16+
Воскресенье, 23 сентября 2018
  • BRENT $ 78.77 / ₽ 5231
  • RTS1149.53
24 марта 2009, 21:31 МакроэкономикаБанки, вклады и кредиты

Бухгалтерские уловки ретушировали кризис

Лента новостей

Анализируя причины кризиса, экономисты спорят о роли бухгалтерской учетной политики, взаимосвязи «бумажных» и фактических убытков. Глава Forbes Inc Стив Форбс уверен, что необходимо отменить требование о переоценке активов по рыночной стоимости

Игрушечный бухгалтер и настоящие деньги. Фото: Lidia Facchinello/flickr.com
Игрушечный бухгалтер и настоящие деньги. Фото: Lidia Facchinello/flickr.com

Анализируя причины кредитного кризиса, экономисты спорят о роли бухгалтерской учетной политики, взаимосвязи «бумажных» и фактических убытков. Глава Forbes Inc Стив Форбс (Steve Forbes) уверен, что необходимо отменить требование об переоценке активов по рыночной стоимости. По его мнению, этот подход стал разрушительным для финансовой системы. Но есть и другие точки зрения на этот счет.

Как заявил Стив Форбс в интервью телеканалу CNBC, уровень ликвидности в банках сегодня в 2 раза выше, чем полгода назад. Но осуществляются ли эти огромные бухгалтерские списания, которые вывели из строя всю финансовую систему? Ведь до сих пор не удается выйти из кризиса и восстановить кредитование.

На вопрос обозревателя CNBC о возможном изменении принципа рыночной переоценки (mark-to-market), рассматриваемом Советом по стандартам финансового учета (FASB), Форбс заявил, что этот принцип следует не изменить, а отменить. Нужно ли делать различие между убытками по кредитам и потерями в ликвидности — убытками денежными? Да, уверен Форбс: «Так и следует сделать. Во всяком случае, даже если они хотят сохранить принцип учета по рыночным ценам, он не должен применяться в отношении нормативного капитала. Можно в примечании раскрывать информацию в соответствии с положением 157 FASB. Но для капитала финансового института должен применяться другой порядок. Тогда бы не получалось множество финансовых институтов с огромными объемами денежных средств и огромными бухгалтерскими убытками. Это оценочные убытки будущих периодов, а не фактические убытки, не потеря ликвидности».

Раскрытие информации в соответствии с принципом рыночной переоценки в примечании к финансовому отчету давало бы инвесторам информацию о том, какова была бы стоимость активов предприятия в случае их ликвидации на отчетную дату.

Существует и другая точка зрения. Автор колонки в Bloomberg News Дэвид Рейли (David Reilly) уверен, что отмена требования о рыночной переоценке активов не остановит волну убытков. Более того, инвесторы еще с большим недоверием будут относиться к банковским балансам. Многие и сейчас убеждены, что банки недооценивают масштабы потенциальных потерь по кредитам. В частности, можно привести пример General Electric: инвесторы уходят с рынка акций компании из опасений относительно корпоративных ссуд и кредитования в Восточной Европе.

Если бы инвесторы могли составить представление о возможных рисках GE, они могли бы быть более уверенными в финансовой устойчивости компании, полагает Рейли. То есть, говорит он, нужно не ограничивать, а укреплять принцип рыночной переоценки активов.

Рейли приводит такие цифры: из 8,46 трлн долларов активов на балансах 12 крупнейших банков в составе индекса KBW Bank Index, только 29% переоценены в соответствии с рынком. General Electric, в свою очередь, объявила, что в подразделении General Electric Capital Corp по рыночной стоимости учтены только 2% активов.

Стив Форбс в своей статье в The Wall Street Journal приводит подробный анализ ситуации и утверждает, что Обама повторяет самые катастрофические ошибки Буша. Это касается сохранения принципа рыночной переоценки, или учета по справедливой стоимости в банках, страховых компаниях и финансовых институтах. Сама идея кажется безопасной: организации должны соответственно корректировать свои балансовые статьи и капитальные счета, когда рыночная цена принадлежащих им финансовых активов повышается либо понижается.

Такой подход работает, когда речь идет о высоколиквидных ценных бумагах, как например, казначейские облигации или обыкновенные акции IBM либо GE, пишет Форбс. Но когда в 2007 году разразился кризис, рынка для ипотечных бумаг subprime и других ненадежных активов не было. И тем не менее регуляторы и аудиторы продолжали требовать, чтобы банки и финансовые компании снижали стоимость этих бумаг, даже в тех случаях, когда по таким обязательствам полностью погашались суммы основного долга и проценты. В нынешней ситуации активы, даже не относящиеся к категории сомнительных, искусственным образом уценяются в учете при отражении нормативного капитала.

Банки и страховые компании с положительным сальдо денежных потоков теперь оказываются в критическом положении. Более чем 700 млрд долларов списаний в финансовом секторе почти полностью являются бухгалтерскими, а не фактическими денежными убытками, пишет Форбс. Когда банки и страховые компании снижают стоимость активов, они должны привлекать дополнительный капитал. Такая необходимость — сигнал для рейтинговых агентств к возможному пересмотру рейтинга.

Таким образом, несмотря на то, что у банков в 2 раза больше денежных средств, чем год назад, кредитовать они не хотят либо кредитуют на очень обременительных для заемщика условиях. Все потому, что они осознают риски новых списаний, даже если это нормальный кредит.

Если бы подобные жесткие правила учета по рыночной стоимости действовали во время банковского кризиса в начале 1990-х, почти все ведущие коммерческие банки в США обанкротились бы из-за проблемных латиноамериканских кредитов и кредитов под коммерческую недвижимость. И мы пережили бы вторую Великую депрессию.

Но можно даже оставить пока в стороне абсурдность попыток оценивать активы на неработающих либо несуществующих рынках, не различая кризисное экстренное ценообразование и «нормальное», пишет Форбс. Нормативный капитал по определению должен предполагать оценку, исходя из долгосрочной перспективы, повседневные колебания не должны иметь значения. Активы необходимо отражать по цене приобретения, пока они не обременены фактическими убытками, уверен Форбс.

Рыночная переоценка — прямо противоположный подход. В благоприятный период это приводит к искусственному завышению банковского капитала, таким образом провоцируя рост кредитования и инвестиций. Во время спада такой подход запускает разрушительную дефляцию.

Это ключевая причина краха финансовой системы, утверждает Форбс. Разрушительная сила принципа рыночной переоценки, действовавшего до Великой депрессии, стала причиной, по которой Франклин Рузвельт отменил его в 1938 году.

Но плохие идеи не умирают. Принцип был восстановлен Советом по стандартам финансового учета (FASB) и вновь введен в применение с 2007 года (положение 157 FASB) с согласия Буша и его администрации — министерства финансов и комиссии по рынку ценных бумаг и биржам (SEC). Даже когда в прошлом году финансовый сектор уже нес потери в результате действия 157 правила FASB, Буш его не отменил.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию