, являются настоящей редкостью. Директор Christie's в России и СНГ Сандра Недвецкая рассказала BFM.ru о том, что спрос на уникальные художественные произведения не только не упал, но и вырос.

— Сандра, какие времена сейчас переживает всемирно известный аукцион Christie's в связи с удешевлением предметов роскоши, предметов искусства?

— Сейчас мы переживаем очень праздничный момент, очень хороший, потому что совсем недавно закончился один из самых значимых аукционов века — продажа коллекции Ива Сен-Лорана и Пьера Берже, которая выручила боле 480 миллионов долларов. Для нас это большой праздник и большая честь иметь возможность провести такой аукцион.

— Как предполагают знатоки и эксперты: если бы эта коллекция продавалась год или полтора назад, насколько выше были бы эти сборы?

— Изначальная оценка этого аукциона была произведена в июле 2008 года, до начала ожесточения финансовой ситуации, до начала кризиса в сентябре. И оценка была от 200 до 300 миллионов евро, то есть мы превысили эту планку. Я думаю, что даже если бы времена были некризисные, то результаты были бы очень похожими, поскольку все работы, представленные в этой коллекции, уникальны, и многие коллекционеры ждали всю жизнь возможность приобрести эти шедевры.

— Получается, что результаты превзошли ожидания примерно в два раза?

— Даже более чем в два раза. Люди, которые покупали предметы коллекции, долго ждали торгов. В этот раз на аукционе присутствовали коллекционеры со всего мира и коллекционеры, о которых мы даже и не знали. На каждой сессии в зале было более полутора тысяч человек, и люди участвовали в торгах и по телефоне, и по Интернету, и в зале. Так что, действительно, масштаб этого аукциона был невероятен. И поскольку эта коллекция настолько разнообразна, невозможно сказать, что был какой-то один тип коллекционеров. То есть там было представлено и серебро, и прикладное искусство, и импрессионисты, и старые мастера, арт-деко, то есть это дало возможность коллекционерам со всего мира съехаться в Париж и попробовать поучаствовать на этом аукционе.

— Какой самый интересный или самый дорогой лот выставлялся на торги в этой коллекции?

— Это была работа кисти Анри Матисса, работа 1911 года, что само по себе очень важно, поскольку это очень веская дата для этого художника, и она никогда до этого не выставлялась на аукцион. Это первый раз за все существование аукционов Christie's и других, когда эта картина выставлялась на рынок, и она ушла за 35 миллионов евро. Но более 16 работ продались за 5 миллионов евро каждая. И было побито очень много рекордов не только на картины, но также и на декоративное искусство, на арт-деко. Кресло работы Айлин Грэй просто поразило своими невероятными результатами — при эстимейте от 2 до 3 миллионов евро оно продалось за более чем 21 миллион. Я хочу сказать, что ажиотаж в зале был просто невероятный. Я за все свое время работы в Christie's никогда не видела такого.

— Кто покупатели? Кто, например, купил Анри Матисса за 35 миллионов евро, кто купил знаменитое кресло?

— Мы не можем выдавать наших клиентов, конфиденциальность для нас — это очень важно, поэтому, к сожалению, я не могу вам сказать, кто купил эти работы. Но могу утверждать, что коллекционеры были действительно со всего мира. Думаю, что, в общем, на 70 процентов покупатели были европейцами и на 30 процентов американцами. Приехали даже из Азии, из России, со всего мира.

— Можно поподробнее остановиться на коллекционерах из России? Быть может, даже не называя имен& Сколько человек участвовало в аукционе, и приобретались ли какие-то лоты россиянами?

— За время выставки в Гран-Пале коллекцию посетили очень много клиентов из России и стран СНГ, и очень много среди них было участников торгов. Я не могу вам сказать точную цифру, но могу подтвердить, что, действительно, участники были, и проявили огромный интерес к этой коллекции со времен ее выставки в Нью-Йорке в октябре и в Лондоне в феврале. Очень много интереса от российских коллекционеров. Мы также проводили очень много интересных лекций в Москве с нашими экспертами именно для узкого круга коллекционеров из России. И поскольку российские покупатели очень интересуются импрессионистами, старыми мастерами, арт-деко, для них это была идеальная возможность поиметь частичку жизни Ива Сен-Лорана и Пьера Берже.

— Они что-нибудь покупали?

— Да, приобретения были.

— Покупатели на аукционах Christie's каким-то образом обязаны подтверждать свои доходы? Произведения искусства покупаются на легальные деньги?

— Мы очень тесно работаем с нашим финансовым отделом и с нашим легальным отделом, так что у нас есть очень строгие правила, которых мы придерживаемся в Christie's по всему миру. Правила не зависят от национальности или гражданства клиента. При регистрации клиент предоставляет всю информацию о себе. Мы следуем мировым правилам по финансовым регуляциям и законности.

— Предыдущий аукцион Christie's, который также проходил в кризисные времена, какие показал результаты?

— Это был аукцион импрессионистов и модернистов в Лондоне, прошел очень успешно и принес очень хорошие результаты. Это 90 миллионов фунтов, что в кризисные времена и в любое время, даже в докризисные времена, это очень сильный результат. Это доказывает то, что работы высокого качества до сих пор в цене, и к ним есть огромный интерес у коллекционеров.

— К какому аукциону сейчас готовится аукционный дом?

— Следующий сезон торгов начнется в апреле, апрель и май — это, как всегд,а наш самый занятой период. Следующий значимый аукцион будет аукцион импрессионистов и модернистов в Нью-Йорке — 4-5 мая. А также 24 апреля у нас будет аукцион русского прикладного искусства и живописи в Нью-Йорке, который будет очень интересен. Также мы ожидаем в июне торги импрессионистов в Лондоне. Если говорить об Ив Сен-Лоране, то у нас будет продолжение — вторая часть. Может быть, не в таком масштабе, как этот аукцион. В ноябре (с 17 по 19 ноября) этого года будет продаваться коллекция, которая находилась в доме в Довиле, который принадлежал Иву Сен-Лорану и Пьеру Берже, это будут их личные предметы, книги, некоторые более маленькие частички их коллекции.

— С чем связаны тогда разговоры о том, что предметы искусства падают в цене? Ведь если судить по последним торгам, это утверждение можно подвергнуть критике.

— Я думаю, что сейчас очень важно любому коллекционеру смотреть на несколько критериев при приобретении предметов искусства, особенно когда финансовые времена более сложные. Нужно обращать внимание на качество, провинанс, который очень важен, на редкость и, конечно, на хорошее состояние. Если все эти критерии сходятся в работе, то коллекционер может ее приобрести. Я думаю, что времена поменялись, потому что предметы, которые раньше продавались за очень большие суммы, возможно, не сходились по этим всем критериям. Сейчас, я думаю, все это изменилось, сейчас только самые качественные, самые редкие предметы уходят и превышают все свои ожидания. Это, может быть, неплохо, потому что коллекционеры очищают свои коллекции, они более утонченно подходят к собиранию предметов искусства.

— Если говорить об инвестициях в искусство, то через какое время предметы, картины, уникальные вещи начинают приносить дивиденды?

— Это очень сложно, нужно быть оракулом, чтобы ответить на ваш вопрос. Но если придерживаться некоторых критериев, то, по крайней мере, инвестиция будет надежной. Я не могу сказать, насколько она точно принесет дивиденды, но надежность точно будет. Конечно же, на мой взгляд, такие категории, как импрессионисты, работы XIX века, старые мастера, которые проверены временем, в которых есть очень четкий провинанс, они останутся надежной инвестицией. Конечно же, при покупке работ современного искусства, стоит посмотреть, как пойдет рынок. Все равно, конечно же, остаются коллекционеры, которые готовы отдать большие деньги за работы современного искусства, но, на мой взгляд, XIX век — это всегда надежно. Сейчас изменился немного тренд, как вы видели на аукционах импрессионистов в Лондоне, сейчас стали очень популярны работы модернистов, работы таких художников, как Леже, Миро, они стали очень повышаться в цене, иметь те рекорды, которые раньше они не получали.

— Сколько в год могут принести инвестиции в такие популярные вещи — в импрессионистов, в модернистов?

— Самое важное, когда кто-то приобретает предмет искусства, что в первую очередь это должно нравиться. Просто покупать хладнокровно для инвестиций — это слегка неправильный подход, поскольку мы никогда не знаем, как изменится финансовый рынок, как изменится арт-рынок. Если коллекционер останется с работой или с картиной, которой не сможет любоваться, которая не будет радовать его глаз, то приобретать такую работу не стоит. В первую очередь она должна нравиться, и во вторую очередь, конечно, нужно соблюдать все критерии, о которых мы с вами сейчас разговаривали.

— Да, коллекционеры — люди азартные. В связи с этим еще такой вопрос будет. Вы перечислили целый ряд аукционов, которые планируются этой весной, в начале лета провести. Какие там планы? Есть ли какие-то прогнозы по выручке, которую аукционы могут принести?

— Мы с того времени, как финансовый кризис начался, очень близко работаем с нашими клиентами, с нашими продавцами. Мы с ними на постоянной связи, и мы двигаемся к нынешним ценам. И мы не ставим те же самые эстимейты, которые были год назад. И мы очень четко следим за тем, что происходит с нашими конкурентами, с другими галереями и на арт-рынке в целом. И, конечно же, эстимейты стали другими, они стали новыми. Мы немного изменили свой подход к оценке работ. И клиенты, с которыми мы работаем, они это очень хорошо понимают. Мы изменили свой подход к каталогизации, то есть наши продажи будут немного меньше, наша концентрация будет на качестве.

— Все-таки кризис затронул предметы искусства, предметы роскоши и повлиял на работу аукционного дома? То есть, теперь с поправкой на кризис работаете?

— Да, абсолютно верно! Аукционный дом — все-таки арт-бизнес, поэтому мы очень трепетно относимся к финансовому рынку, с большим вниманием и постоянно за ним следим.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию